Намедни был футбол. 1950.

Год 1950-й стал рекордным за все послевоенные годы по количеству команд, принимавших участие в чемпионате СССР в группе А. Расширив в прошлом году лигу с 14 до 18 за счёт представителей «братских республик», неугомонные функционеры из Спорткомитета не успокоились. Интернациональный раж не покидал их души, и, в очередной раз провалившись с попыткой навязать советскому футболу высший дивизион из трёх десятков команд, представлявших все 16 союзных республик, чиновники всё же сумели опять несколько его расширить. Выписав «индульгенцию» занявшему в прошлом сезоне последнее место сталинскому «Шахтёру», они допустили к играм в группе А ещё и тбилисский «Спартак», доведя, таким образом, число команд, борющихся за звание чемпиона страны, до 19.

До абсолютного рекорда 1938 года, когда в высшем дивизионе выступало аж 26 коллективов, на сей раз дотянуть не удалось. Но если учесть, в отличие от 1938-го, чемпионат 1950 года проводился по стандартной двухкруговой схеме, то число проведённых в этом году матчей стало абсолютно рекордным на тот момент – 342. Как на десяток лет рекордным стало и количество футболистов, выходивших на поле – 436.

Якушин («Динамо») и Аркадьев (ЦДКА)

Великое противостояние

О нём написано много книг и статей. О нём рассуждают и спорят и по сей день. И оно действительно стало одним из самых ярких явлений в истории отечественного футбола. В общем, именно в 1950 году завершилось одно из самых знаменитых в истории отечественного футбола противостояний двух команд, двух тренеров, двух взглядов на футбол. Все послевоенные годы прошли под знаком полного доминирования столичных представителей силовиков, Красной Армии и НКВД, ЦДКА и «Динамо». А главное, это было противостояние двух корифеев советского тренерского футбольного цеха, Бориса Аркадьева в ЦДКА и Михаила Якушина в «Динамо». Оба они возглавили свои команды почти одновременно: Аркадьев в середине 1944-го, а Якушин через полгода. И с первого же года работы в них сошлись в непримиримом соперничестве – реальных конкурентов у их команд на протяжении нескольких лет в советском футболе попросту не было.

Сравнивать их тренерский уровень – занятие бессмысленное. Примерно, как выяснять, кто гениальнее: Достоевский или Толстой. Дело вкуса, и при этом оба они имеют статус классиков мировой литературы, оба признанные мастера художественного слова и художественной мысли. В футболе, конечно, попроще: есть Его Величество Результат, который считается основным мерилом тренерской состоятельности. Но итоги подведём немного позже, пока же про сами команды

Обе они имели своё, неповторимое лицо, свой стиль, игровой почерк. Армейцы атаковали азартно, напористо, на больших скоростях, делая упор, прежде всего, на высочайший индивидуальный класс игроков, особенно, в линии атаки. Играя обычно коротким пасом, они устраивали у ворот соперника воистину головокружительную карусель, итогом которой непременно становилось выведение на ударную позицию одного из своих супер-форвардов. В результате, вся пятёрка основных нападающих ЦДКА 1940-х (Гринин – Николаев – Федотов – Бобров – Дёмин) в полном составе вошла в символический Клуб бомбардиров им. Федотова, забив каждый не менее 100 голов. Событие в отечественном футболе уникальное. «Организованный беспорядок», явление крайне редкое в эпоху консервативного «дубль-вэ», впервые опробованное Аркадьевым ещё в довоенные годы, как раз в «Динамо», было доведено им до совершенства уже в ЦДКА. А высочайший класс игроков его команды гарантировал успешное воплощение в жизнь его смелых тактических решений.

В то время как динамовцы играли по-другому. Атакуя широким фронтом, они разыгрывали замысловатые комбинации, нередко ставящие в тупик соперников. Ведь недаром Михаила Якушина в футбольных кругах называли «хитрым Михеем» — мастером тактических каверз он был великим. Смело экспериментируя с «дубль-вэ», решительно трансформируя его к той или иной игре в зависимости от соперника и состояния собственной команды, он являлся настоящим новатором в тактике. Именно он впервые в стране применил ставшую впоследствии знаменитой «бразильскую схему» 4 – 2 – 4, опередив в этом самих бразильцев на доброе десятилетие. Ко многим ответственным, ключевым матчам Якушин придумывал неожиданные тактические заготовки-ловушки, и далеко не каждому тренеру удавалось их сходу разгадать, подкорректировать игру своей команды по ходу матча.

Парадокс заключается в том, что, казалось, всё должно быть совсем наоборот. Суховато-корректный и педантичный, сугубый теоретик Аркадьев, автор канонического труда «Тактика футбольной игры»,  просчитывающий и вычерчивающий все свои тактические решения, в результате, создал команду, игра которой была основана на импровизации, на азарте, вдохновении, на творчестве игроков. В то время как эмоциональный и импульсивный истинный практик Якушин, все свои тактические новинки не высчитывающий, а рождавший на озарении, на спонтанности, всегда считал, что, как в прошлом очень незаурядный футболист, игру он чувствует буквально кожей, а это главное. И к теоретическим разработкам своего визави относился с долей скепсиса. Но при этом команда его играла строго, тактически грамотно, выверено и рационально.

В общем, соперники, достойные друг друга. Но у ЦДКА при всём при этом был воистину убийственный козырь – пара выдающихся нападающих отечественного футбола Всеволод Бобров и Григорий Федотов. Игра армейцев настолько зримо зависела от присутствия на поле этой пары, что стоило хотя бы одному из них выпасть из строя из-за травмы, как у ЦДКА сразу начинались проблемы. А уж если выпадали оба… Но если они были в норме – армейцев не мог остановить никто. У динамовцев состав был ровнее, и выступали в нём футболисты также высочайшего класса, но всё же такого ранга суперзвёзд у них не было. Зато и отсутствие кого-либо из игроков основы сказывалось на их игре в меньшей степени – в отлаженную, как хороший механизм игру команды без особых проблем вписывались и игроки ближайшего резерва.

И всё же, козыри ЦДКА были весомее, а потому за эту шестилетку, 1945 – 1950, армейцы и в очных встречах выигрывали у динамовцев чаще, и титулов набрали заметно больше: четыре чемпионства и два кубка против двух чемпионств «Динамо». Да и болельщиков по стране они имели несравнимо больше: армию-победительницу в послевоенные годы любили, а вот НКВД… Но это тема для отдельного разговора.

Чемпионат

Казалось, это армейско-динамовское соперничество продолжится и в новом десятилетии – Аркадьеву всего 51, а Якушину и вовсе 40. Оба в расцвете сил, а их команды на ходу и явно способны ещё на многое. Но, увы, на 1950 годе в Великом противостоянии была поставлена точка. Компромиссный и деликатный Аркадьев всегда как-то находил общий язык со своими своенравными и недисциплинированными звёздами. В то время как взрывной и категоричный Якушин особой дипломатичностью не отличался, и с лидерами своей команды часто конфликтовал. И, как это нередко бывает, своё недовольство тренером игроки, в конце концов, зримо проявили на поле. Такого слабого старта, как в 1950-м, у «Динамо» до того не было никогда. После 6 туров у действующего чемпиона была единственная победа при трёх поражениях и… 17-е место в турнирной таблице. А когда в самом конце мая динамовцы дома проиграли ленинградскому «Зениту» (это было их первое домашнее поражение за последние 3 года), в дело вмешалось динамовское руководство, и участь тренера вскоре была решена.

Осиротевшую команду возглавил Виктор Дубинин, тренер, для «Динамо» не чуждый – именно под его руководством динамовцы оформили свой первый «золотой дубль» в 1937 году. Вот и теперь, после вынужденного ухода Якушина, «Динамо» резво рвануло навёрстывать упущенное на старте сезона. Но упущено было слишком много, главный соперник оторвался далеко. Даже потеряв свой ударный атакующий кулак с лице Боброва (перешёл в ВВС) и Федотова (завершил карьеру), ЦДСА (именно так с 1950 года стал называться ЦДКА в связи с переименованием Красной армии в Советскую) свои позиции не сдал.

По обыкновению тяжело начав сезон, армейцы некоторое время обретались в середине турнирной таблицы. Лидерство же со старта, как и в прошлом году, захватил ленинградский «Зенит». Со стопроцентным результатом вернувшись из четырёхматчевого закавказского турне, из которого редко кто возвращался без потерь очков, зенитовцы единолично возглавили турнирную таблицу и оставались лидерами практически весь первый круг, демонстрируя при этом ещё и отменную результативность. Лишь в середине сезона их догнали традиционно разогнавшиеся-разгулявшиеся к лету армейцы, которые после этого не оставили своим соперникам ни единого шанса. В том числе и традиционно главному, «Динамо». Да, много потеряли динамовцы в начале сезона, демонстрируя своё недовольство тренером, а потому, даже  одержав 16 побед в последних 20 матчах (7 раз с крупным счётом), догнать армейцев так и не сумели. За несколько туров до финиша ЦДСА обеспечил себе очередное, уже четвёртое за пять лет чемпионство и неспешно доиграл чемпионат до конца. «Динамо» вновь осталось лишь вторым.

Лучшим бомбардиром чемпионата второй год подряд стал нападающий «Спартака» Никита Симонян. Ещё в прошлом, 1949 году, он установил рекорд результативности чемпионатов страны, забив 26 голов. На сей раз он превысил своё достижение, подняв планку нового рекорда до заоблачной отметки в 34 гола, забив, без малого, половину всех мячей своей команды. А если добавить ему ещё и 5 кубковых мячей того же года, то общий бомбардирский итог сезона получится и вовсе блестящим – 39 голов. Отыграл весь сезон спартаковец ровно (18 голов в первом круге и 16 во втором), забив почти всем соперникам (сохранить свои ворота в неприкосновенности после его ударов сумели лишь киевское «Динамо» и «Зенит»), оформив покер в ворота земляков из «Локомотива», два хет-трика и шесть дублей.

В турнире дублирующих составов вновь, в третий раз за последние четыре года, победили резервисты ЦДСА.

stadion-im-kirova_1950-torj-otkr.jpg

Открытие стадиона им. Кирова в Ленинграде

Мы привыкли к штампу, что все 1930-1940 г.г. стадионы в СССР на футбольных матчах буквально ломились от непрерывных аншлагов. На самом деле это примерно так и было: футбол в те годы пользовался невероятной популярностью и был, наравне с катком и кинематографом, одним из главных способов проведения досуга советскими трудящимися. Но при этом средняя посещаемость чемпионатов была сравнительно невеликой и колебалась обычно в пределах 22-24 тыс. зрителей. Нестыковка? Вовсе нет!

Дело в том, что стадионов, вмещавших более 20 тысяч зрителей, в стране в те годы можно было пересчитать по пальцам. Да, был 50-тысячный «Динамо» в Москве, на который за счёт стоячих мест могло набиваться тысяч на 20 больше. Был 35-тысячник в Тбилиси… Но даже в крупнейших городах страны, Ленинграде и Киеве, главные спортивные арены были рассчитаны всего на 25 тысяч зрителей. А в том же Сталинграде старожил высшего дивизиона «Трактор» принимал своих соперников на 20-тысячнике. Той же вместимости был и стадион у «Шахтёра». У большинства остальных команд, в том числе, и у столичных, домашние площадки были и того меньше. Отсюда и кажущийся парадокс: стадионы переполнены, а средняя посещаемость невысокая.

И вот в 1950 году в Ленинграде был открыт первый в СССР стадион-стотысячник. Строительство объекта, начатое ещё в 1930-х, на время войны было заморожено, и вернулись к нему лишь в конце 1940-х. Стадион строили всем миром: сотни тысяч горожан выходные дни в добровольно-принудительном порядке проводили на этой стройке, и за три с небольшим года грандиозное сооружение было возведено. Торжественное открытие стадиона состоялось 30 июля 1950 года, и к нему было приурочено ленинградское «дерби» — в календарном матче чемпионата СССР встречались «Зенит» и «Динамо». Матч завершился мирно, 1:1, а первый гол на новом стадионе забил динамовец Борис Чучелов.

Шесть лет ленинградский гигант оставался крупнейшим стадионом СССР. Но в 1956 году в Москве был возведён стадион им. Ленина (нынешние «Лужники»), вместимость которого сразу планировалась, как и положено объекту столичному, бóльшая, чем у стадиона ленинградского. Сделали 103 тысячи… Но об этом в своё время.

Кубок СССР

Вернёмся непосредственно на футбольные поля. Розыгрыш Кубка СССР 1950 года особых сюрпризов не принёс. Разве что, продолжилась работа по популяризации футбола в стране, а потому право побороться за престижный трофей получили практически все желающие, от команд мастеров всех уровней, до фабричных, заводских, колхозных и студенческих коллективов. Главное – подай заявку. Их и подало более 12000 (!) команд. А точнее, 12277. Как показало время, это был далеко не абсолютный рекорд массовости, но об этом потом.

Сам же розыгрыш, как уже говорилось, сюрпризов не принёс: к решающим матчам 1/16 финала, когда в бой вступили команды мастеров группы А, от заводских и колхозных команд в турнире не осталось и следа, а студентов представлял лишь кишинёвский «Буревестник». Который быстро был поставлен на место вернувшимся из-за границы «Спартаком». Ненадолго остановимся на этом спартаковском вояже.

Незадолго до решающих матчей на Кубок СССР московский «Спартак» получил право съездить в заграничное турне – первый выезд за рубеж советской футбольной команды с 1947 года. Для пущей надёжности состав «Спартака» был усилен высококлассными игроками из других команд: вратарём «Зенита» Леонидом Ивановым, защитником Башашкиным из ЦДСА, а также нападающими, динамовцем Трофимовым и армейцем Николаевым. Усиление, что и говорить, более чем впечатляющее с учётом того, что выезжал «Спартак» всего лишь в Норвегию, где встречался с командами вполне посредственными даже для посредственного в те годы норвежского футбола. Итоги турне были легко прогнозируемы: 3 разгромные победы с общим счётом 18:1.

Вернувшись из-за рубежа, «Спартак» сходу включился в борьбу за Кубок СССР с 1/8 финала и на волне своих норвежских успехов легко докатился до финального матча, где встретился с земляками из «Динамо». Финальный матч также сложился в пользу спартаковцев: все 90 минут они явно переигрывали вице-чемпионов, и итоговый счёт стал зримым подтверждением этого – 3:0. «Спартак» в пятый раз стал обладателем кубка СССР, показав при этом отличный КПД: с 1936 года – шесть выходов в финал из одиннадцати с пятью победами в них.  И на сей раз их победа получилась более чем убедительной: 17 забитых мячей в розыгрыше 1950 года при единственном пропущенном в 1/4 от «Зенита». И это притом что в 1/2 «Спартаку» противостоял и ЦДСА, который был повержен с неприличным для чемпиона счётом 4:0. Вновь «выиграть всё», как в 1948-м, армейцам на сей раз не удалось.

Рекорды Конова и Соколова

Ну и, коли разговор зашёл о Кубке СССР, стоит отметить и два рекордных достижения, состоявшихся как раз в 1950 году. И оба они напрямую связаны с игроками «Спартака». Правда, одним бывшим. Но обо всём по порядку.

Нападающий Иван Конов, воспитанник знаменитой кузницы футбольных кадров, подмосковного посёлка Болшево (ныне Калининград МО), появился в московском «Спартаке» в первом послевоенном году, сразу став одним из ведущих форвардов команды. В 1946 и в 1947 «Спартак» и Конов дважды подряд доходили до финала Кубка СССР и оба раза победили. Но затем у футболиста всё пошло как-то наперекосяк. В 1948-м «Спартак» с Коновым в третий раз подряд вышел в финал Кубка, но на сей раз проиграл непобедимому в том году ЦДКА.

Очевидно, в поисках удачи форвард перешёл в московское «Динамо», с которым сходу вновь вышел в финал Кубка СССР, уже четвёртый подряд в своей карьере. Но и его новая команда решающий матч проиграла. Хотя сам Конов получил некоторую компенсацию за эту неудачу, впервые став чемпионом страны. Наконец, в 1950-м он сделал последнюю попытку, в пятый раз подряд дойдя до финального матча. Тщетно. Как будто некий злой рок преследовал форварда – «Динамо» вновь проиграло. После чего футболист Иван Конов в финальных матчах не участвовал ни разу, и вскоре после тяжёлой травмы завершил карьеру. Но его рекорд – пять финалов Кубка страны подряд – до сих пор остаётся непревзойдённым.

Впрочем, были в истории советского футбола игроки более удачливые. И первым в этом ряду стоит отметить защитника Василия Соколова. Придя после долгих выступлений за заштатные армейские клубы в московский «Спартак» в возрасте 26 лет, Соколов посвятил этой команде, за исключением военных лет, всю свою оставшуюся карьеру. Долгую и славную карьеру, надо заметить – ведь свой последний сезон в большом футболе защитник провёл в возрасте 39 лет, уже десятый сезон являясь капитаном команды. И собрал он со «Спартаком» богатую коллекцию титулов и званий. В первую очередь, нас интересуют результаты в розыгрышах Кубка СССР – к ним и обратимся.

В 1938 и 1939 «Спартак» делает «двойной золотой дубль», дважды подряд выигрывая и Кубок, и чемпионат. Соколов – в строю. В 1947 и 1948 «Спартак» вновь дважды подряд берёт Кубок СССР – оба раза капитан команды Соколов ведёт своих партнёров в бой. Разгромное поражение от ЦДКА в финале 1948 года вскоре компенсируется очередным кубковым триумфом «Спартака»: в 1950 году он вновь, уже в пятый раз выигрывает этот трофей. И в пятый же раз его обладателем становится защитник Василий Соколов – заслуженный мастер спорта СССР, одна из ключевых фигур «Спартака» 1930-40-х, «человек со стальным взглядом хищной птицы», как характеризовал его Николай Старостин.

Рекорд Соколова, пять завоёванных кубков, держался долго, более полувека. Хотя,  через несколько лет его сумел повторить нападающий Сергей Сальников, в составе ленинградского «Зенита» и московских «Динамо» и «Спартака» также завоевав пять кубков СССР. Ещё через 30 лет этот же результат показал киевлянин Олег Блохин. Но побить достижение Соколова российским футболистам довелось лишь в новом веке. Впрочем, это уже совсем другая история.

Дмитрий Догановский

Йопи. Часть вторая. У кромки поля.

C Богом у Кройффа были отношения, скажем так, односторонние. Йохан никогда не верил в существование Всевышнего. Но кажется, что тот, напротив, всегда был очень даже внимателен к человеку, которого называли футбольным Богом. И старался во всем оберегать Йопи от любой опасности.

Когда Кройффу стукнуло 43, он в этом убедился сполна. Его отец умер, имея за плечами 44 прожитых года. Ему привелось заглянуть смерти в глаза, будучи на год моложе, но при этом остаться жить. И сейчас, почти четверть века спустя, он «живей живого», как любит писать каталонская пресса.

GettyImages-1228584.jpg

Дебют по необходимости

Тренерский дебют Кройффа, как и все происходящее с этим человеком, не вписывался ни в какие традиционные рамки. Возвратившись из Штатов в Амстердам 1980 году, Йохан еще не считал себя списанным на трибуну и продолжал для поддержания формы тренироваться. Клуба, который мечтал бы его включить в свой состав, тогда не нашлось. Вернее, финансовые возможности команд, не противящихся тому, чтобы Летучий голландец принес им немножко славы, не совпадали с его запросами. Потому Кройфф ходил тренироваться в родной «Аякс», но не выступал за него.

Администрация клуба, естественно, подметила, что даже не играя, Йохан влияет на умы игроков, обучая их чему-то между матчами, и внесла его в штатное расписание в качестве технического консультанта. Йопи, привычно следовавший своей жизненной установке «я всегда прав» и никогда не обращавший внимания на то, какой официальный статус закреплен за ним в бумагах, не придал никакого значения присвоенному титулу и на этот раз. Попытавшись даже соблюдать субординацию. Правда, получалось это у него недолго. Один тайм ближайшего матча.

Кройфф вместе с женой и малолетним сыном Жорди пришел на игру «Аякса» против «Твенте». Не желая вмешиваться в действия Лео Беенхаккера, официального наставника амстердамского клуба, занял вместе с семейством кресла на трибуне. «Аякс» по его мнению, делал на поле все не так, как надо. Впрочем, трудно не согласиться с такой оценкой Кронпринца: аяксиды летели 1:3 и оснований полагать, что во втором тайме случится чудо, не было никаких.

Едва дождавшись перерыва, Кройфф поднялся со своего места и решительно открыл калитку барьера, отделявшего трибуну от поля. Возразить ему никто не посмел. Беенхаккеру это не понравилось, но он уже был задвинут на задний план и о нем все забыли. На лавке теперь главенствовал Йохан. Вернее – возле нее, потому что заставить себя сидеть, когда его команда проигрывает, Летучий не мог. Одна из телекамер срочно была переключена исключительно на наблюдение за действиями Кройффа. Он непрерывно кричал, давая указания, жестикулировал, топал ногами… «Аякс» в том матче победил 5:3, а Кройффу предложили поиграть за клуб.

Тренерский диплом в подарок

Официальный тренерский дебют Йопи состоялся четырьмя годами позднее. В том же «Аяксе». Голландская федерация футбола признавала заслуги Кройффа, как игрока и не сомневалась в его тренерском даре, но… Сам Кройфф не считал необходимым тратить время на обучение на каких-то тренерских курсах ради получения диплома. Кто там его мог чему-то научить, если все готовы были учиться у него? В федерации специально под Йохана изобрели должность технического директора. Который имел право находиться на скамейке запасных и вмешиваться в процесс.

Кройфф так никогда и не озаботился соблюдением формальностей получения титульной бумаги. Даже работая в Испании, где с соблюдением бюрократических норм все очень строго (недавний пример с недопущением Зидана даже в качестве второго тренера на скамью «Реала» до момента оформления диплома лишний раз подчеркивает сосредоточенность испанских спортивных чиновников на соблюдении формы). В 1987 голландская федерация, не дождавшись, когда «гора придет к Магомету», сама сделала «шаг навстречу горе» и решила подарить Кройффу титул тренера «за особые заслуги перед футболом» этой страны.

До прихода Кройффа на тренерскую скамейку «Барселона» была просто крепкой командой, которой временами удавалось выиграть чемпионат страны. Кронпринцу удалось слепить из нее настоящую Dream Team, которая не только взяла четыре золота Примеры подряд, выиграла Кубок кубков и Кубок короля, но и впервые в своей истории вписала свое имя в престижнейшую таблицу владельцев Кубка чемпионов (ныне – Лига чемпионов).

GettyImages-1236387.jpg

Пинок табака

Точную дату, когда Йопи впервые попробовал сигарету, он и сам не назовет. Привычка дымить тогда была развита у футболистов в большей степени, чем сейчас. У Кронпринца она прижилась настолько, что, говорят, он в игроцкую пору перекуривал даже в перерыве матча, в котором принимал участие. На месте тренера тоже поначалу особых причин бросать у него не было. Пока не наступило 27 февраля 1991 года.

Руководимая им «Барса» в тот день встречалась на «Камп Ноу» с «Лас Пальмасом» в рамках Кубка короля. Инфаркт догнал Летучего голландца прямо у кромки поля, откуда он давал указания своим. Кройффа отвезли на «скорой» в хирургический центр Сан-Жорди. Кардиолог Марио Петит отстоял йоханово право на жизнь и вернул голландца из небытия.

«Какой счет?» – были первые слова Худого после того, как он открыл глаза. Узнав, что гранатово-синие победили (1:0) расслабился и позволил себя лечить.

От курения пришлось в итоге отказаться: на хрипы в легких Кройфф мог позволить себе не обращать внимание, но на возраст, в котором случился удар – нет. Ему было 43. В сорок четыре умер его отец – Йопи расценил инфаркт, как предупреждение от судьбы. А он еще был нужен своим детям…

Отказаться от курения удалось, но не сразу. В 1994 году он решил все-таки поставить на этом большой жирный и неотменяемый крест. Одна из компаний-производителей рекламы моментально подсуетилась снять по этому поводу ролик, прислав группу специалистов, упакованную софитами, камерами, микрофонами, операторами… Режиссера маэстро футбола отодвинул на задний план, самостоятельно взявшись расставлять осветителей с приборами. Опешивший руководитель съемки попытался слабо возразить:

— Позвольте, мистер, вы вообще когда-нибудь снимали рекламные сюжеты?

— Не было необходимости. Я даже камеру в руки вообще никогда не брал. Но точно знаю, что справлюсь.

Ролик, в котором тогдашний главный тренер «Барселоны» элегантным пинком отправляет полную пачку Winston точно в мусорницу, номинировался на главную премию «Каннских львов» и обернулся немалыми убытками для табачных компаний.

Он справился. И уверен, что справится с проблемами здоровья и сейчас, после недавно выявленного у него рака легких.

GettyImages-56140075.jpg

Афоризмы Кройффа

«Мои нападающие должны пробегать не больше 15 метров. Чтобы не чувствовать себя тупыми или дремлющими»

«В королевстве слепых косой будет королем. Но при этом косым останется»

«Кто угодно умеет играть в футбол, если ему дадут пять метров свободного пространства»

«Я – человек немного странный. Такой профессионал-идеалист»

«Когда выигрываешь 4:0 и до конца матча остается 10 минут неплохо пару раз засадить в штангу, чтобы публика вскрикнула: «о-о-ох!». Я всегда кайфовал от звука, с каким мяч бьется о древесину ворот»

«Все тренеры постоянно говорят, что надо много двигаться, много бегать. Я говорю, что нет необходимости бегать столько. Футбол – это игра. И играют в нее мозгами. Надо оказаться в нужное время в нужном месте – не слишком рано и не слишком поздно».

«Мне нужны игроки, которые способны решать все на маленьких пространствах. Работать они должны как можно меньше, чтобы сберегать энергию для решающего действия»

«Я считаю, что футболисты должны быть способны играть на любой позиции… Поэтому очень важно меня слушать, когда я говорю о тактике. И левый крайний не может себе позволить вздремнуть, когда я говорю о том, что должен делать правый защитник»

«Футбол начинается как демократия и заканчивается как диктатура, потому что мнение могут выражать все, а решение принимает один».

Комментарии к выражениям Кройффа вряд ли необходимы. В них – вся философия его футбола.

 

A Million Voices

Премия FIFA имени блестящего форварда мадридского “Реала” Ференца Пушкаша, вручаемая автору лучшего гола, забитому за старославянский год – с сентября по сентябрь – 11-го января была вручена в очередной раз. Football Tribune проанализировал первые, «дошкольные», годы жизни награды. Трофея, который и в январе 2016-го не попал в коллекцию Лео Месси.

Символическое изображение ворот, в которые влетает стеклянный мяч – собственно награда ФИФА – уже стоит в трофейных витринах у нескольких ярких футболистов современности. Криштиану Роналду, Хамит Алтынтоп, Неймар, Мирослав Стох, Хамес Родригес и Златан Ибрагимович – весьма неплохая компания, в которую наверняка захочет попасть любой из игроков, не отмеченный печатью футбольной фортуны. Да что там говорить, тот же Месси в этом году впервые пробился в тройку лучших номинантов.  Стартовое преимущество аргентинца над чумовым голом Алессандро Флоренци с центра поля (в ворота «Барсы», кстати) и «бисиклетой» бразильца Лиры из скромной «Гоянезии» было лишь в имени. Впрочем, только лишь?

Вчитаемся ещё раз в список победителей. Два игрока из турецкой лиги, тройка Роналду-Неймар-Хамес и великолепный Ибрагимович: если собрать подписчиков социальных сетей каждого из них, то наберётся если не на Индию, то уж на полные Америки. Вместе взятые. И не надо кивать на Стоха с Алтынтопом: недавний контракт российского «Яндекса» с турецким «Фенербахче» (на полях + со скриншотом 1 и подписью — материал о сотрудничестве читайте в сентябрьском Football Tribune) наглядно подтвердил, что одержимость турок в глобальной сети – не миф, а реальность. Завершившееся на этих новогодних праздниках голосование чуть было не отдало приз Лео Месси – и не потому, что его «классический» гол с накруткой соперников в штрафной круче, чем выстрел Флоренци или техничный удар через себя Лиры. Итоговый результат (Лира — 46.7%, Месси — 33.3%, Флоренци — 7.1%, данные опубликованы ФИФА) наглядно подтверждает, как может действовать протестное движение всея Интернета под лозунгом «ну сколько же можно давать парочке Криштиану-Лео все призы на свете». В своё время они же чуть было не вручили «Золотой мяч» Нойеру, который, к слову, проигнорировал состоявшуюся 11-го января в Цюрихе церемонию — несмотря на то, что по итогам всё того же интернет-голосования был включён в состав сборной ФИФА за 2015-й год.

Предположим, что избавиться от голосований за звёзд мирового футбола нельзя: примем за норму существование массовых интернет-акций. Да и сотрудничество ФИФА и группы компаний «Аккуэль», куда входят известные издания L’Equipe и France Football, должно привлекать миллионы голосов посетителей на сайты, проводящие голосование, и, как следствие, приносить прибыль. Примерно так рассуждали в ФИФА после первого голосования, когда интерес болельщиков к ярким голам упал примерно через месяц после его старта. Решением специального комитета правила вручения премии Пушкаша после первых розыгрышей были изменены на легкоатлетический лад: после стартового забега десятки тройку лидеров решили отправлять на дорожку ещё раз. Это ожидаемо принесло рост числа кликов и бонусы маркетологам. Впрочем, 1,6 миллиона проголосовавших (эту цифру озвучили ведущие церемонии в Цюрихе) — не та аудитория, которую можно считать значительной в рамках планеты.

GettyImages-3166552.jpg

Ференц Пушкаш стал легендой мадридского «Реала» и венгерского футбола

Хочет ли ФИФА сделать из Премии Пушкаша аперетив перед «Золотым мячом» или же на январьских Гала-вечерах приз за самое красивое взятие ворот будет получать самый достойный, а премия получит хороший фундамент? В планах на ближайшие заседания профильных комитетов ФИФА рассмотрение этого вопроса, по информации Football Tribune, не значится. А присмотреться стоило бы. Ведь не очень прозрачна и процедура изначального отбора: некий специальный комитет из неких сотрудников ФИФА отсматривает тысячу голов (почему всего тысячу?), выбирает из них десятку в которой обязательно оказывается один «женский» гол, один-два мяча из Америк и куча европейских. Критерии отбора, обозначенные как «красивый гол, забитый благодаря мастерству атаки, а не ошибкам обороны, поддерживающий стандарты честной игры» сильно размыты. В целом это всё сильно напоминает с большой кампанией в американском сегменте Интернета, в рамках которой ряд ангажированных лиц активно продвигали идею засудить корпорацию «Дисней» за отсутствие представителей африканской нации в ряду из семи гномов, приютивших у себя Белоснежку.

GettyImages-504561430.jpg

Бразилец Венделл Лира, автор лучшего гола 2015-го года по версии сети

Вариантов вывести награду имени Пушкаша на новый уровень у руководства ФИФА множество. Можно предлагать профессиональным игрокам голосовать за тройку, выбранную болельщиками на сайтах, и считать результат подобно «Золотому мячу». Можно поддержать сайты национальных федераций (и всю пирамиду официальных ресурсов – даже региональных комитетов) и отдать им право первого публичного выбора, освободив рабочие часы сотрудников ФИФА, отсматривающих «тысячи голов, чтобы выбрать лучшие». Футбол всё-таки игра народная, и раз уж голосование запустили – то и подходить к нему стоит масштабно.

А вообще ФИФА пора бы и Приз имени Яшина учредить.

Текст: Алексей Кроликов

Фото: GettyImages

 

Никита Симонян: «Сборная – это престиж, честь, ответственность»

В январе 2016 года знаменитый игрок, тренер и замечательный функционер Никита Павлович Симонян отмечает 70-летие(!) своего пребывания в большом футболе. Football Tribune встретился с юбиляром в Санкт-Петербурге, конечно же, на футбольном турнире — Кубке Содружества.

Свои первые матчи в чемпионате СССР юный тогда Симонян сыграл в 1946 году в составе московской команды «Крылья Советов». Ему тогда повезло: рядом с юниором в нападении «Крыльев» играл такой выдающийся форвард, как Петр Дементьев, или легендарный Пека. Вот как о тех временах вспоминает сам Симонян: «Когда я впервые увидел Дементьева на футбольном поле, то был потрясен его умению обращаться с мячом. Отобрать его у Пеки было просто невозможно!». А вот что поведал в своей автобиографической книге сам Петр Тимофеевич Дементьев: «В «Крыльях Советов» начал свой спортивный путь прославленный Никита Симонян. В 18 лет приехал он из Абхазии, да так и остался в Москве на всю жизнь. Парнишка мне сразу же понравился. А посмотрев его в игре, я посоветовал ему играть не по стандарту, а применять больше творчества».

Никита Симонян, Константин Бесков, Лев Яшин и Николай Старостин.jpg

Сборная СССР – победители мельнбурской Олимпиады

Этому совету Никита Симонян остался верен на всю жизнь. Именно футбольное творчество позволило ему собрать фантастическую коллекцию футбольных трофеев в качестве как футболиста, так и тренера — 7 титулов чемпиона СССР и 6 выигранных Кубков страны! Вершиной же игровой карьеры Симоняна стало олимпийское золото на Играх-1956 в австралийском Мельбурне.

— Никита Павлович, поздравляем вас с 70-летием вашей ярчайшей футбольной биографии! Какие победы и достижения в роли игрока и тренера особо вспоминаются в эти приятные дни?

(на полях фото значок-симонян35208467.jpg)— Я везучий в этом смысле человек. Мне много довелось поиграть и потренировать — и много чего выиграть. Играл бок о бок с величайшими мастерами и в клубе, и в сборной, а позже тренировал других выдающихся игроков — и в клубах, и в сборной. Победы же все для памятные. Как я могу отдельно выделить какое-то одно чемпионство из семи выигранных чемпионатов Союза в качестве нападающего «Спартака» и главного тренера того же «Спартака» и «Арарата»?! А как можно забыть победу на Олимпиаде в Мельбурне? Но еще один, дополнительный повод для законной гордости у меня, не скрою, имеется. Очень мне дорог тот факт, что всего лишь два человека в истории отечественного футбола сумели сделать «золотой дубль»: выиграть в одном сезоне и чемпионат и Кубок — будучи вначале футболистом, а затем главным тренером. Это Николай Гуляев и я. Гуляев как игрок побеждал в предвоенные годы, а в 1958-м привел к чемпионству «Спартак», в нападении которого тогда играл я. А спустя 15 лет уже мне в качестве тренера удалось привести к «золотому дублю» ереванский «Арарат»…

— Вы приехали в Петербург на Кубок Содружества. А за недавно завершившимся здесь же Мемориалом Гранаткина удалось последить из Москвы?

— А как же! Всегда внимательно следил за этим турниром, делаю это вот уже 30 с лишним лет — начиная с самого момента его основания.

— Удивили его итоги?

— Главное удивление, даже шок — это поражение юношеской сборной России в полуфинале со счетом 1:5 . При всем безусловном уважении к юношеской сборной Санкт-Петербурга… Ну не должна сборная России уступать с таким кошмарным счетом! В Москве меня постоянно спрашивали после той игры: «Никита Павлович, ну как же так?!» А я сам, можно сказать, дар речи потерял от шока, когда узнал, что в эту сборную Галактионова приехали всего три основных футболиста. ТРИ! Что же это такое?! Что за несерьезное отношение со стороны тренеров и руководителей наших клубов к самому институту национальных сборных команд? Я уж не говорю о том, что проявляется элементарное неуважение к петербургским зрителям, собравшимся на трибунах в СКК в надежде увидеть действительно сильнейших футболистов России своего возраста.

И когда я слышу аргументы типа «наша команда для ее качественной подготовки должна проводить тренировочные сборы в межсезонье в полном составе», я могу лишь горько улыбнуться. Такие «разъяснения» могут ввести в заблуждение какого-нибудь профана — но не меня. Я тренировал очень много лет, и ни разу — никогда! — у меня даже мысли не возникало попробовать не отпустить своего игрока в любую из сборных страны, от национальной до юношеской. Это же огромная честь! Престиж, ответственность! Бывали моменты, у меня уезжало из команды в сборные сразу 12 футболистов. И ничего, спокойно работал с теми, кто оставался в команде. Потом возвращались «сборники», мы с помощниками подводили всех к общефизическому знаменателю — и спокойно играли и выигрывали в новом сезоне. Вы посмотрите на календарь, господа руководители и тренеры! Мемориал Гранаткина был проведен в первых числах января. На подготовку в клубах у юных футболистов оставались вся вторая половина января и весь февраль месяц! Где проблема, в чем?!

— Оправдывают ли себя нынче эти традиционные петербургские турниры с участием юношеских и молодежных сборных? Особенно, признаться, беспокоит судьба Кубка Содружества, зрительский интерес к которому не слишком высок…

— Мемориал Гранаткина — это турнир памяти многолетнего вице-президента ФИФА и очень мудрого человека, с которым я был хорошо знаком, безусловно, надо сохранить в его нынешнем статусе. Это интересный и полезный для самих его участников турнир. Для болельщиков же соревнования, где играют сборные совершенно разных футбольных школ со всего света, тоже интересны. Другое дело, что хотелось бы качественно укрепить состав участников. Честно говоря, и я, и многие мои знакомые с ностальгией вспоминают те времена, когда на Мемориал Гранаткина приезжали сборные таких футбольных топ-стран, как Германия, Испания, Бразилия, Италия, Франция… Что же касается Кубка Содружества с участием сборных СНГ и стран Балтии, то тут мое мнение не столь однозначно. Напомню вам, что много лет подряд, помимо футбольной составляющей, этот турнир был чрезвычайно важен и полезен самой своей уникальной формой общения. Причем, все руководители футбольных федераций и другие почетные гости турнира могли пообщаться не только между собой, но и встретиться с президентом ФИФА Йозефом Блаттером, который регулярно приезжал на все Кубки Содружества. Уверен, Блаттер прилетел бы и на текущий турнир, но вы же знаете, какие события недавно произошли…

MSH_1179.JPG

Посмотрим, подумаем и решим, что необходимо будет сделать с Кубком Содружества. Решающее слово, естественно, окажется за Виталием Мутко. В ближайшее время изложу ему самую подробную информацию про оба петербургских турнира. Знаю, что  Оргкомитет предлагает придать Кубку Содружества открытый статус (по информации FT, тогда наряду со сборными СНГ и стран Балтии будут приглашать в Санкт-Петербург сильные европейские «молодёжки»). Это — один из вариантов возможного развития событий. Обязательно будем обсуждать все эти варианты на одном из ближайших Исполкомов РФС.

— Никита Павлович, в клубе бомбардиров имени Григория Федотова вы занимаете высокое пятое место, забив 183 мяча за карьеру. Нельзя не поинтересоваться, переживаете ли вы за футбольную судьбу Александра Кержакова, идущего на третьем месте в том же Клубе, но в последнее время не выходившего на футбольное поле? Тот же вынужденный «простой» нынче и у спартаковца Широкова.

— Роман остался в «Спартаке», улетел с командой на сбор. А как лучше добавить к своей технической оснащенности и игровой мудрости хорошую функциональную готовность, он, думаю, знает лучше нас с вами. Очень хочу, чтобы и у Кержакова все получилось в «Цюрихе». Я ему недавно так и сказал: «Тебе еще рано не только заканчивать играть, а и вообще сдаваться!». Вообще, конечно, вот это наплевательское отношение к тому же Кержакову или Аршавину со стороны иностранных тренеров… «Дайте мне того! Купите мне этого!!». И непременно — иностранного футболиста. Сместились акценты…

— Как вы оценили итоги жеребьевки групповых турниров с точки зрения шансов сборной России? И каковы они вообще, эти шансы?

— С довольно популярным резюме «легкая группа» не соглашусь. Да какая она, к черту, легкая! Сразу две сборные британского футбольного стиля, это все-таки уровень. Хотя, если вспомнить совсем недавние годы, и сборную Англии и сборную Уэльса в важнейших матчах мы обыгрывали. С другой стороны, опять-таки совсем недавно проиграли тем же словакам. Группа у нас ровная и интересная. А задача-минимум для сборной России — выход из этой самой группы. Именно так, задача-минимум. Сначала надо добиться одного положительного результата, затем мысленно сдать эту победу в футбольный «архив» и ставить перед собой следующую цель. По такому принципу я всегда работал со своими командами. И, вы знаете, он всегда помогал!

— Раз уж мы заговорили о ближайших турнирных перспективах сборной России — какой ее итоговый результат на домашнем чемпионате мира-2018 вы посчитали бы успешным?

— Честно? Выход в полуфинал. Попасть в четверку лучших сборных мира было бы великолепно. Давайте будем верить в это! А без веры в победу и на футбольное поле не надо выходить.

Текст: Александр Кузьмин

Фото: РФС

 

Как из формальности сделать успешную лигу или краткий экскурс в МЛС

Если в США произнести вслух слово «футбол», вряд ли кто-то первым делом вспомнит так называемый «ногомяч». И придет на ум явно не Криштиану Роналду, Лионель Месси или Мануэль Нойер. В футболе за океаном свои герои – Аарон Роджерс, Роб Гронковски. Футбол вообще в США только один, он же – американский. Если же вы хотите завести речь о «Челси», «Барсе» или, чем черт не шутит, «Спартаке», говорите «соккер». Говорите чаще, нужно нести славную историю самого популярного в мире вида спорта и в североамериканские массы. Впрочем, кажется, он и сам неплохо справляется.

А ведь когда-то МЛС, или Главная лига соккера (Major league soccer) появилась исключительно как формальность. Перед тем, как отдать США Чемпионат Мира 1994 года, ФИФА поставила перед страной условие: у вас должна быть профессиональная футбольная (здесь и дальше соккер именуем правильно, футболом) лига. Нет, конечно, разнообразные лиги существовали в Северной Америке и до девяностых, но не было целостности, единства. То Канада и США создадут каждая по своему чемпионату, то объединятся, но проект будет убыточным. Вот, например, NASL (Северо-Американская лига футбола) просуществовала менее двадцати лет и докатилась до того, что лишь две команды финансово справлялись с участием в ней.

Всплесков популярности футбола в США было не так много, и все они были довольно непродолжительными. Первый матч состоялся в 1869 году и был, как это водится в Америке, студенческим. Затем затишье, которое было прервано новостью: в 1930 году пройдет Чемпионат Мира по футболу! Начали готовиться, причем усердно. Создали ассоциацию, лигу, и заняли третье место. Согласитесь, для начала неплохо, впрочем, дальше был только регресс. Та бронза так и остается лучшим результатом сборной США по футболу.

GettyImages-55850246.jpg

Джордж Бест («Ацтеки» Лос-Анджелес) получает награду от Пеле («Космос», Нью-Йорк), 1978 год. В 2010-м году Пеле примет самое деятельное участие в возрождении «Космоса», в котором в этом году завершал свою карьеру Рауль.

Следующий примечательный период – середина семидесятых. Тогда в NASL приехал ни много ни мало король футбола Пеле! Да-да, именно он был первой звездой в США, а не Дэвид Бекхэм. Пеле «попылил» под конец карьеры, забил 37 голов за три сезона, а его «Нью-Йорк Космос» собирал поистине космические аудитории – больше 60 тысяч болельщиков на стадионе! На один из матчей пришло 77 тысяч! Эта цифра до сих пор является рекордной для официальный внутренних соревнований в Северной Америке.

А дальше было то, с чего мы начинали. Федерация футбола США в декабре 1993 года создает МЛС. Первый чемпионат состоялся только в 1996 году и состоял из десяти команд. На этот раз американцы за свой проект взялись серьезно и адаптировали лигу под устоявшиеся традиции, возможно, отчасти именно из-за этого футбол в Штатах наконец-то стал успешным.

МЛС одновременно соответствует стандартам ФИФА и стандартам североамериканского спорта.

Сезон там проходит не по традиционной европейской схеме: определенное количество туров и всё, вот он чемпион. Нет, здесь, как в той же НФЛ, сначала проходит регулярный чемпионат, потом плей-офф. Это позволяет поддерживать интерес болельщиков на протяжении всего турнира. Кстати, сейчас там как раз проходят игры на выбывание, а финал состоится в ночь на седьмое (по московскому времени) декабря.

GettyImages-119978683.jpg

Подпись: Каждое лето в МЛС собирают сборную всех звёзд (этим объясняется второй герб на форме), которая играет коммерческий матч с кем-нибудь из Европы. В этом июле обыграли «Тоттенхэм» 2-1, а в 2011-м Бэкхем играл против родного «Манчестер Юнайтед».

В Америке очень умело, хоть и несколько искусственно, поддерживают интерес к спорту со стороны болельщиков всех команд. Там вы не встретите ситуации, когда есть условный «Зенит», который не отказывает себе в покупках, а есть условное «Торпедо», год за годом испытывающее финансовые проблемы. МЛС является владельцем абсолютно всех команд и равномерно распределяет бюджет между ними. Но это не единственный рычаг управления клубами.

Потолок зарплат

Эти два чудесных слова уже давно муссируются российскими журналистами и чиновниками. Руководство же МЛС решило, что муссировать здесь, собственно, нечего – раз успешно действует в других лигах, введем и у нас. Правда, зарезать решили на корню, что несколько странно: если в НБА, например, максимум на 15 игроков – 70 миллионов долларов (с возможностью увеличить до 140), то в МЛС всего три с половиной миллиона на 20 с лишним футболистов! Недавно лига сообразила, что с таким жестким ограничением «Фалькао к нам не поедет», и ввела так называемое «правило Дэвида Бекхэма» (или «правило назначенного игрока»), которое позволяет выводить нескольких футболистов за пределы потолка. Больше всех по этому правилу получает Кака («Орландо Сити»), 7,1 миллиона долларов. Вся остальная команда вместе взятая – в два раза меньше.

Если позволите, небольшое авторское отступление касаемо потолка зарплат. Для успешного развития лиге, несомненно, нужно его увеличивать, причем в несколько раз. Иначе через какое-то время и там найдется свой Игорь Денисов, недовольный, тем, что Лэмпард получает 6 условных денежных единиц, а он лишь несколько сотен тысяч. Средняя зарплата в МЛС сейчас держится на уровне трехсот тысяч долларов, в то время как в Английской Премьер-лиге эта цифры составляет более трех миллионов. При такой ситуации утечка талантов необратима, и МЛС стоит на этим задуматься.

GettyImages-159981176.jpg

Классическая американская ярмарка обменов — драфт — выглядит примерно так.

Но вернемся к непривычной российскому глазу экономике лиги. Внутри нее не существует такого понятия, как трансфер. Да, можно продавать игроков в другие чемпионаты и покупать их оттуда, но между собой клубы МЛС могут только совершать обмены. Это присуще всем американским лигам. Важная деталь – обменивать игрока на денежную компенсацию возможно, но ты не заключаешь с ним новый контракт, а получаешь действующий с его зарплатой, продолжительностью и т.п.

Также у клубов МЛС нет своих школ (опять же, так устроен весь североамериканский спорт). Молодых футболистов можно подписывать на драфте. Это ежегодная процедура, суть которой в том, что каждый клуб по очереди выбирает себе спортсмена из колледжа или университета, причем чем хуже клуб выступил в предыдущем сезоне, тем раньше он будет в очереди, таким образом, составы с течением времени несколько уравновешиваются.

Еще одно магическое словосочетание, активно обсуждаемое и у нас, — лимит на легионеров. С ним в МЛС вообще уникальная ситуация, хотя и закономерная.

В других североамериканских лигах лимит отсутствует вовсе. Скорее всего, это связано с тем, что доморощенные спортсмены не ощущают большой конкуренции. Сборные США по хоккею, баскетболу, бейсболу регулярно занимают высокие места на международных соревнованиях. Сборная по футболу только один раз поднималась на пьедестал. Следовательно, футболисты пока слабее, чем у других стран. Отсюда может быть велик соблазн покупать кого-то из Европы, Южной Америки. Поэтому лига ввела следующее ограничение – 160 легионеров на всю лигу.  У каждой из 20 команд изначально таких мест 8, но ими можно торговать. Можно обменять право заявить еще одного иностранца на целого игрока. То есть не важно, сколько в каждой отдельной команде их будет – главное, чтобы во всей лиге не более 160.

Многие специалисты полагают, что лет через десять-пятнадцать МЛС вполне может стать сильнейшей футбольной лигой в мире. Действительно, а почему нет? Туда едут сильные футболисты, пока что скорее на закате карьеры, но они будут подтягивать и привлекать молодых и талантливых. Инфраструктура в США отличная, умение строить грамотную экономику есть. А главное, там формируется всё большая фанатская база – недавно МЛС обогнала НБА и НХЛ по средней посещаемости. Она показывает самый большой и стабильный прирост. Так что Давидом Вилья, Стивеном Джеррардом и Дидье Дрогба дело явно не ограничится.

OrlandoCityFansFLAGSfacebook.jpg

Александр Еремиев

 

«Победа»

Максим Гареев

Football Tribune вспоминает о фильме, в котором Майкл Кейн, Сильвестр Сталлоне, Пеле и Бобби Мур сыграл в футбол с нацистской армией.

maxresdefault.jpg

Тема футбольного «матча смерти» военнопленных с фашистами в оккупированном Киеве не давала и не дает покоя не только историкам – что было, как было, кого, когда и за что именно казнили, — но и кинематографистам на протяжении вот уже 50 лет. В начале шестидесятых вышел «Третий тайм», три года назад одновременно ко Дню Победы и Евро-2012 приурочили премьеру «Матча» с Сергеем Безруковым. А в 1981 году великий Джон Хьюстон возглавил постановку с кричащим названием «Победа», в которой сюжет был перенесен на Западный фронт. Проще говоря, интернациональная съемочная группа работала над фильмом о матче команд военнопленных союзных войск и немецкой армии.

034-sylvester-stallone-theredlist.jpg

Сказать, что задумка была масштабной — значит не сказать ничего. В главных ролях задействовали корифеев Майкла Кейна и Макса фон Зюдова, а также молодого, но уже звездного благодаря двум частям «Рокки» Сильвестра Сталлоне. Однако к футболу эти замечательные актеры имели отношение более чем поверхностное, поэтому, чтобы кульминация картины не превратилась в смесь фарса и клоунады, создателям нужно было привлечь к работе над фильмом и звезд-спортсменов. Тут уже они развернулись на полную катушку и собрали, в общем-то, сборную мира. Судите сами: Пеле, Бобби Мур, Поль Ван Химст, Казимеж Дейна, любимый футболист Боба Марли Освальдо Ардилес, а также английский клуб «Ипсвич» в полном составе для массовки. С такой-то футбольно-киношной компанией фильм должен был получиться что надо! Однако в итоге картина провалилась в прокате, а из всех призов, с расчетом на которые она, безусловно, снималась, ей досталась лишь номинация на главный приз нашего родного ММКФ. Причем, кажется, и это случилось лишь благодаря столь очевидным для всех знакомых с историей Великой Отечественной параллелям. Почему же так вышло? Попробуем разобраться.

Сюжет не изобилует какими-либо откровениями. Майор лагеря для военнопленных союзных войск фон Штайнер (Макс фон Зюдов), игравший за немецкую сборную на Чемпионате мира 1938 года, случайно встречает там экс-игрока сборной Англии капитана Джона Колби (Майкл Кейн) и делает тому предложение о матче команды вермахта со сборной союзников. Англичанин поначалу отнекивается, но майор пообещал ему и его партнерам особые условия и лучшую пищу. Колби находит игроков, приступает к тренировкам, однако высшие офицерские чины войск Ее Величества не слишком обрадованы такой затеей, мотивируя это тем, что они будут только мешать организации побегов из лагеря и станут невольными участниками удачного пиар-хода армии вермахта. К тому же к команде прибился молодой и горячий американский капитан Хэтч (Сильвестр Сталлоне), отчаянно рвущийся на волю. Полевой игрок в соккер из него получился, прямо скажем, никудышный, но зато он оказался вполне сносным голкипером. Все бы ничего, да только немцы решили провести игру в Париже, чем воспользовались британские офицеры, и с помощью Движения сопротивления организовали для команды союзников побег прямо из раздевалки во время перерыва. Что выберут герои — вопрос интересный.

Pele-victory.jpg
Если подытожить все впечатления о фильме, то можно сказать и так: замахнулись на рубль, а ударили максимум копеек на пятьдесят. Снято неплохо, в лучших традициях голливудского военного кино 60-70-х годов. Масштаб чувствуется, все-таки Джон Хьюстон, пусть и на излете творческого и жизненного пути, — не Сарик Андреасян. Футбол сделан классно (а как еще он должен выглядеть с такими звездами?!), массовка в конце впечатляет, но все это перечеркивает работа сценариста, которая до заявленной при создании планки явно не дотягивает. Допустим, на типичное для такого кино почти полное пренебрежение Восточным фронтом можно закрыть глаза. К тому же эпизод с восточноевропейскими футболистами все-таки присутствует. Но мотивация и поведение героев вызывает то недоумение, то иронию, то откровенно саркастическую ухмылку. Ведь лагерь и жизнь в нем показаны так, что возникает вопрос: а почему вообще оттуда все так хотят убежать? По сравнению с тем, как в годы войны на самом деле содержали наших военнопленных, здесь настоящий рай. Оттого и не выглядит такое рвение вырваться на волю достаточно убедительным для зрителя. Порой даже казалось, что массовый побег, как и сам матч, организовали просто от нечего делать. Подлинного саспенса здесь все-таки недостает. К тому же и концовка у фильма не задалась. Не хотелось бы раскрывать сюжет тем, кто рискнет-таки посмотреть фильм до конца, но даже для самого кондового военно-патриотического кино, она выглядела бы неправдоподобно.

А теперь о хорошем. Прежде всего, это актеры. Пусть у Майкла Кейна и не очень спортивная фигура для экс-игрока сборной Англии, но играет он все равно замечательно, радуя, к тому же, своим неповторимым кокни. Хорош и Слай, для которого роль голкипера стала одной из самых необычных в карьере. Персонаж Макса фон Зюдова стал для меня несколько неожиданным в плане своей предполагаемой злодейской сущности. Однако сыграно здорово. Что касается футболистов, то в непрофильных для себя сценах они выглядели простыми статистами. Конечно, есть пара забавных эпизодов с Пеле, которому, видимо, благодаря статусу досталось больше реплик по сравнению с остальными, легендарному Бобби Муру довелось несколько раз что-то произнести в камеру, а на этом, в принципе, все. С другой стороны, же не лицедействовать приглашали, верно? С футболом же  в  фильме все в порядке, и матч действительно здорово поставлен даже по нынешним меркам. Любо-дорого смотреть на финты Пеле и Осси Ардилеса, на подкаты Бобби Мура, и даже на постановочные сэйвы Слая, признавшегося впоследствии, что играть в футбол для него оказалось сложнее, чем боксировать на ринге в роли Рокки. А уж гол Пеле, который в девяностые был почти покадрово воспроизведен в официальном матче Юрием Джоркаеффом, и вовсе может привести фанатов игры номер один в экстаз.

Подытоживая, можно сказать, что фильм мог бы войти в историю спортивного кино, если бы не столь посредственный сценарий. Джон Хьюстон-то вместе с актерами свое дело сделали — картина выглядит динамично и увлекательно. Только пересматривать ее  не тянет. Но и окончательно списать «Победу» в утиль тоже не поворачивается рука. Все-таки это любопытный и уникальный проект, аналогов которому, в общем-то, нет.

 

Зеленая миля. Великая история «Сент-Этьена».

Павел Занозин

Какой клуб самый титулованный во Франции? На этот вопрос вряд ли ответят те, кто смотрел футбол только в XXI веке. Это не побеждавший в Лиге Чемпионов «Марсель», не недавний гегемон Лиги 1 «Лион» и, тем более, не внезапно разбогатевший «Пари Сен-Жермен». 10 чемпионских титулов «Сент-Этьена» до сих пор остаются непревзойденными.

ASSEfans_facebook.jpg

Les poteaux carrés

Если вы хотите обидеть фаната «Сент-Этьена», просто шепните ему на ухо: «Les poteaux carrés». Здесь не зашифровано какое-то страшное ругательство. На русский язык эти слова переводятся вполне безобидно – «квадратные штанги». Но именно они в 1976 году лишили команду по прозвищу «Стефануа» победы в финале Кубка Чемпионов против мюнхенской «Баварии». За год до этого французы уже уступили немецкому суперклубу по сумме двух матчей в полуфинале, и теперь надеялись поквитаться за то поражение, а заодно и получить наконец-то свой первый европейский трофей. К тому моменту «Сент-Этьен» уже выиграл девять чемпионских титулов на родине и рвался к новым вершинам. Но в том злополучном финале каркас ворот с квадратным сечением на стадионе «Хэмпден Парк» в Глазго дважды сыграл против французов – вместо того, чтобы отражать удары Доминика Батнэ и Жака Сантини в ворота, штанги коварно отбивали их в поле. В итоге «Бавария» сумела победить благодаря единственному голу Франца Рота, а европейский титул так и остался для «Сент-Этьена» недостижимой мечтой. В следующем сезоне «зеленые» (еще одно традиционное прозвище команды) добрались лишь до четвертьфинала Кубка Чемпионов, а в дальнейшем никогда больше не приближались к европейским победам.

Да и на внутреннем уровне успехи «Сент-Этьена» скоро закончились. После финала КЕЧ-1976 «Стефануа» выиграли всего лишь одно золото чемпионата Франции, несмотря даже на приглашение великого Мишеля Платини, который, правда, еще не успел тогда стать трехкратным обладателем «Золотого Мяча» и лучшим бомбардиром в истории чемпионатов Европы. Кстати, из-за протестов французов УЕФА даже поменял правила – теперь в турнирах под его эгидой используются ворота только с круглым сечением. А те самые «проклятые ворота» с «Хэмпден Парка» ныне хранятся в музее «Сент-Этьена» как напоминание о былом величии клуба.

Ронской дерби

ASSE_Panov.jpg

Александр Панов — россиянин, оставивший небольшой след в «Сент-Этьене» на старте 2000-х

Сразу после рекордной десятой победы в чемпионате Франции клуб оказался главным участником коррупционного скандала. Президента «Сент-Этьена» Роже Роше обвинили в создании «черной кассы», через которую за несколько лет прошло около 20 миллионов франков. Команду покинули лучшие игроки и тренер Робер Эрбен, с которым были связаны все главные успехи «зеленых». И через два сезона самый титулованный клуб Франции оказался во втором дивизионе. С тех пор «Сент-Этьен» несколько раз поднимался и снова падал в Лигу 2, пока наконец в 2004 году не закрепился основательно в высшем эшелоне французского футбола. Правда, о больших победах пришлось забыть. Единственным трофеем за последние 30 с лишним лет для «Стефануа» стал Кубок Лиги-2013. Зато новую жизнь получило одно из самых горячих противостояний Франции – Ронское дерби «Лион» — «Сент-Этьен».

Во времена былого величия «Сент-Этьена» «зеленые» посматривали на маленькую команду из соседнего города свысока. Но в начале XXI века ситуация кардинально поменялась – теперь уже «Лион» был сильнейшим клубом страны, а «Сент-Этьен» в каждом матче пытался побольнее укусить фаворита. Но победить в дерби Роны «Стефануа» не могли долгих 16 лет, и додавили соперника только в юбилейном сотом противостоянии (1:0 благодаря голу Димитри Пайета). И до сих пор статистика в этой битве на стороне «Сент-Этьена» — у «зеленых» 41 победа, а у «Лиона» лишь 38. И именно это небольшое преимущество для болельщиков самого титулованного клуба Франции ценнее, чем все 10 чемпионских титулов, завоеванных за великую историю «Сент-Этьена».

Сейчас во французском футболе началась новая эпоха. Да не эпоха – эра! «Пари Сен-Жермен» имеет возможность покупать лучших футболистов мира, и борьбы за чемпионство в Лиге 1, по сути, нет. Но чтобы хотя бы повторить достижение «Сент-Этьена», «ПСЖ» нужно выиграть еще пять чемпионатов. А «Стефануа» пока решают более приземленные задачи: играют в Лиге Европы, надеются на возвращение в Лигу Чемпионов и пытаются показывать, пожалуй, самый яркий футбол среди всех французских клубов, которые базируются не в Париже.

ASSEpromo_facebook.jpg

 

Никита Жуков

В новейшей истории немецкого футбола не было ни одного случая, чтобы в Бундеслиге выступали больше двух команд из бывшей ГДР. Так ни разу и не была превышена квота в два клуба, которая была выделена для команд с Востока в самом первом сезоне единой Германии 1991/92 годов. А с 2009 года, когда из Бундеслиги вылетела коттбусская «Энерги», в высшем дивизионе нет ни одного восточногерманского клуба.

А началось все 19 июля 1990 года, когда президиумы футбольных федераций двух Германий, DFB (ФРГ) и DFV (ГДР), договорились о схеме вхождения футбольных структур Восточной Германии в систему единого немецкого футбола. Было решено, что по итогам сезона 1990/91 годов две лучшие команды Оберлиги, высшего дивизиона чемпионата ГДР, летом 1991 года стартуют в единой первой бундеслиге. Четыре команды Оберлиги, занявшие места с третьего по шестое, получают прямые путёвки во вторую бундеслигу,  а ещё два восточных клуба квалифицируются во вторую бундеслигу через дополнительный турнир.

Футбол в ГДР

В течение почти полувека немецкий футбол был разделён. В ФРГ и ГДР функционировали свои федерации, играли свои сборные, проводились собственные чемпионаты.

В Западной Германии футбол достиг больших высот, сборная и клубы регулярно добивались серьёзных успехов на международной арене. На Востоке футбол оставался одним из самых популярных видов спорта среди населения, однако особенности спортивной политики страны были таковы, что приоритет в поддержке, в том числе финансовой, отдавался медалеёмким дисциплинам.

02.jpg

Юрген Шпарвассер забивает легендарный гол ГДР в ворота сборной ФРГ

Спортивная система ГДР со временем была отлажена до идеального состояния. Восточногерманские атлеты в медальном зачёте Олимпиад и других крупнейших форумов конкурировали с представителями СССР и США и даже нередко их превосходили.

«В ГДР многое не работало, но спорт высших достижений функционировал отлично», — метко заметил бывший тренер сборной ГДР по футболу Эдвард Гайер.

Футбол, как и некоторые другие командные виды спорта, находился в менее привилегированном положении, нежели успешные для страны индивидуальные дисциплины. Талантливые юные спортсмены в первую очередь направлялись в секции для занятий индивидуальными видами. В части приоритетов финансирования со стороны государства и государственных предприятий, а других источников денег в ГДР, собственно, и не было, футбол находился в конце второго десятка.

Тем не менее, футбол в ГДР пережил несколько ярчайших моментов славы. В социалистической Германии играло немало отличных мастеров, а система подготовки юных футболистов, сложившаяся в стране, в непростых условиях неравной конкуренции с другими видами спорта регулярно выпускала таланты

Знаковые  события в истории футбола ГДР:

03.jpg

«Магдебург» с Кубком обладателей кубков

1974 год.  Победа «Магдебурга» в Кубке Кубков сезона 1973/74 годов. В финале со счётом 2:0 обыгран «Милан».

1974 год. Победа сборной ГДР над командой ФРГ со счётом 1:0 в матче группового этапа ЧМ-74. Пикантности добавляло, что игра проходила в обнесённом стеной Западном Берлине.

1976 год. Сборная ГДР выигрывает золотые медали на Олимпийских Играх в Монреале. В финале переиграна сборная Польши – 3:1.

1980 год. Сборная ГДР завоевывает серебряные медали Олимпийских Игр в Москве.

Сборная ГДР U-18 трехкратный чемпион Европы (1965, 1970 и 1986 годов). Также двукратный серебряный и двукратный бронзовый призер этого турнира.

1983 год. Самый знаменитый побег футболиста из ГДР в ФРГ. Находясь с берлинским «Динамо» на матче Кубка чемпионов в Белграде, сбегает в ФРГ молодой нападающий Фалько Гётц, игрок основного состава чемпионов ГДР, лидер молодёжной сборной страны, восходящая звезда восточногерманского футбола. На Западе Гётца ожидает хорошая футбольная карьера. В частности в составе леверкузенского «Байера» он выиграет Кубок УЕФА в 1988 году. Затем будет успешно играть за «Кёльн». Увидеться со всей своей семьёй Гётц сможет лишь после падения Берлинской стены.

04.jpg

Фалько Гётц забивает «Эспаньолу» уже за «Байер», отыгрывая 0:3 после первого матча финала Кубка УЕФА

Хронология футбольного объединения

05 GettyImages-52944867.jpg

Матиас Заммер в форме дрезденского «Динамо». Последний чемпионат ГДР, который выиграет «Ганза» из Ростока.

09 ноября 1990 года, после падения Берлинской стены, ГДР перестала быть страной, закрытой для выезда граждан в капиталистическое зарубежье, каковой она, по сути, оставалась почти всё время своего существования. У футболистов открылись возможности для перехода в иностранные команды и в первую очередь, конечно, в клубы ФРГ.

13 декабря 1989 года был оформлен первый официальный трансфер игрока из ГДР в клуб Бундеслиги. Ведущий форвард берлинского «Динамо» и сборной ГДР Андреас Том перешел в леверкузенский «Байер» за 2,8 миллиона марок. В первом же матче за новый клуб он забьёт гол.

12 сентября 1990 года сборная ГДР провела последний матч в своей истории. В гостях со счётом 2:0 была обыграна сборная Бельгии. Победный дубль на счету восходящей звезды мирового футбола Маттиаса Заммера.

20 ноября 1990 года DFV, федерация футбола ГДР, официально прекращает своё существование и становится членом единого Немецкого Футбольного Союза (DFB) как региональная федерация футбола северо-востока Германии (NOFV).

19 декабря 1990 года состоялся первый матч единой сборной Германии после объединения. Во встрече Германия-Швейцария (4:0) на поле выходят два бывших футболиста сборной ГДР, Маттиас Заммер и Андреас Том.

25 мая 1991 года последний чемпионат ГДР по футболу (хотя ГДР не существует уже более полугода, и турнир проходит под вывеской NOFV-Oberliga) завершается победой «Ганзы» из Ростока. Второе место занимает дрезденское «Динамо».

Кубок ГДР, который официально именовался «Кубок Союза свободных немецких профсоюзов» и разыгрывался с 1949 года поставил последнюю точку в истории восточногерманского футбола.

02 июня 1991 года в финале розыгрыша Кубка уже несуществующей страны «Ганза» побеждает команду «Шталь» (Айзенхюттенштадт) со счётом 1:0.

Итоговые цифры

06.jpg

1971 год, сборная СССР против сборной ГДР

Cборная ГДР в своей истории сыграла 293 матча, одержав в них 138 побед, 69 раз сыграв в ничью,  и потерпев 86 поражений. Рекордсменом как по числу матчей, так и по числу голов является Йоахим Штрайх, по прозвищу «Герд Мюллер с Востока», забивший 55 мячей за 102 игры.

За сорок два года существования Оберлиги было сыграно 8046 матчей и забито 24200 голов. Чаще других чемпионом страны становилось берлинское «Динамо» — 10 раз. Рекордсмен по числу матчей – Эберхард Фогель, проведший  440 игр. К слову, именно Фогель был тренером юношеской сборной ГДР, выигравшей с Заммером в составе чемпионат Европы в 1986 году. Лучшим бомбардиром в истории турнира является Йоахим Штрайх, забивший 229 голов.

Кубок ГДР чаще всего выигрывали «Магдебург» и дрезденское «Динамо» по семь раз.

03 августа 1991 года стартовал первый чемпионат объединённой Германии. «Ганза» (Росток) и «Динамо» (Дрезден) берут старт в бундеслиге. «Рот-Вайсс» (Эрфурт), ФК «Кемниц» (бывший «Карл-Маркс-Штадт»), «Карл Цейсс» (Йена), «Лейпциг» (бывший «Локомотив»), ФК «Галле» и «Шталь» (Бранденбург) стартуют во второй бундеслиге.

Многолетний гегемон восточногерманского футбола, берлинское «Динамо», в последнем чемпионате ГДР выступало под новым названием, ФК «Берлин», и заняло лишь одиннадцатое место, в результате чего клуб не смог квалифицироваться ни в первую, ни во вторую бундеслигу.

Эйфория

07 GettyImages-56083704.jpg

Андреас Том в форме объединенной Германии в товарищеском матче против еще не разделившейся Чехословакии. 1992 год.

Начало девяностых в Германии – время безудержной эйфории. Объединение дало мощнейший эмоциональный импульс общественным настроениям, не остался в стороне и футбол.

В 1990 году наставник чемпионов мира Франц Беккенбауэр произнёс свою знаменитую фразу о том, что отныне, после объединения, и без того очень сильная сборная страны станет непобедимой на много лет вперёд, благодаря усилению сильнейшими игроками бывшей ГДР. История показала, что пророчество «Кайзера» не сбылось, однако, в первые годы после объединения ощущение непобедимости национальной команды было вполне осязаемым и окончательно исчезло лишь после поражений от датчан в финале Евро-92 и от болгар в четвертьфинале ЧМ-94.

В объединённом немецком футболе первый всплеск эмоций произошёл в декабре 1990 года, когда восточный немец Андреас Том забил гол в первом же матче за единую сборную, причём всего через минуту после своего выхода на замену.

И вообще выходцы из ГДР быстро обратили на себя внимание и в Бундеслиге. Пара форвардов Том-Кирстен ярко заиграла в «Байере», Заммер стал лидером «Штутгарта», Томас Долль и Франк Роде с ходу влились в основной состав «Гамбурга». Чемпионом ФРГ в сезоне 1990/91 годов стал «Кайзерслаутерн», в составе которого весомый вклад в победу внёс бывший футболист сборной ГДР и берлинского «Динамо» Райнер Эрнст.

Первый сезон единой немецкой Бундеслиги 1991/92 годов породил новую волну эйфории.

Началось с того, что лидером на старте чемпионата неожиданно стала ростокская «Ганза». Последний чемпион ГДР рванул вперёд с трёх побед подряд, в первом туре разнёс «Нюрнберг» со счётом 4:0, во втором на выезде обыграл мюнхенскую «Баварию», а в третьем нокаутировал дома дортмундскую «Боруссию» 5:1!

«Новый чемпион будет с Востока?», — удивленно спрашивали газеты.

Ростокцы лидировали вплоть до седьмого тура, затем какое-то время держались в зоне еврокубков, однако во втором круге повалились и в итоге вылетели. Команде не хватило сил и опыта – в Оберлиге ГДР играли четырнадцать клубов, соответственно, чемпионат состоял из двадцати шести матчей, в то время как в первом сезоне Бундеслиги после объединения взяли старт двадцать коллективов, и марафон из тридцати восьми поединков «Ганза» не выдержала.

Второй выходец из восточногерманской Оберлиги, дрезденское «Динамо», первый сезон единой Бундеслиги провел стабильно, зарекомендовав себя крепким середняком, занял четырнадцатое место и избежал вылета.

Летом 1992 года вице-чемпионами Европы  стали трое выходцев из ГДР – Том, Заммер и Долль. И Долль в составе сборной заменил самого Лотара Маттеуса, капитана и несомненного лидера команды, пропустившего Евро-92 из-за тяжёлой травмы. Впрочем, бывший диспетчер сборной ГДР проявил себя на турнире не слишком ярко.

Грустные реалии

08.jpg

2014 год, «Ганза» против дрезденского «Динамо», третья лига. Аллюзия на герб ГДР, где это были две сильнейшие команды.

В целом в начале девяностых клубам из бывшей ГДР пришлось очень непросто, так как большинство сильнейших футболистов уехали играть в западногерманские команды.

Например, ФК «Берлин» (бывшее «Динамо») в течение полугода лишилось разом всех игроков центральной оси –  Роде и Долль ушли в «Гамбург», Райх в «Карлсруэ», Эрнст в «Кайзерслаутерн» и Том в «Байер».

Дрезденское «Динамо» потеряло четверых ведущих игроков (Заммера, Кирстена, Дёшнера, Либерама), а вскоре и двух самых талантливых молодых футболистов (Йеремиса и Циклера).

Главной причиной отъезда сильнейших мастеров была экономика – восточные клубы были  бедными, неспособными удержать ключевых футболистов, предложив им большие зарплаты и серьёзную перспективу.

Кроме того, огромную роль сыграло неумение вести дела в новых рыночных условиях, сказалась крайне слабая работа менеджмента. Как берлинцы, так и дрезденцы, продав своих звёзд, не сумели грамотно распорядиться полученными деньгами.

Клубы из ГДР в едином немецком футболе – долгая дорога в третью лигу

 Дольше всех, двенадцать сезонов, в Бундеслиге отыграла «Ганза» из Ростока. «Ганзе» принадлежит и лучший результат для восточногерманских клубов – ростокцы дважды занимали шестое место. Шесть раз в Бундеслиге играла «Энергия» и четыре сезона провело дрезденское «Динамо», однажды туда пробился «Лейпциг».

Таблица 1. Клубы из бывшей ГДР в Бундеслиге по сезонам.

Сезон Клубы из бывшей ГДР в бундеслиге Результат

лучшей команды

Клубы
1991/92 2 14 «Динамо» (Дрезден), «Ганза» (вылет)
1992/93 1 15 «Динамо» (Дрезден)
1993/94 2 13 «Динамо» (Дрезден), «Лейпциг» (вылет)
1994/95 1 18 «Динамо» (Дрезден) (вылет)
1995/96 1 6 «Ганза»
1996/97 1 15 «Ганза»
1997/98 1 6 «Ганза»
1998/99 1 14 «Ганза»
99/2000 1 15 «Ганза»
2000/01 2 12 «Ганза», «Энерги» (14)
2001/02 2 13 «Энерги», «Ганза» (14)
2002/03 2 13 «Ганза», «Энерги» (вылет)

Постепенно «пристанищем» для клубов из бывшей ГДР стала вторая бундеслига, в сезоне 2011/12 годов там выступали сразу пять представителей Востока. Однако деградация восточногерманских команд продолжилась, и в сезоне 2015/16 годов во втором дивизионе остался только один клуб из бывшей ГДР, в то время как в третьей лиге их играет аж восемь! Третий дивизион стали в шутку называть «открытая Оберлига ГДР».

Таблица 3. Клубы-участники последнего чемпионата ГДР и их текущее положение

Место в сезоне

1990/91

Клуб Дивизион в сезоне 2015/16
1 «Ганза» (Росток) Третья лига
2 «Динамо» (Дрезден) Третья лига
3 «Рот-Вайсс» (Эрфурт) Третья лига
4 ФК «Галле» (в сезоне 90/91 под старым названием — «Хеми») Третья лига
5 ФК «Кемниц»

(бывший ФК «Карл-Маркс-Штадт»)

Третья лига
6 «Карл Цейсс» (Йена) Региональная лига (IV)
7 «Локомотив» (Лейпциг) Оберлига (V)
8 «Шталь» (Бранденбург) Банкротство в 1998 году.

Клуб-преемник играет в Бранденбург-лиге (VI)

9 «Шталь» (Айзенхюттенштадт) Бранденбург-лига (VI)
10 «Магдебург» Третья лига
11 «Динамо» (Берлин) (в сезоне 90/91 под названием ФК «Берлин») Региональная лига (IV)
12 «Заксен» (Лейпциг) Банкротство в 2011 году. Клуб закрыт.
13 «Энерги» (Коттбус) Третья лига
14 «Виктория 91» (Франкфурт-на-Одере)* Оберлига (V)
Другие известные клубы бывшей ГДР
Клуб Дивизион в последнем чемпионате ГДР 1990/91 Дивизион в сезоне 2015/16
«Унион» (Берлин) II Вторая бундеслига
«Висмут» (Ауэ) II Третья лига (под новым названием «Эрцгебирге»)
«Цвиккау» (бывший «Заксенринг») II Региональная лига (IV)
бывший «Форвертс», армейская команда бывшей ГДР, шестикратный чемпион страны. Ныне клуб называется ФК «Франкфурт»

Таким образом, через двадцать пять лет после объединения Германии, ни один восточный клуб не играет в Бундеслиге, и только один выступает во втором дивизионе, восемь в третьей лиге, а некоторые известные команды бывшей ГДР и вовсе оказались в любительском футболе. В чём же причины такой деградации?

09 GettyImages-481747591.jpg

«Социалистическое дерби» во второй бундеслиге: «Энерги» из Котбуса против берлинского «Юниона», бывшее «Динамо»

Первая и основная – деньги, деньги и ещё раз деньги. Точнее их вечная нехватка. Восток Германии по-прежнему существенно уступает западной части страны, как по уровню экономического развития, так и по доходам населения. Этот фактор влияет, в том числе, и на футбол.

Уже отмечалось, что клубы из бывшей ГДР бедны. У них нет за спинами сверхбогатого дяди-президента или могучего совладельца, практически отсутствуют крупные инвесторы. Клубы с Востока привлекают меньше спонсорских средств, чем их западные оппоненты. В основном команды бывшей ГДР представляют средние по размерам города, где практически отсутствуют крупные предприятия. В лучшем случае в таких городах и окружающих их регионах есть филиалы больших концернов, в то время как считанное число крупных компаний имеют свои штаб-квартиры на востоке Германии. При этом, данные концерны, как правило, с гораздо большим желанием спонсируют клубы высших дивизионов.

Кроме того, уровень доходов в восточных землях ниже, чем в западных, соответственно клубы располагают меньшими возможностями заработка на членских взносах, продаже билетов, атрибутики.

Недостаток денег и долговая нагрузка приводят к тому, что восточные клубы зачастую с трудом выполняют требования комиссий Немецкой Футбольной Лиги (DFL – проводит соревнования первой и второй бундеслиги) и DFB (организатор турнира третьей лиги) по лицензированию. Нередко профессиональную лицензию клубы Восточной Германии получают с различными оговорками и замечаниями.

Бедность приводит и к тому, что «восточники», как правило, вынуждены продавать ярко проявивших себя футболистов и талантливую молодёжь. Их крайне тяжело удержать при наличии интереса со стороны более богатых клубов.

Вторая причина отчасти связана с первой – бестолковое управление деньгами и некачественная работа менеджмента.

Команды, играющие во второй бундеслиге, а там за последние годы поиграли многие восточные клубы, худо-бедно имеют возможность зарабатывать – получают деньги от телевидения, от реализации маркетинговых прав. Денег немного, но они есть. Однако то, как распоряжаются деньгами, как ведут дела менеджеры восточных клубов, зачастую вызывает недоумение. В конце концов, «Дармштадт», оперируя практически теми же самыми суммами, ухитрился из третьей лиги добраться до Бундеслиги!

Как правило, подобные проблемы идут от того, что у многих восточногерманских клубов неэффективные системы управления, нередко состоящие из многих руководящих органов. Многоголовый менеджмент работает скорее во вред.

Восточные клубы в основной массе не акционированы, их главные, профессиональные команды с персоналом и имуществом, то, что в Германии называется термином «Lizenzspielerbereich», не выделены в отдельное юридическое лицо. Функционируют они как eingetragener Verein (e.V.), по сути, в своей изначальной, первозданной форме, как клуб, объединивший людей по принципу интереса к чему-либо, и не имеющий целью извлекать доход из своей деятельности.

Соответственно, главные команды таких клубов полностью подвержены всем веяниям, происходящим в клубе в целом. Тут клубный совет что-то решил, там совет старейшин что-то покритиковал, ещё где-то инициативная группа членов клуба высказала своё негодующее мнение, клубный казначей чем-то недоволен, а вот и почётному президенту пришла в голову «гениальная» идея, и так до бесконечности. А ведь есть ещё контакты с городскими властями, пожелания и требования спонсоров и партнёров… Единоначалия и единства в принятии решений зачастую нет.

Нередко даже приглашение нового тренера или отстранение старого превращается в восточных клубах в бедлам, требующий созыва экстренного собрания членов клуба. Впрочем, с похожими проблемами, вызванными хаосом в управлении, сталкиваются и некоторые клубы из Бундеслиги – «Штутгарт» и «Гамбург» тому ярчайшие примеры.

Сугубо из-за управленческого бардака не удержалось во второй бундеслиге дрезденское «Динамо». По той же причине скатился в любительский футбол «Карл Цейсс». Из-за ошибочных решений в части расходования средств, комплектования команды и приглашения тренеров «долетели» до третьей лиги «Ганза» и «Энерги».

При этом разница в доходах между второй бундеслигой и третьей лигой очень существенна. В частности, отчисления от ТВ, составляющие значительную долю в доходной части клубов, в третьей лиге в разы меньше. Во второй бундеслиге даже аутсайдеры получают от телевидения, как минимум, пять миллионов евро за сезон, в третьей лиге общий телевизионный пул составляет 12,8 млн. евро на всех участников за исключением молодёжных команд клубов Бундеслиги, которые выступают в третьем дивизионе. Выходит порядка 710-750 тысяч евро на клуб. Разница в семь раз!

Соответственно, клубы, вылетающие из второго дивизиона в третий, резко теряют в доходах и зачастую не в состоянии удержать футболистов, нередко команду покидает больше половины состава. Пока наберёшь новых игроков, пока они сыграются, время уходит, и есть риск крепко осесть в третьей лиге, а то и вылететь в «регионалку».

Даже на западе страны были примеры, когда клуб, попадавший из второй бундеслиги в третью лигу, сразу же вылетал в «регионалку» – «Алеманния» (Аахен), «Рот-Вайсс» (Оберхаузен).

Нередки и случаи, когда клуб, выбывая из второй бундеслиги в третью лигу, быстро становится банкротом и отправляется в любительский футбол, примеры тому есть и на западе страны – «Кобленц», «Киккерс» (Оффенбах). Такого сценария с огромным трудом недавно избежала «Ганза».

Поэтому вылет в третью лигу – крайне нехорошее событие, как со спортивной, так и с экономической точек зрения. Именно этот путь за последние годы проделали несколько восточногерманских клубов.

Однако нарисованная картина не так уж и печальна. В развитии восточных клубов есть несколько позитивных факторов.

Первый – практически все ведущие восточные клубы за последние годы основательно обновили инфраструктуру. Комфортные новые стадионы, помимо Ростока, построены в Дрездене, Галле, Магдебурге. Идёт строительство в Кемнице, вскоре начнётся в Эрфурте. Реконструированы арены в Ауэ и Коттбусе. Почти все клубы располагают комфортабельными тренировочными базами.

Второй – восточные клубы располагают очень хорошими центрами подготовки молодёжи. Известен случай, когда комиссия УЕФА, посещавшая Германию на предмет ознакомления с системой подготовки футболистов, была поражена академиями в Ростоке и Коттбусе. Вердикт был красноречив: «У некоторых клубов, играющих в Лиге Чемпионов, такого нет!».

Однако, по большому счёту, в настоящее время в Германии сложилась такая ситуация, что восточногерманские клубы стали своего рода инкубаторами, в которых выращивают талантливых игроков, которых затем покупают более богатые команды с запада страны. Причём нередко в совсем юном возрасте.

Помимо Тони Крооса, который в шестнадцать лет перешёл из школы «Ганзы» в мюнхенскую «Баварию», и его брата Феликса, рано уехавшего в «Вердер», похожим образом складывается футбольный путь у Марселя Шмельцера (из «Магдебурга» в Дортмунд), Максимилиана Арнольда (из дрезденского «Динамо» в «Вольфсбург»), Леонардо Биттенкура (из коттбусской «Энерги» в Дортмунд, сейчас играет за «Кёльн») и ряда других талантливых футболистов.

При этом от восточных клубов не приходится ждать увеличения финансирования своих центров подготовки молодёжи. Ежегодно вкладываются достаточные (и немалые относительно общего бюджета) суммы для их функционирования, что уже хорошо.

«Когда ты борешься за то, чтобы остаться в профессиональном футболе, то скорее потратишь 500 тысяч евро на двух нападающих, чем на дополнительные вложения в академию. И даже регулярно финансируя свой центр подготовки, но не получая от него отдачи каждый год, ты неминуемо вызываешь вопросы у членов клуба – мы профессиональный футбольный клуб или центр помощи молодёжи?», — метко заметил президент ФК «Галле» Михаэль Шедлих

Третий – зрительский интерес. Клубы с Востока – это те, кого в немецкой традиции называют Traditionsvereine, «клубы с традициями». Соответственно и определённый костяк болельщиков у них есть. Когда дрезденское «Динамо» продаёт в третьей лиге тринадцать тысяч сезонных абонементов и на тридцатитысячном стадионе нередки аншлаги, а в Магдебурге десять тысяч ходят на матчи «регионалки» при том, что команда из этой самой «регионалки» уже восемь лет не может выйти в третью лигу (в сезоне 2014/15 годов, наконец, вышла) – это очень неплохо.

10 GettyImages-462623706.jpg

Дрезден всем еще покажет

Продолжение следует

ГРАНАТ СО СЛИВКАМИ, ИЛИ ТРАНСФЕРНАЯ ЭПОПЕЯ АЛЬФРЕДО ДИ СТЕФАНО

Денис Цаплинд

Вы можете себе представить, что, допустим, в одном из товарищеских матчей «Барселоны» в её составе появится Криштиану Роналду, случайно заглянувший на «Камп Ноу» и решивший от нечего делать облачиться в сине-гранатовое обмундирование? А кажется ли вам обыденным такой сценарий, при котором ФИФА обяжет Лео Месси со следующего сезона выступать за «сливочных»? Бред? Чушь? Ерунда? Да, в наше время, когда футбол стал большим бизнесом с мощной юридической базой, такие ситуации выглядят маловероятными. Но так было не всегда. И сегодня мы предлагаем вспомнить один из эпизодов биографии легенды «Королевского клуба» Альфредо Ди Стефано и отправиться в те времена, когда аргентинский форвард был одновременно игроком и «Барсы», и «Реала»!

«Пиратская лига» и её правила игры

02.jpg

Удостоверение игрока «Ривер Плейт» Альфредо Ди Стефано

В 1948 году в аргентинском футболе возникла весьма неприятная ситуация: спортсмены, считая, что клубы им откровенно не доплачивают, не дают в полной мере распоряжаться своим будущим по завершении контрактов, да и вообще, мягко говоря, не всегда добросовестно исполняют обязательства перед игроками, решили пойти на старую добрую меру – забастовку. Одним из её активистов был защищавший в то время цвета «Ривер Плейта» 21-летний Альфредо Ди Стефано по прозвищу «Белокурая стрела». Пока боссы местных команд, да и федерация в целом, решали, что с этой проблемой делать, стоит ли идти на уступки, а если идти, то в какой мере, игроки в прямом смысле слова на месте не сидели. Они один за другим стали пересекать континент с юга на север и оседать в Колумбии, где финансовые условия были намного привлекательнее. Не отставали от аргентинцев и их коллеги из других южноамериканских стран – всем хотелось откусить от этого сытного пирога. Не пугала перебежчиков даже начавшаяся в кокаиновой державе во второй половине 1940-х годов гражданская война, слишком уж соблазнительными были предложения.

А началось всё с того, что президент колумбийской Лиги Димайор, а по совместительству и столичного клуба «Мильонариос», Альфонсо Сеньор, быстро смекнувший, какую пользу можно извлечь из сложившийся в Аргентине ситуации, в 1949 году подписал легендарного игрока «Ривер Плейта» Адольфо Педернеру. А чуть позже в Боготе появились левый вингер «Сан-Лоренсо» Эктор Риаль и ещё один представитель «Ривера», главный герой нашего рассказа Альфредо Ди Стефано. Эти приобретение моментально подняли зрительский интерес к футболу на новый уровень и с самых первых дней начали приносить существенные дивиденды в казну.

По стопам Сеньора последовали и президенты других клубов, причём зачастую сосредотачивая своё внимание на представителях какой-либо одной нации и тем самым создавая внутри команд чуть ли не целые диаспоры. Так, «Депортиво Кали», как и «Мильонариос», пополнил свои ряды большим числом аргентинцев, «Индепендьенте Медельин» – перуанцев, «Депортиво Перейра» – парагвайцев, а «Кукута Депортиво» – уругвайцев. Причём, эти и остальные местные команды, принимая в свои ряды таких новичков, не платили за них ни копейки «хозяевам», с которыми у этих футболистов-перебежчиков были заключены действующие контракты. Но в Колумбии все были довольны: зрители, заполняя стадионы, наслаждались игрой звёзд, клубы за счёт продажи билетов получали хороший барыш, а футболисты – высокие зарплаты. Началась так называемая эпоха «Эльдорадо», а ставшую одной из сильнейших в мире Лигу Димайор стали именовать не иначе, как «Пиратской лигой».

ФИФА принимает меры

03.jpg

ФИФА официально дисквалифицирует Альфредо Ди Стефано, Адольфо Педернеру и других игроков за участие в матчах колумбийской Лиги Димайор в составе «Мильонариоса» (25.10.1949)

Южноамериканские клубы, день ото дня терявшие своих лучших футболистов, разумеется, не могли не возмутиться таким положением вещей и стали направлять ФИФА вполне обоснованные жалобы на беззаконие, творимое «Пиратской лигой». Жюль Риме и компания отреагировали оперативно, исключив Колумбию из своих рядов и запретив всем без исключения командам остального мира проводить товарищеские матчи с колумбийскими коллективами и сборной. Также последовал ряд точечных дисквалификаций футболистов. Под горячую руку, кроме прочих, попали и вышеупомянутый Адольфо Педернера, и наш герой Альфредо Ди Стефано. Правда, спортсменов такие мелочи в тот момент мало волновали – они счастливо варились в своём котле и далеко в будущее не заглядывали.

Но, как выяснилось, такое положение вещей оказалось невыгодным для обеих сторон. Для ФИФА – так как клубный футбол всего мира был несколько напряжен, причем из-за одной единственной страны, не платившей денег за переманиваемых игроков. А для Колумбии – по причине потери существенной части дохода, ранее получаемого за счёт проведения различных международных товарищеских матчей. Два враждующих лагеря поняли, что придётся искать компромисс.

В результате в 1951 году в ходе переговоров, состоявшихся в столице Перу, был заключён так называемый Лимский пакт, по условиям которого беглые футболисты оставались в собственности колумбийских клубов до истечения сроков их контрактов, после чего ФИФА обязала их вернуться в расположение своих предыдущих команд, из которых они «сделали ноги» в поисках «сладкой жизни». Из первого вытекало и второе условие: в «период доигрывания» и колумбийским, и так называемым первоначальным клубам запрещалось продавать кого-либо из игроков-перебежчиков третьей стороне. Запутанная ситуация? То ли ещё будет!

С введением покончено, и теперь мы наконец подходим к основной теме нашего рассказа – к Альфредо Ди Стефано и его трансферным приключениям.

Ди Стефано покоряет Испанию

04.jpg

Ди Стефано в форме «Мильонариоса»

После того, как Лимский пакт вступил в силу, колумбийские клубы получили возможность играть в товарищеских матчах и совершать коммерческие турне по всему миру. И в марте 1952 года «Мильонариос» в рамках тура по Европе прибыл в Испанию, дабы принять участие в небольшом праздничном состязании, проводимом в честь 50-летия мадридского «Реала».

Случилось так, что команда Альфредо Ди Стефано, бесцеремонно подвинув в сторону именитого юбиляра, стала победителем того турнира, а сам аргентинский бомбардир был признан лучшим его игроком. Светловолосый парень, кроме того, что был неудержим на острие атаки, выполнял огромный объём работы по всему полю, иногда беря на себя роль диспетчера, а порой участвуя и в обороне. Такая игра форварда в то время была в новинку и не могла не обратить на себя внимание. Что и произошло.

Несмотря на поражение своей команды, президент «Королевского клуба» Сантьяго Бернабеу был в весьма приподнятом настроении, находясь под впечатлением от выступления Ди Стефано. Он даже захотел немедленно приобрести талантливого нападающего, на что его колумбийский коллега Альфонсо Сеньор вынужден был ответить вежливым отказом, напомнив про условия Лимского пакта. Но не один Бернабеу пребывал в восторженных чувствах от увиденного. На турнире присутствовал и Хосеп Самитьер, бывший в то время техническим секретарём «Барселоны», который также взял Ди Стефано на карандаш. Напомним, что именно этот весьма симпатичный и проницательный испанец в своё время перехватил у «Реала» уже практически подписанного великолепного венгра Ладислао Кубалу, о котором мы ещё поговорим (и не раз!), и сделал его игроком каталонского гранда.

Тем же летом «Королевский клуб» отправился в столицу Венесуэлы Каракас на турнир, известный как Малый Кубок мира, в рамках которого дважды сыграл вничью с «Мильонариосом». Кроме того, ещё одну встречу эти два коллектива провели в Боготе. И пока раз за разом футболисты выходили на поле, дабы выяснить, кто из них сильнее, их руководители с удовольствием общались в VIP-ложе, налаживая дружеские отношения.

Ди Стефано уходит из футбола

Ладислао Кубала и Альфредо Ди Стефано в форме «Барселоны» (на первом фото Ди Стефано стелется в подкате, на втором – слева)

В конце 1952 года после одного из сыгранных в Чили товарищеских матчей 26-летний Альфредо Ди Стефано принял решение не возвращаться в расположение клуба и отправился домой в Буэнос-Айрес. Аргентинский форвард был утомлён и истощён нескончаемым потоком коммерческих встреч, которые проводил «Мильонариос» с целью подзаработать. В спокойной обстановке в кругу семьи Альфредо хотел привести свои мысли в порядок и решить, чему же себя посвятить в дальнейшем — снова выходить на поле ему совершенно не хотелось. Как вариант, он планировал заняться ранчо, которое недавно прикупил его отец. Да и вновь расставаться с молодой женой и двумя маленькими дочурками не было ни малейшего желания.

Отметим, что прежде, чем покинуть «Мильонариос», хитрец Ди Стефано договорился с руководством клуба о предоставлении ему аванса в 4000 американских долларов как части его будущей зарплаты в клубе. Деньги были выделены, нападающий их, конечно же, взял и был таков. И, знаете, он не испытывал ни угрызений совести, ни душевных мук из-за своего поступка, поскольку по его расчёту, как раз эту сумму ему не доплатили в прошлом году, да и вообще, его талант заслуживал даже большего!

Время шло, Ди Стефано затянули домашние дела, и к началу 1953 года он окончательно принял решение повесить бутсы на гвоздь. В «Мильонариос» его не тянуло. Не тянуло и в «Ривер Плейт». Впрочем, аргентинский клуб и сам не жаждал вернуть свою бывшую звезду – там ещё помнили, что именно Альфредо был одним из тех, кто неистово поддерживал забастовку игроков, из-за которой многие футболисты подались в направлении колумбийской кормушки. Неторопливо и размеренно катилась жизнь нашего героя по новым рельсам. И неизвестно, услышал бы мир когда-нибудь ещё о «Белокурой стреле», если бы не случилось то, что в итоге произошло – к аргентинскому форварду явились посланники из «Барселоны».

«Барселона» делает свой ход

Ди Стефано, не имея возможности заявиться за Барселону, примерил форму «Палафружеля» (левое фото) и сборной «курортников» Эль-Масноу в их матче против «жителей» этого муниципалитета (четвёртый в верхнем ряду)

Каталонский клуб в сезоне 1952/53 постигла неприятность: из-за туберкулёза на продолжительное время (а некоторые медики не исключали, что и навсегда) из обоймы команды выбыл её ключевой игрок Ладислао Кубала. Тогдашний президент «сине-гранатовых» Энрик Марти Каррето был крайне озабочен этим обстоятельством и после некоторых размышлений дал задание Хосепу Самитьеру найти замену звёздному венгру. И секретарь «Барсы», разумеется, сразу вспомнил об Альфредо Ди Стефано, на которого, как мы помним, положил глаз совсем недавно, на турнире в честь юбилея «Реала».

Самитьер незамедлительно отправился в Буэнос-Айрес, где сразу же встретился с Альфредо и его отцом и изложил суть дела. После не самых продолжительных переговоров и колебаний форвард сдался-таки под напором представителя «Барселоны» – всё же бывают предложения, от которых невозможно отказаться. А ведь в начале 1950-х многие хотели заполучить этого белокурого парня, включая мадридский «Атлетико» в будущем великого Эленио Эрреры, но ответ аргентинца был всегда отрицательный. А тут, как говорится, уболтали! На решение Ди Стефано, страдавшего от аэрофобии и старавшегося избегать лишних перелётов, повлиял и тот факт, что по Испании в основном придётся перемещаться на поездах. В общем, стороны пожали друг другу руки и договорились встретиться уже на Пиренейком полуострове.

Закончив с первой частью своей миссии, Хосеп Самитьер приступил ко второй: совершению трансферной сделки непосредственно с клубом-владельцем прав на будущую мировую звезду. Покумекав, секретарь отправился к руководству «Ривер Плейт» – команды, которой, напомню, на основании Лимского пакта будут принадлежать права на Ди Стефано с того момента, как подойдёт к концу его соглашение с «Мильонариосом». Аргентинская сторона была совсем не против получить деньги за беглого форварда, как говорится, хоть от чёрта лысого, и за четыре миллиона песет ($81000) с удовольствием поставила в нужных строках договора свои подписи.

Ди Стефано прибывает в Барселону

07.jpg

Игроки «Реала» Альфредо Ди Стефано (слева) и Ференц Пушкаш (справа) в форме «Барселоны» позируют вместе с Ладислао Кубалой перед товарищеским матчем с «Реймсом» (1961)

И вот заветный день настал. 22 мая 1953 года Альфредо Ди Стефано вместе с женой и дочками сошёл с трапа самолёта, приземлившегося в мадридском аэропорту «Барахас», где его встретил Хосеп Самитьер и сопроводил в столицу Каталонии. Казалось бы, дело сделано, можно начинать осваиваться в новом клубе и готовиться к следующему сезону, но не тут-то было!

Пока шли переговоры и оформлялась сделка, произошли две непредвиденные вещи. Во-первых, к концу чемпионата неожиданно поправился Ладислао Кубала и помог клубу взять «золото». Вроде бы, что может быть лучше? Но как расположить на поле двух таких игроков главный тренер «сине-гранатовых» Фердинанд Даучик пока не знал. Да это и не входило в его планы – никто не ожидал, что на венгре болячки заживают быстрей, чем на собаке. А во-вторых, вести о сделке между «Ривером» и «Барсой» дошли до президента «Мильонариоса» Альфонсо Сеньора, и он, крайне возмутившись произошедшим, незамедлительно пожаловался в ФИФА. И основания, как вы понимаете, у этой жалобы были (вновь вспоминаем про Лимский пакт): Ди Стефано, если за кого и мог выступать до конца 1954 года, так только за колумбийский клуб. Следовательно, правомерность совершённой трансферной операции ставилась под сомнение.

«Барселона» была не готова к такому повороту (видимо, ожидали, что пронесёт), да и не хотелось ей лишний раз вступать в пререкания с ФИФА по причине того, что до сих пор было не закрыто «дело Кубалы», но это уже другая история. Так или иначе, Альфредо пока не мог выступать за каталонцев и, оказавшись в подвешенном положении игрока без клуба, ждал хоть какого-нибудь вердикта власть имущих.

И здесь давайте остановимся вот на каком моменте: в интернете и прессе можно найти упоминания, что в июне 1953-го наш герой провёл-таки три товарищеских матча за свой новый клуб. Но если заглянуть в архивы, то можно убедиться, что это не так – непосредственно в заявках «Барсы» на поединки того лета фамилия аргентинского нападающего отсутствует. Но зато есть данные, что в это время он надевал майки некоторых малоизвестных команд, например, ФК «Палафружель». Также сохранились фотографии, где он позирует в сине-гранатовой форме – на некоторых даже с Ладислао Кубалой, – но это снимки либо с тренировок, либо являющиеся постановочными, сделанные специально для периодических изданий, либо отснятые позже, когда Ди Стефано уже был игроком «Реала», а за каталонцев выступал в неофициальных матчах как приглашённая звезда (такая невероятная для нашего времени практика тогда была в порядке вещей).

В игру вступает «Реал»

08.jpg

Раймундо Сапорта (слева) и Сантьяго Бернабеу

Итак, теперь руководству «Барселоны» требовалось утрясти дела с «Мильонариосом». Эту миссию решил взять на себя сам Энрик Марти Каррето. И действительно, вскоре он встретился с Альфонсо Сеньором, но к консенсусу двум президентам прийти не удалось. Так в чём же была загвоздка? Дело в том, что Сеньор затребовал у своего визави $27000 (один миллион триста пятьдесят тысяч песет), что составляло треть от суммы, уплаченной каталонской стороной «Ривер Плейту». Марти Каррето, посчитав, что его попросту хотят нагреть, запрашивая такую сумму за игрока, который даже за команду не играет, а вскоре не будет ей и принадлежать, ответил отказом и самодовольно добавил, что, если придётся, то «Барса» вполне может подождать полтора года, пока не истечёт срок действия контракта колумбийцев с Ди Стефано. На том и разошлись, сохранив друг о друге не самые лестные воспоминания.

И тут на сцену вышел мадридский «Реал», а именно вице-президент «Королевского клуба» Альваро Бустаманте. Он почувствовал, что если не сделать свой ход сейчас, то можно окончательно упустить Альфредо Ди Стефано. Ведь отказ каталонцев заплатить затребованную сумму мог оказаться лишь временным блефом. Недолго думая, Бустаманте убедил остальное руководство «сливочных» в необходимости выкупить ту часть прав на форварда, которая принадлежала «Мильонариосу». Да и исполнить этот финт было, по его мнению, несложно, благо, отношения между двумя клубами со времён матчей в Мадриде и Каракасе оставались очень тёплыми. Осуществить задуманное было поручено бухгалтеру и будущему казначею «сливочных» Раймундо Сапорте, который немедленно отправился в Южную Америку и умело провернул операцию.

Но, несмотря на то, что подписи сторон на документе стояли, Ди Стефано не мог быть заявлен за «Реал», ведь, как мы помним, из Лимского пакта следовало, что колумбийские клубы не имели права продавать своих игроков-перебежчиков, а могли только удерживать их у себя до истечения срока контракта. Таким образом, положение аргентинца стало ещё более запутанным, и ему, судя по всему, оставалось только дожидаться января 1955 года, когда подойдёт к концу его соглашение с «Мильонариосом», а уж потом… А что будет потом, представлялось весьма и весьма размыто. Но всё решилось гораздо раньше.

Слово за ФИФА

09.jpg

Армандо Муньос-Калеро – человек, сделавший Ди Стефано игроком и «Барселоны», и «Реала»

В один из летних дней 1953 года в дверь к Альфредо, который в тот момент проживал в предоставленной «Барселоной» квартире, постучали. Это был Раймундо Сапорта. «Что вам угодно!? – сходу напал на гостя Ди Стефано. – Вы прибыли сюда, чтобы помешать мне играть!?» Посланник был спокоен и после непродолжительного монолога дал понять раздражённому аргентинцу, что приехал он совсем не за этим, а чтобы убедить того перейти на светлую сторону – выступать за «Реал». А ещё через несколько минут форвард был посвящён в курс дела и ознакомлен с предложением «сливочных»: «Королевский клуб» и синьор Бернабеу лично заинтересованы в его услугах, контракт у «Мильонариоса» выкуплен и, если удастся утрясти ещё пару вопросов с федерацией, то как минимум до конца 1954 года «Белокурая стрела» сможет занять своё место в мадридском колчане. Самому Альфредо уже было всё равно, за кого играть, лишь бы поскорее выйти на поле, а не чахнуть на испанской жаре в состоянии затянувшейся неопределённости. И он согласился. Оставалось малое – чтобы Испанская федерация футбола дала добро, несмотря на злосчастный Лимский пакт.

Как говаривал Борис Николаевич, вот такая, понимаешь, загогулина получилась. У Альфредо Ди Стефано, на руках находилось два соглашения с двумя разными клубами, и какое из них обладало большей юридической силой, сходу сказать было невозможно. Необходимо было, чтобы кто-то распутал эту «бороду», а пока надеть майку ни одной из команд наш герой не имел права. Королевская испанская футбольная федерация, столкнувшись с таким беспрецедентным случаем, обратилась за консультацией в ФИФА, которая в свою очередь назначила на роль премудрого Соломона члена своего комитета и экс-президента обращающейся стороны Армандо Муньос-Калеро, который, к слову сказать, за несколько лет до этого отметился тем, что лично возил Ладислао Кубалу в свою родную деревню креститься, дабы у того была возможность получить испанское гражданство. Умел это товарищ решать проблемы, чего уж там.

И Армандо Муньос-Калеро принял, может и справедливое, но весьма парадоксальное решение! Его вердикт был таков: в первом и третьем сезоне (1953/54 и 1955/56) Альфредо Ди Стефано будет выступать за «Реал Мадрид», а во втором и четвёртом (1954/55 и 1956/57) – за «Барселону». Абсурд? Возможно. Но просили разобраться – пожалуйста! Как говорится, получите, распишитесь. И «расписаться» нужно было оперативно, так как по правилам испанского чемпионата с конца августа возможности заявить иностранного игрока ни у одной из команд уже не будет. А до этой даты различные трансферные манипуляции ещё позволялись. Часики тикали, и «Барса», которую предложенный выход из ситуации не устроил, решила действовать!

Последняя попытка «Барселоны»

10.jpg

Презентация Альфредо Ди Стефано как игрока Реала перед матчем с Нанси 23 сентября 1953 года (обратите внимание на чёрные гетры; белые появятся лишь в 1955 году)

Сперва вице-президент «сине-гранатовых» Нарцисс де Каррерас (у Энрика Марти Каррето после его предыдущего визита в Южную Америку были не самые лучшие отношения с колумбийской стороной) сделал ещё одну попытку как-то надавить на Альфонсо Сеньора, который в тот момент находился в Мадриде. Но президент «Мильонариоса» сказал, что, так как он уже продал права на Ди Стефано «Реалу», то смысла в дальнейшей дискуссии не видит. После уже сам Марти Каррето, решив, что ждать появления аргентинской звезды на «Лес Кортс» («Камп Ноу» был ещё только в проекте) ещё целый год слишком долго, тайком от Альфредо попробовал продать свою долю на форварда «Ювентусу». Туринцы, взвесив все «за» и «против», вежливо отказались. Аналогичный ответ ждал президента «Барселоны» и после попытки вернуть приобретённый товар назад в «Ривер Плейт».

Когда Ди Стефано узнал об этих закулисных играх каталонцев, он ещё больше утвердился в желании выступать за «Королевский клуб» – терпеть подобное неуважение к своей персоне в самом начале испанской карьеры нападающий был не намерен. А Энрик Марти Каррето, смирившись с тем, что избавиться от «Белокурой стрелы» не вышло, согласился вслед за Сантьяго Бернабеу подписать соглашение, предложенное рассудительным миротворцем Армандо Муньос-Калеро. Отметим, что расстроенный до глубины души президент «Барселоны», вскоре был вынужден поставить автограф и на заявлении об уходе со своего поста. Ну а Альфредо Ди Стефано на четыре сезона официально стал одновременно игроком и «сине-гранатовых», и «сливочных».

В то время, когда Энрик Марти Каррето собирал в картонные коробки личные вещи и прощался с президентским креслом, Ди Стефано был представлен Испанской федерации как новичок лиги. Случилось это 22 сентября. А на следующий день аргентинский нападающий уже дебютировал за «Реал» в товарищеской встрече против «Нанси». «Сливочные» тот поединок проиграли 2:4, зато Альфредо отметился первым голом за новый клуб. Ну а дальше последовали матчи регулярного чемпионата, в которых наш герой был великолепен!

Альфредо Ди Стефано – игрок «Реала»!

11.jpg

Альфредо Ди Стефано и пять кубков европейских чемпионов

К седьмому туру «Реал» опережал «Барсу» в таблице национального первенства на четыре очка, и на следующей неделе на стадионе «Нуэво Чамартин» (позже арену переименуют в «Сантьяго Бернабеу») должно было состояться Эль-Класико. Не дожидаясь главной игры сезона, правление каталонского клуба во главе с новым президентом Франсеском Миро-Сансом решило продать свою часть прав на Ди Стефано «Королевскому клубу» – делить игрока с принципиальным соперником было выше их сил. И перед началом матча, 25 октября, в этой фантастической истории с трансфером аргентинского нападающего наконец-то была поставлена жирная точка: мадридцы заплатили каталонцам четыре миллиона песет (ровно столько, сколько Хосеп Самитьер отсчитал в своё время «Ривер Плейту»), плюс некоторые проценты и бонусы. Альфредо Ди Стефано стал исключительно игроком «Реала»! Причём самым высокооплачиваемым игроком! Ну а в дерби, во многом благодаря его блестящей игре и оформленному дублю, «сливочные» разгромили «сине-гранатовых» со счётом 5:0.

Что было потом – известно. Сперва – чемпионский титул, которого «Реал» ждал 21 год, и признание Ди Стефано с 27 голами лучшим бомбардиром сезона (Кубала отстал от аргентинца на два мяча). А после – многолетнее лидерство в лиге и пять побед подряд в Кубке европейских чемпионов. Ну а вишенками на этом «сливочном» торте под ярким испанским солнцем блестели два «Золотых мяча» великого Альфредо Ди Стефано – человека, который чуть не завязал с футболом в 26 лет.

12.jpg

НАМЕДНИ БЫЛ ФУТБОЛ. 1949.

Дмитрий Догановский

Сезон 1949 года начался с очередного новшества, введённого неугомонными затейниками из Спорткомитета СССР. Провалившись с прошлогодней попыткой расширить состав участников чемпионата в группе А до 30 команд, они вовсе не успокоились, неутолённые интернациональные чувства продолжали владеть их душами и помыслами. И год спустя группу А всё же расширили с прежних 14 команд до 18, волевым решением включив в неё представителей братских республик: Азербайджана («Нефтяник» Баку), Армении («Динамо» Ереван), Латвии («Даугава» Рига) и две команды с Украины – харьковский «Локомотив» и «Шахтёр» из Сталино. Стоит ли удивляться, что именно эти новички, попавшие в элитный дивизион не по спортивному принципу, стали отличными поставщиками очков для старожилов группы А и по итогам сезона-1949 заняли весь подвал турнирной таблицы.

02.jpg

1949 год, стадион «Даугава», Рига

Но до этого было ещё далеко, а пока команды традиционно разъехались по предсезонным сборам.

Выход Льва Яшина

03.jpg

И на этих сборах произошло событие, давно и прочно вошедшее в легенды советского футбола. Московские динамовцы готовились к сезону в Гаграх, и в их тренировках и контрольных играх принимал участие 19-летний вратарь, как раз с этого сезона получивший статус третьего голкипера после Алексея «Тигра» Хомича и Вальтера Саная. Звали этого никому ещё не известного юношу Лев Яшин, и, по мнению тренера Михаила Якушина, был он игроком перспективным, но ещё очень «сырым».

И «сырость» эту Яшин со всей возможной убедительностью подтвердил в одном из контрольных матчей в марте 1949 года. В одном из эпизодов вратарь соперника, выбивая мяч от своих ворот, сделал это с такой силой, что снаряд пролетел через всё поле, а также через голову неосмотрительно выбежавшего из ворот Яшина, который, пытаясь его догнать, столкнулся со своим же защитником. В результате оба упали, а мяч, так никого и не задев, припрыгал в сетку ворот.

04.jpg

Зураб Шехтель и нападающий Виктор Понедельник в товарищеской игре сборной Ленинграда и сборной СССР.

До сих пор историки футбола так и не пришли к общему мнению, кому именно принадлежит авторство этого курьёзного гола. Чаще всего упоминается фамилия вратаря ленинградского «Зенита» Зураба Шехтеля. Действительно, мощный, хотя ещё и очень юный 17-летний зенитовский кипер, имевший в своей команде такой же, как и Яшин, статус запасного, вполне мог произвести этот могучий удар. С другой стороны, сам Лев Иванович десятки лет спустя вспоминал в связи с этим эпизодом фамилию легенды волгоградского футбола Василия Ермасова. Этот вратарь-исполин тоже вполне мог нанести такой силы удар по мячу. Как бы там ни было, но событие это прочно вошло в анналы советского футбола, и не столько, как сам факт (в конце концов, событие, хоть и редкое, но вовсе не уникальное), сколько тем, что случился этот конфуз с самим Львом Яшиным. Пусть ещё никому и не известным.

Чемпионат

05.jpg

Сам чемпионат стал очередным, пятым по счёту, противостоянием двух великих тренеров Михаила Якушина и Бориса Аркадьева, двух великих послевоенных клубов, московских «Динамо» и ЦДКА. Вновь, как и в предыдущие четыре года именно эти команды решали между собой судьбу золотых медалей чемпионата СССР. Подробнее об этой великой тренерской дуэли мы непременно поговорим в следующий раз, а пока – коротко о ходе самого чемпионата.

Поначалу московские лидеры были не столь убедительны, как ожидалось, а вперёд неожиданно вырвался ленинградский «Зенит». Впечатляющая беспроигрышная серия из 11 матчей со старта чемпионата, за время которой один из сильнейших вратарей в истории отечественного футбола Леонид Иванов, защищавший ворота «Зенита», пропустил всего один мяч, да и тот с пенальти, вывела ленинградцев в лидеры чемпионата. Но ещё до завершения первого круга сказка для болельщиков Ленинграда закончилась: в Москве , в очном противостоянии с наступавшим на пятки «Динамо» «Зенит» потерпел сокрушительное поражение с рекордным в своей истории счётом 0:8 и лидерство потерял. Отдадим должное ленинградцам — они довольно быстро сумели прийти в себя после этого разгрома и во втором круге даже сцепились с ЦДКА в битве за серебро, но концовку чемпионата провели откровенно слабо, заняв лишь 5-е место.

06.jpg

Леонид Иванов спасает ворота после удара в упор железнодорожника Игоря Петрова

В общем, уже к началу июля турнирная таблица приобрела привычный для тех лет вид: вновь возглавляли её «Динамо» и ЦДКА, всё больше увеличивающие отрыв от преследователей. Справедливости ради, третьим к этому дуэту «прицепился» наконец-то более-менее восстановившийся московский «Спартак», но в «битву титанов» он не вмешивался, проиграв им все четыре матча и на большее, чем бронза, не претендуя.

Борьба же лидеров на сей раз оказалась довольно скоротечной. Ещё во втором туре победив армейцев, динамовцы оторвались от них на 2 очка, и на протяжении почти всего сезона этот отрыв в 2-3 очка так и сохраняли. А когда ЦДКА, понеся серьёзные потери в составе, связанные с непрерывной, прямо-таки роковой чередой травм ведущих игроков, в последних 10 матчах нахватал 6 ничьих, ещё и увеличили его до 6 очков. И с таким результатом чемпионат и завершили, наконец-то вернув себе чемпионское звание.

Не помогла армейцам ни победа над «Динамо» во втором круге, ни отменная результативность их «сдвоенного центра» Бобров–Федотов, вдвоём забивших 31 мяч, компенсировать потерю двух очков в очной встрече первого круга ЦДКА так и не сумел, а результативность такого же, пусть и не столь акцентированного «сдвоенного центра» динамовцев Бесков–Конов оказалась ещё выше – 43 гола.  Не помогли ни 11 побед с крупным счётом, ни 86 забитых мячей – у динамовцев таких побед оказалось 12, а число забитых ими голов в первый и единственный раз за всю историю отечественных чемпионатов и вовсе перевалило за сотню – 104. Абсолютный и, возможно, вечный рекорд отечественного футбола.

07.jpg

Впрочем, рекордов в том чемпионате динамовцы установили немало. Победив в матче второго круга аутсайдера, «Шахтёр» (Сталино), со счётом 10:1 «Динамо» повторило свой же рекорд результативности 1945 года, когда те же 10 мячей оно отправило в ворота земляков из «Крыльев Советов» (10:0). Тогда в атаке блистал нападающий Василий Карцев, оформивший в матче «покер», а на сей раз его достижение повторил Константин Бесков, также отличившийся 4 раза. Пропустив за весь чемпионат-49 всего 30 голов, динамовцы установили ещё один «вечный» рекорд отечественного футбола: разница мячей 104 – 30 = +74. Впервые в истории чемпионатов СССР отрыв первого места от второго составил внушительные 6 очков. Пройдёт всего два года и уже армейцы сумеют оторваться от серебряного призёра ещё дальше, но пока динамовское достижение чемпионата-49 стало рекордным для советского футбола.

Кубок СССР

08.jpg

Правда, повторить прошлогодний успех армейцев, выигравших тогда всё, что было возможным, динамовцы не сумели. Мало того, что в турнире дублёров их резервисты заняли лишь 9-е место, а победителями неожиданно стали дублёры киевского «Динамо», так ещё и в финале Кубка СССР столичное «Динамо» проиграло землякам из «Торпедо». Открыв счёт ещё в начале встречи, динамовцы, вроде как, прочно держали инициативу в своих руках, но удержать её так и не сумели. Ведомые своим супербомбардиром Александром Пономарёвым, торпедовцы не только счёт сравняли, но за несколько минут до финального свистка вырвали и победу, впервые в своей истории став обладателями хрустальной вазы. Автором этого победного гола, разумеется, стал сам Пономарь — лидер и капитан «Торпедо», один из сильнейших форвардов отечественного футбола. Причём, этот успех автозаводцев вряд ли можно назвать случайным – ведь до того, в полуфинале, они сумели выбить из турнира и другого лидера советского футбола, ЦДКА.

Первый телерепортаж

09.jpg

«КВН-49»

Аббревиатура СМИ, расшифровывающаяся как «средства массовой информации», подразумевает под собой не только газеты, журналы, бюллетени, альманахи и прочие бумажные носители. Радио и телевидение тоже относятся к категории СМИ, а, следовательно, год 1949-ый смело можно назвать годом настоящего прорыва в освещении футбола в СМИ. Потому что 29 июня 1949 года с московского стадиона «Динамо» был организован первый в истории советского футбола прямой телерепортаж. В этот день встречались ЦДКА с минским «Динамо», а комментировал матч, естественно, знаменитый Вадим Синявский – «голос» советского футбола, мэтр спортивного радиорепортажа.

Вряд ли этот матч на экране смогло увидеть очень уж большое количество телезрителей. Первые массовые телевизоры в СССР под символичным названием КВН-49 в том году были лишь запущены в производство, а потому пока являлись для рядового советского гражданина большой редкостью и невиданной роскошью. Но нашлись и те, кто всё же стал свидетелем этого исторического события, прильнув к крошечным, размером с почтовый конверт экранам первых советских телевизоров, которые для увеличения размера изображения снабжались своеобразной «линзой», внешне похожей на узкий аквариум с выпуклой стенкой, наполненный дистиллированной водой. Сквозь неё изображение заметно искажалось, зато увеличивалось примерно до размера стандартного листа бумаги А4.

Рекорд Константина Лясковского

 

Но вернёмся непосредственно к футболу. Произошло в чемпионате-49 и ещё одно примечательное событие. 29 сентября в Киеве во встрече местных динамовцев с московскими армейцами на поле в красной футболке ЦДКА в последний раз в своей карьере вышел защитник Константин Лясковский. Было ему на тот момент 41 год и 46 дней, и, таким образом, он стал самым возрастным футболистом, принимавшим участие в матчах высшего дивизиона чемпионатов СССР.

Вообще, Лясковский – личность в советском футболе во многом уникальная. Мало того, что он стал рекордсменом страны по возрасту, так ещё и явил собой подлинный образец клубного патриотизма. Ещё в далёком 1926 году футболист, которому не исполнилось и 18 лет, дебютировал за клуб-предтечу нынешнего ЦСКА с изящным названием «Опытно-Показательная Площадка  Военведа» (ОППВ), после чего отыграл за армейцев 33 (!) года, став в составе этой команды, с 1928 года принявшей название ЦДКА, двукратным чемпионом Москвы в довоенные годы, а также заслуженным мастером спорта, трёхкратным чемпионом и двукратным обладателем кубка СССР в годы послевоенные., и заодно войдя в десятку самых преданных одному клубу игроков в истории мирового футбола, заняв в ней почётное 7-е место и опережая знаменитых Тотти, Гиггза, Мальдини и других великих «однолюбов».

Справедливости ради, в связи с рекордом Лясковского непременно стоит упомянуть и Льва Яшина, отыгравшего свой последний официальный матч в возрасте 41 год и 43 дня. То есть был он в тот день знаменитой переигровки за чемпионство 1970 года между «Динамо» и ЦСКА (история повторяется!) всего… на 3 дня младше Лясковского. А потому почти полвека именно Константин Лясковский оставался обладателем отечественного рекорда долголетия, пока в 1997 году защитник петербургского «Зенита» Анатолий Давыдов не установил планку на новой высоте, сыграв последний матч на высшем уровне за 2 месяца до своего 44-летия. Рекорд, похоже, из разряда вечных. Хотя, кто знает…

Ещё несколько рекордов чемпионата 1949

Также в 1949 году завершил свою игровую карьеру защитник ленинградского «Динамо» Владимир Лемешев. Завершил, можно сказать, рекордно. Вообще, Владимир Лемешев, младший брат главного тренера ленинградского «Зенита», выигравшего Кубок СССР 1944 года Константина Лемешева, футболистом был классным: заслуженный мастер спорта СССР, лидер и капитан команды, игрок смелый, решительный, тактически грамотный, мастер игры головой… Но всё же рекорд он установил, скорее, с приставкой «анти». Ибо до сих пор остаётся единственным футболистом высшего дивизиона отечественных чемпионатов, забившим 5 мячей… в свои ворота. Причём, выступая на высшем уровне 15 сезонов, ещё с самого первого клубного чемпионата 1936 года, все свои автоголы он оформил за пять послевоенных лет. Что, впрочем, неудивительно: до войны он играл полузащитником, а на заре карьеры и нападающим.

Два из своих автоголов Лемешев забил как раз летом 1949 года, с промежутком менее полутора месяцев, после чего, очевидно, и решил, что пора заканчивать. Да и возраст ветерана, 38 лет, также подталкивал его к такому решению.

12.jpg

Григорий Федотов

Также в том году завершил свои выступления выдающийся мастер, легенда отечественного футбола, нападающий ЦДКА Григорий Федотов. Завершил обладателем множества разнообразных рекордов, точку в одном из которых он поставил как раз в 1949 году. 8 августа армейцы буквально смели с поля земляков из «Локомотива» со счётом 8:0. И автором трёх из этих голов стал 33-летний Григорий Федотов. Это был уже 12-й хет-трик мастера в чемпионатах страны (два из которых «покеры»), и до сих пор никто к нему по этому показателю даже приблизиться не может. К примеру, лучший результат в чемпионатах России имеют сразу пятеро футболистов – по 4 хет-трика на брата. Причём, в РФПЛ в текущем сезоне ни один из них уже не играет.

13.jpg

Никита Симонян, 1949 год

Более чем впечатляюще дебютировал в московском «Спартаке» 22-летний воспитанник сухумского футбола Никита Симонян. В первом же сезоне выступлений за красно-белых поныне здравствующий и активно работающий в РФС Никита Павлович стал не только лучшим бомбардиром чемпионата страны, но и установил новый рекорд результативности – 26 голов. Впрочем, ровно через год он же его убедительно и превзошёл. Но об этом в следующий раз.