Никита Симонян: «Сборная – это престиж, честь, ответственность»

В январе 2016 года знаменитый игрок, тренер и замечательный функционер Никита Павлович Симонян отмечает 70-летие(!) своего пребывания в большом футболе. Football Tribune встретился с юбиляром в Санкт-Петербурге, конечно же, на футбольном турнире — Кубке Содружества.

Свои первые матчи в чемпионате СССР юный тогда Симонян сыграл в 1946 году в составе московской команды «Крылья Советов». Ему тогда повезло: рядом с юниором в нападении «Крыльев» играл такой выдающийся форвард, как Петр Дементьев, или легендарный Пека. Вот как о тех временах вспоминает сам Симонян: «Когда я впервые увидел Дементьева на футбольном поле, то был потрясен его умению обращаться с мячом. Отобрать его у Пеки было просто невозможно!». А вот что поведал в своей автобиографической книге сам Петр Тимофеевич Дементьев: «В «Крыльях Советов» начал свой спортивный путь прославленный Никита Симонян. В 18 лет приехал он из Абхазии, да так и остался в Москве на всю жизнь. Парнишка мне сразу же понравился. А посмотрев его в игре, я посоветовал ему играть не по стандарту, а применять больше творчества».

Никита Симонян, Константин Бесков, Лев Яшин и Николай Старостин.jpg

Сборная СССР – победители мельнбурской Олимпиады

Этому совету Никита Симонян остался верен на всю жизнь. Именно футбольное творчество позволило ему собрать фантастическую коллекцию футбольных трофеев в качестве как футболиста, так и тренера — 7 титулов чемпиона СССР и 6 выигранных Кубков страны! Вершиной же игровой карьеры Симоняна стало олимпийское золото на Играх-1956 в австралийском Мельбурне.

— Никита Павлович, поздравляем вас с 70-летием вашей ярчайшей футбольной биографии! Какие победы и достижения в роли игрока и тренера особо вспоминаются в эти приятные дни?

(на полях фото значок-симонян35208467.jpg)— Я везучий в этом смысле человек. Мне много довелось поиграть и потренировать — и много чего выиграть. Играл бок о бок с величайшими мастерами и в клубе, и в сборной, а позже тренировал других выдающихся игроков — и в клубах, и в сборной. Победы же все для памятные. Как я могу отдельно выделить какое-то одно чемпионство из семи выигранных чемпионатов Союза в качестве нападающего «Спартака» и главного тренера того же «Спартака» и «Арарата»?! А как можно забыть победу на Олимпиаде в Мельбурне? Но еще один, дополнительный повод для законной гордости у меня, не скрою, имеется. Очень мне дорог тот факт, что всего лишь два человека в истории отечественного футбола сумели сделать «золотой дубль»: выиграть в одном сезоне и чемпионат и Кубок — будучи вначале футболистом, а затем главным тренером. Это Николай Гуляев и я. Гуляев как игрок побеждал в предвоенные годы, а в 1958-м привел к чемпионству «Спартак», в нападении которого тогда играл я. А спустя 15 лет уже мне в качестве тренера удалось привести к «золотому дублю» ереванский «Арарат»…

— Вы приехали в Петербург на Кубок Содружества. А за недавно завершившимся здесь же Мемориалом Гранаткина удалось последить из Москвы?

— А как же! Всегда внимательно следил за этим турниром, делаю это вот уже 30 с лишним лет — начиная с самого момента его основания.

— Удивили его итоги?

— Главное удивление, даже шок — это поражение юношеской сборной России в полуфинале со счетом 1:5 . При всем безусловном уважении к юношеской сборной Санкт-Петербурга… Ну не должна сборная России уступать с таким кошмарным счетом! В Москве меня постоянно спрашивали после той игры: «Никита Павлович, ну как же так?!» А я сам, можно сказать, дар речи потерял от шока, когда узнал, что в эту сборную Галактионова приехали всего три основных футболиста. ТРИ! Что же это такое?! Что за несерьезное отношение со стороны тренеров и руководителей наших клубов к самому институту национальных сборных команд? Я уж не говорю о том, что проявляется элементарное неуважение к петербургским зрителям, собравшимся на трибунах в СКК в надежде увидеть действительно сильнейших футболистов России своего возраста.

И когда я слышу аргументы типа «наша команда для ее качественной подготовки должна проводить тренировочные сборы в межсезонье в полном составе», я могу лишь горько улыбнуться. Такие «разъяснения» могут ввести в заблуждение какого-нибудь профана — но не меня. Я тренировал очень много лет, и ни разу — никогда! — у меня даже мысли не возникало попробовать не отпустить своего игрока в любую из сборных страны, от национальной до юношеской. Это же огромная честь! Престиж, ответственность! Бывали моменты, у меня уезжало из команды в сборные сразу 12 футболистов. И ничего, спокойно работал с теми, кто оставался в команде. Потом возвращались «сборники», мы с помощниками подводили всех к общефизическому знаменателю — и спокойно играли и выигрывали в новом сезоне. Вы посмотрите на календарь, господа руководители и тренеры! Мемориал Гранаткина был проведен в первых числах января. На подготовку в клубах у юных футболистов оставались вся вторая половина января и весь февраль месяц! Где проблема, в чем?!

— Оправдывают ли себя нынче эти традиционные петербургские турниры с участием юношеских и молодежных сборных? Особенно, признаться, беспокоит судьба Кубка Содружества, зрительский интерес к которому не слишком высок…

— Мемориал Гранаткина — это турнир памяти многолетнего вице-президента ФИФА и очень мудрого человека, с которым я был хорошо знаком, безусловно, надо сохранить в его нынешнем статусе. Это интересный и полезный для самих его участников турнир. Для болельщиков же соревнования, где играют сборные совершенно разных футбольных школ со всего света, тоже интересны. Другое дело, что хотелось бы качественно укрепить состав участников. Честно говоря, и я, и многие мои знакомые с ностальгией вспоминают те времена, когда на Мемориал Гранаткина приезжали сборные таких футбольных топ-стран, как Германия, Испания, Бразилия, Италия, Франция… Что же касается Кубка Содружества с участием сборных СНГ и стран Балтии, то тут мое мнение не столь однозначно. Напомню вам, что много лет подряд, помимо футбольной составляющей, этот турнир был чрезвычайно важен и полезен самой своей уникальной формой общения. Причем, все руководители футбольных федераций и другие почетные гости турнира могли пообщаться не только между собой, но и встретиться с президентом ФИФА Йозефом Блаттером, который регулярно приезжал на все Кубки Содружества. Уверен, Блаттер прилетел бы и на текущий турнир, но вы же знаете, какие события недавно произошли…

MSH_1179.JPG

Посмотрим, подумаем и решим, что необходимо будет сделать с Кубком Содружества. Решающее слово, естественно, окажется за Виталием Мутко. В ближайшее время изложу ему самую подробную информацию про оба петербургских турнира. Знаю, что  Оргкомитет предлагает придать Кубку Содружества открытый статус (по информации FT, тогда наряду со сборными СНГ и стран Балтии будут приглашать в Санкт-Петербург сильные европейские «молодёжки»). Это — один из вариантов возможного развития событий. Обязательно будем обсуждать все эти варианты на одном из ближайших Исполкомов РФС.

— Никита Павлович, в клубе бомбардиров имени Григория Федотова вы занимаете высокое пятое место, забив 183 мяча за карьеру. Нельзя не поинтересоваться, переживаете ли вы за футбольную судьбу Александра Кержакова, идущего на третьем месте в том же Клубе, но в последнее время не выходившего на футбольное поле? Тот же вынужденный «простой» нынче и у спартаковца Широкова.

— Роман остался в «Спартаке», улетел с командой на сбор. А как лучше добавить к своей технической оснащенности и игровой мудрости хорошую функциональную готовность, он, думаю, знает лучше нас с вами. Очень хочу, чтобы и у Кержакова все получилось в «Цюрихе». Я ему недавно так и сказал: «Тебе еще рано не только заканчивать играть, а и вообще сдаваться!». Вообще, конечно, вот это наплевательское отношение к тому же Кержакову или Аршавину со стороны иностранных тренеров… «Дайте мне того! Купите мне этого!!». И непременно — иностранного футболиста. Сместились акценты…

— Как вы оценили итоги жеребьевки групповых турниров с точки зрения шансов сборной России? И каковы они вообще, эти шансы?

— С довольно популярным резюме «легкая группа» не соглашусь. Да какая она, к черту, легкая! Сразу две сборные британского футбольного стиля, это все-таки уровень. Хотя, если вспомнить совсем недавние годы, и сборную Англии и сборную Уэльса в важнейших матчах мы обыгрывали. С другой стороны, опять-таки совсем недавно проиграли тем же словакам. Группа у нас ровная и интересная. А задача-минимум для сборной России — выход из этой самой группы. Именно так, задача-минимум. Сначала надо добиться одного положительного результата, затем мысленно сдать эту победу в футбольный «архив» и ставить перед собой следующую цель. По такому принципу я всегда работал со своими командами. И, вы знаете, он всегда помогал!

— Раз уж мы заговорили о ближайших турнирных перспективах сборной России — какой ее итоговый результат на домашнем чемпионате мира-2018 вы посчитали бы успешным?

— Честно? Выход в полуфинал. Попасть в четверку лучших сборных мира было бы великолепно. Давайте будем верить в это! А без веры в победу и на футбольное поле не надо выходить.

Текст: Александр Кузьмин

Фото: РФС

 

«Задача сборной России на Евро – полуфинал»
Александр Тарханов предостерегает просит сборную России не уступить англичанам и валлийцам в движении и силовой борьбе и ставит команде лучших игроков с российским паспортом две важные задачи

— Александр Федорович, нам в декабре подобрали соперников по группе на Евро. Что скажете, достойные команды?
— Надо отметить, что слабых групп на Евро вообще не будет. Может, Уэльс и Словакия не столь звучные по именам команды, но там играют хорошие футболисты. В той же команде Уэльса хватает игроков из АПЛ, так что и они со словаками хороши. Англия — тем более: молодая, быстрая команда, которая выиграла все матчи в отборочном цикле. Команда Англии очень дисциплинированная, организованная, обученная, мастеровитая. Футболисты там из ведущих английских клубов, и я бы назвал некоторых из них выдающимися, потому что они играют в самой лучшей лиге мира.

— Сборную Англии заранее поставили на итоговое первое место многие. Похоже на правду?
— Я думаю, что в нашей группе фаворитов нет. Все команды на одном уровне примерно.

— Чем силен Уэльс, например?
— Примерно тем же, чем и англичане. Может, не все имена на слуху, но они все играют в Англии, большинство при этом из АПЛ.

— Мы же даже североирландцам уступили с тренером Капелло, а англичане и валлийцы никак не слабее.
— Команда при этом у нас осталась та же, просто другой тренер теперь и иначе будут играть теперь, а это самое главное. Футболисты те же. Про Уэльс и Англию можно сказать, что это будет скоростной футбол, скорость соперника необходимо будет гасить. Раньше они попроще играли, а сейчас разнообразнее стали, умеют и контролировать мяч, хорошо работают с мячом. Важно погасить скорость англичан и валлийцев. Для этого надо очень плотно играть, к плотной обороне готовы не все. Необходима не плотность обороны, а плотность и цельность всей команды. Надо контролировать мяч самим, не давать его по возможности сопернику, потому что без мяча играть очень тяжело. Еще важно не уступить ни в борьбе, ни в скорости. В игре с мячом мы не слабее ни Англии, ни Уэльса.

— А от словаков чего ждать?
— Там играет яркая звезда, Гамшик, ведущий футболист «Наполи», который установил рекорд в Лиге Европы, выиграв все матчи. Это имя. И кроме него хватает футболистов, которые играют на достаточно высоком уровне. Так что ждать серьёзной борьбы.

— Какой результат должны получить? Что будете считать успехом?
— Вот успех был в 2008 году, когда вышли в полуфинал. Первая задача сейчас — выйти из группы. Вторая задача для этой сборной — выйти в полуфинал.

 

«Важно не расслабиться от того, что и с третьего места можно выйти из группы»
Ринат Билялетдинов специально для Football Tribune разобрал соперников сборной России по группе на чемпионате Европы: заслуженный тренер России уверен, что и с англичанами нашим парням справиться по силам. 

— Ринат Саярович, как бы вы охарактеризовали группу, в которую попала сборная России на чемпионате Европы? Первый тур нам играть с англичанами, которые выиграли все матчи в отборочном турнире…

— Не надо никого бояться никогда. Действительно, их причисляют к фаворитам группы, в отличие от нас они образцово прошли отборочный турнир, но далеко идущих выводов на этом основании делать не надо. Это вообще ещё один повод их не бояться! Ну да, после столь успешно проведенного отбора англичане находятся на подъеме и не без оснований считаются фаворитами группы. Ну и что? Считаются и считаются, а потом все может быть по-другому. У них есть свои сильные стороны: школьное базовое образование позволяет даже в условиях ограниченного контингента английских игроков в АПЛ создать команду. Легионеры выдавливают часть перспективных англичан из АПЛ в Чемпионшип, но все равно их уровень достаточно высок, и именно это футбольное образование не позволяет провалиться англичанам слишком глубоко. Да, звездности такой, что была раньше, нет. Тот же Линекер лишь в телевизоре со сборной, например. Уровень имеющихся футболистов высок. Но эта команда обыгрываема. Есть моменты, не самые сильные, которые надо использовать. Это вопрос к нашим тренерам, к изучению стиля.

— Главная звезда — все тот же Уэйн Руни?

— Знаете, кто-то может выстрелить на Евро. За эти полгода ребята же молодые подрастут. Очень много молодых англичан подтянулось. Это как с Бельгией, когда у них подросла молодая плеяда, и сборную стали считать фаворитом на любом турнире. Англичане тоже могут прибавить и выстрелить. Помимо Руни есть молодежь. Помню еще совсем молодым Росса Баркли, он пацаном в 2009 году был, но уже тогда что-то угадывалось в нем, он выделялся. Есть у англичан опытный габаритный форвард Энди Кэролл, который хочет заявить о себе на высоком уровне. Вспомнить надо и Джека Уилкшира, если вылечится, и Дани Уэллбека и Дэниела Старриджа, Рахима Стерлинга. Нападение очень неплохое получается, но я бы не скидывал со счетов и защиту, там есть Джон Стоунз. Коллектив там очень хороший складывается. Что касается тренера Роя Ходжсона – ну, не сразу, может, заладилось в «Ливерпуле» у него. Но сколько тренеров там поменялось за последние годы! А в сборной Ходжсон – это олицетворение английской тренерской школы. Он очень приятный человек, жил с моим сыном в одном доме в своё время, и он яркий пример правдивости утверждения о том, что глаза – это зеркало души. Вдумчивый человек, который вынес урок из неудачи в «Ливерпуле», а былые поражения клуба компенсируются победами сборной. Не пою англичанам дифирамбы, констатирую то, что есть: да, они будут серьезно рассматриваться как фаворит. Но победить их можно, непобедимых нет.

— Что скажете о команде Уэльса? Сразу на ум приходит Гаррет Бэйл.

— Бэйл, Аарон Рэмси, есть ещё ребята. У них огромная мотивация, поскольку Уэльс впервые за столько лет выполз из тени англичан. Для них это шанс, который не факт, что подвернется еще раз. Валлийцы будут из кожи вон лезть, у них с англичанами схожая манера игры, но исполнители могут быть более предсказуемыми в своих действиях. Более прямолинейными могут быть.  Но атлетизма и бойцовских качеств у них не отнять: они умеют навязывать борьбу. Уэльс — это проблема, и они могут нам доставить неприятности.

— Помните, Роман Широков в Жилине как-то сказал, что Словакия – это колхоз. А сейчас это что за команда?

— Вы знаете, бывали и колхозы-передовики, которые тянули сельское хозяйство СССР и поднимались на какой-то уровень без показухи, организацией дела. И в таком случае слово колхоз другим смыслом наполнялось, не пренебрежительным. Я бы вообще такие термины не употреблял. Словакия – темная лошадка. Эта команда может выстрелить в отдельно взятом матче, а может выдать серию, из кожи вон вылезти. Не знаю, как долго они умеют сохранять такое состояние души. Можно придраться и найти изъяны у всех, тем более, у Словакии, но не стоит забывать, что предстоящие полгода команда не будет сидеть на старом багаже, будет стараться освоить что-то новое. И это можно проглядеть. В обороне Мартин Шкртел – это оплот, и он восстановиться к Евро должен успеть. Есть Марек Гамшик – лидер команды из итальянского «Наполи». А ведь есть еще юркий нападающий Владимир Вайсс, который удачно против нас играл. Скоростные игроки у сборной Словакии — очевидная себе опасность. Надо внимательно изучить не только их основную обойму, но и кандидатов в сборную, быть готовыми к тому, что они прибавят. К моменту встречи с ними мы, конечно, будем примерно знать, что они могут, но отнестись к ним в любом случае нужно без пренебрежения.

Считаю, что главное, чтобы нас не расслабила мысль о том, что даже с третьего места теоретически можно выйти, что попалась нам группа «здоровья», а не «смерти». Часто мы на этом обжигались, а этот менталитет наш выветрить пока так и не удалось.

Тарас Барабаш

Для профессионалов рынка имя Натальи Чайковской является маркером и обозначением некоего стандарта. Даже ее оппоненты не могут не признать тот факт, что в России специалистов ее уровня в спортивном телевидении немного. ВГТРК, КХЛ-ТВ, «НТВ-Плюс» – все это этапы карьеры Чайковской на самых высоких позициях. Об особенностях российского спортивного телеэфира, перспективах его развития в разговоре на страницах FT.

Первый вопрос традиционный: как давно Вы на спортивном телевидении и как на него попали?

Во время афинской Олимпиады, в 2004 году, уйдя из своей предыдущей профессии, из медицины, я поняла, что две вещи мне нравятся в жизни: быть медиком и спортивное телевидение. По состоянию здоровья с первым пришлось закончить, и тогда было принято решение получать второе образование – телевизионного продюсера. Начала работать на другом канале, но всегда хотела заниматься именно спортом. Через знакомых вышла на Василия Кикнадзе, который быстро меня оттестировал и принял в команду. Причем начинала я с самых низов, должность называлась ассистент редактора на прямых трансляциях. Василий Александрович спросил меня: «Куда ты хочешь? В новости или на трансляции?». Я выбрала, естественно, прямые трансляции. Для меня они были квинтэссенцией всего, хотя его больше интересовало первое. «Новости, – говорил он, – это же «белая кость!». Но мне это было не очень интересно, мне хотелось динамики. «Но это же жернова!» – предупреждал Кикнадзе.

Я пришла и сразу попала под Кубок Кремля. Сестра профессионально занималась теннисом, это была моя стихия: взять интервью у Дементьевой, Мыскиной, сделать превью, прямой эфир, студия с Гурновым – это был невероятно круто. Фактически я выполняла функцию редактора по гостям.

Меня спросили: какими видами спорта хотела бы заниматься здесь? Я выбрала хоккей, в котором в самом деле разбиралась, и составы знала, и саму игру любила. Я выросла в хоккейном городе – Воскресенске. Еще теннис, волейбол, футбол, но на футболе на тот момент были прекрасные редакторы. И так получилось, что я заняла те ниши, где были проблемы.

Начальником отдела трансляций был Виктор Мамонтов, один из моих учителей, как я считаю, как и Василий Кикнадзе. И он говорит: «Давай выходить в прямой эфир». И через два дня я села на трансляцию ЦСКА и ярославского «Локомотива». Виктор Анатольевич первый период стоял у меня за спиной, а потом ушел. Я не понимала: либо все пропало, либо все хорошо. Оказалось – хорошо! С того момента карьерно для меня все складывалось очень достойно: перешла в основные редакторы на телеканале «Спорт», потом стала ассистентом продюсера, потом продюсером, затем возглавляла группу продюсеров, которые отвечали как раз за игровые виды спорта.

Продюссирование для меня самое интересное, что может быть, особенно на телеканале «Спорт». Проработав на разных каналах, в разных компаниях могу сказать, что нигде такой сильной школы спортивной не было. Я с большим уважением отношусь к команде «НТВ-Плюс», но все-таки это команда, которая занималась закупкой самых топовых событий, оставаясь ретранслирующей структурой: купили АПЛ – озвучили, показали, ничего особо не приукрашивая. А история больших российских проектов, где нужны были большие трансляции — показы чемпионатов Европы и мира в России, – это был телеканал «Спорт». И вес у федерального канал был серьезный, и его школа во мне осталась. Вся команда продюсеров, нас было четыре человека, сейчас очень хорошо устроены: работают, делают карьеру, востребованы. Когда-то Василий Александрович (Кикнадзе) собрал нас всех и сказал: моя задача, чтобы вы все вышли из этого кабинета, и каждый из вас мог руководить каналом прямо сейчас.

Что через год и произошло со мной. В 2008 году образовывалась Континентальная Хоккейная Лига, и Владимир Шалаев пригласил меня в телевизионный департамент.  Еще через год я его возглавила, и мы запустили канал.

Вот самое интересное – создание телеканала с ноля. До этого матчи показывали разрозненно разные телеканалы, Вы сводили все это воедино. Как это происходило в наших реалиях?

Все одно и то же: в спортивном телевидении есть особенность, которой нет ни в одном другом. Будь то региональная история или зарубежная, события происходят в разных точках, а «лайвы», постпродакшн происходит в студиях, и сборка канала происходит в третьем месте. Для КХЛ изначально мы этот процесс строили на партнерских отношениях с «НТВ-Плюс». У них получилось организовать все оперативно, в течение месяца. Решение запускать канал было принято в сентябре 2009 года, 1 октября мы уже работали в эфире.

Почему такая возможность появляется? Она возникает только в той ситуации, когда есть контент. В хоккее его много – порядка 800 трансляций в сезон, такого ни в одном виде спорта нет. Другое дело, что что-то снималось, что-то не снималось, что-то снималось в формате 4:3, что-то 16:9, разного качества. И стояла задача все запаковать в единый поток и поднять на спутник. Сборку канала делал «НТВ-Плюс», с ними быстро договорились. Остался второй пункт –тематические программы. Он всегда самый сложный, потому что сопряжен с максимальным количеством аналитики, а она вещь неблагодарная: кому-то нравится, кому-то нет. В трансляции результат зависит от спортсменов, а в таких передачах – от того, кто их ведет. С другой стороны, в этом и есть конкурентное преимущество: ты переманиваешь кого-то.

Сразу вопрос: возможно ли на канале сделать звезду, или звезду нужно сразу приглашать?

Если на стартапе, то звезд надо приглашать, без этого никуда. А уже потом ты будешь их выращивать. И могу сказать, что те комментаторы, которые сейчас работают на КХЛ-ТВ – это нами взрощенные ребята. Да, есть, безусловно, мэтры, которые жили и без КХЛ-ТВ, как Дмитрий Федоров, абсолютно гениальный комментатор и в футболе, и в хоккее, как Юрий Розанов – таких людей мало, которые грамотно могут комментировать со своей спецификой оба этих вида спорта. Но именно на нашем канале у Димы был глоток свежего воздуха. Я видела его глаза, его улыбку, мне кажется, у него даже голос изменился.

Все остальные ребята выросли у нас – Ертаев, Федотов, который был всегда аналитиком, а стал лучшим комментатором. Саша Бойков и Хаванов. Хаванов – звезда во всех отношениях, один из лучших наших хоккеистов с потрясающим умом, но как аналитик и специалист раскрылся именно на нашем канале.

Люди раскрываются, но для этого должна быть хорошая почва.

Если говорить о хоккее, то там сезон длинный, матчи идут на протяжении всей недели. Если же мы взглянем на футбол, то увидим четко выраженную структуру: в выходные матчи, в середине недели событий практически нет, если нет Лиги чемпионов. Каким образом здесь должна выстраиваться программная сетка, чтобы зритель не разбегался с канала?

Здесь вопрос не только сетки, но и продажи канала: как его продавать и позиционировать. Либо ты показываешь чужие лиги, закупая права, начиная от детских, заканчивая Бундеслигой, если на это есть деньги. Либо, если денег нет, вы будете заполнять эфир аналитическим, развлекательным, познавательным контентом, не отличающимся, впрочем. Большим разнообразием. Либо повторы. В этом случае нужно миксовать повторы и все остальное.

Но в любом случае главный вопрос – вопрос продаж. История телесмотрения – это 13 минут времени. Почему у телеканала «Наш футбол» достаточно серьезное время телесмотрения единицу времени: потому что тайм длится 45 минут. И редкий болельщик уйдет. И это преимущество надо использовать, поэтому канал надо продавать по подписке. Если ты продаешь пакет, никто никуда с твоего канала не слезет. И в любом случае в выходные вас придут смотреть. А то, что у вас происходит в течение недели, должно разогревать. Я считаю, что это должна быть серьезная социальная история. Потому что футбол – это социальная вещь в отличие от хоккея.

Так сложилось, что у хоккея есть положительный имидж в стране: есть история побед, история лидерства. В футболе этого нет, нет позитивного лидера, ведущего за собой. А такая фигура быть должна. Если не топ-менеджер, то топ-тренер. Сейчас в футболе появилась такая кандидатура – Слуцкий, но он не отвечает за индустрию.

Футбол – вид спорта социальный, футболисты намного более обсуждаемы: кто развелся, кто отсудил ребенка, у кого какая зарплата. Поэтому с понедельника по четверг эфир можно забивать хорошим социальным контентом, выстраивая положительный имидж. Но это нужно продвигать: в дни трансляций, через другие ресурсы. И это история целой индустрии, а не одного канала. В этом и было огромное преимущество КХЛ-ТВ, это была часть лиги, не отдельно созданный канал. Он функционировал в одном организме, никогда не было проблем с интервью с хоккеистами, со звездами, с руководством лиги и клубов.

РФПЛ попыталась пойти по этому пути, создав «Лигу-ТВ».

Мне казалось, что это похожий путь.

Почему не взлетело?

Во-первых, нельзя не упомянуть о результатах, которые были весьма достойны. Я хорошо знаю финансовые моменты, что сколько стоило, и сколько зарабатывалось на абонентской плате. Это был тяжелый путь, очень тяжелый, в том числе и на спонсорской ниве, потому что объективно КХЛ выгребал из рынка все, как раз за счет тех преимуществ, о которых я говорила: и помощь руководства, и позитивный имидж. И спонсоры были довольны, все было четко, слаженно, мы отрабатывали их деньги на двести процентов. А у футбола имидж в стране, извините за выражение, стремноватый. При всей этой тяжести «Лига-ТВ» сделала очень много. С чего начинали, какие трансляции были, и к чему пришли – во всем этом гигантская заслуга Артема Шадрова, как руководителя трансляционной части, Ильи Геркуса, как руководителя проекта. Но я приезжала на совещания в РФПЛ, уже работая в «НТВ-Плюс», и определенно могу сказать, что это не было частью единой системы, это были две разные структуры, где кто-то перед кем-то отчитывался за деньги, за другие вещи. В отличие опять же от КХЛ, где мы были частью, мы тоже отчитывались, но мы были внутри системы. У нас был общий бюджет, мы свою часть защищали, подтверждали. И выполняли его или не выполняли, за что получали награды или… не награды. Но никто не отделял маркетинг, телевидение, прессу или IT от спортивной жизни. У нас были общие совещания, а здесь же «Лига-ТВ» была таким аппендиксом. И Илье Геркусу приходилось доказывать, что ему нужно то-то и то-то на развитие канала. Мне, например, ничего доказывать не нужно было: принимался бюджет, который я защищала, но дальше вопросов не было. У Ильи и других руководителей, которые в «Лиге-ТВ» сменялись, как перчатки, ситуация была иная. Как будто в безвоздушном пространстве.

Эта ситуация аппендикса и повлияла на Ваше решение, когда у Вас была «вилка», куда идти: в «Лигу-ТВ» или на «НТВ-Плюс»?

Если говорить о той ситуации, что сложилась в конце 2013 года, то она весьма необычна. У меня был абсолютно четкий план, мы с Ильей Геркусом друг друга давно знали, он много консультировался у нас, общение с ним было комфортным. Я уходила из КХЛ с пониманием, что дальше хотела бы поработать в футболе. Было ощущение, что нужно двигаться дальше, как это было когда-то на «Спорте». Мы быстро договорились с руководством Ильи, с ним самим. У меня были мысли о том, как нужно реформировать канал, не только в телевизионном плане, гораздо глубже, системнее. Но тут стечение обстоятельств, случай.  Произошли изменения в «Газпром-Медиа», и команда «НТВ-Плюс» пополнилась людьми, которым, честно скажу, я не смогла отказать. Это произошло в течение одной недели. Выбор был очень трудный, потому что я понимала, что прихожу в компанию, которая всегда у меня вызывала много вопросов.  У нас были хорошие отношения, но это была структура, которая жила обособленной жизнью, и эти люди очень не хотели, чтобы кто-то приходил извне и разрушал их привычный мир… Они никогда не были готовы принимать кого-то… вернее, принимать готовы, но слушать – нет.  Но мне были поставлены задачи, которые для меня были непривычны. Я производственник, стартапщик, здесь же была в большей степени аналитическая работа.

Так что это лишь стечение обстоятельств.

А удалось бы переломить ситуацию невнятного статуса «Лиги-ТВ» при РФПЛ?

Не могу сказать, я не люблю сослагательное наклонение. Сейчас, понимая, какие процессы произошли, может быть, нет, может быть, да. Но есть моменты: мы все разделены по неким профессиональным качествам, кто-то в одном лучше, кто-то в другом, не забывайте, что существует и гендерная история. Дома, на улице, на работе. Мы же по-прежнему пропускаем женщину вперед в автобусе. Нехорошо так говорить, но я иногда пользуюсь этими вещами, в хорошем смысле слова. Особенно в спорте, где мало женщин, которые имеют отношение к менеджменту. И мне казалось, что там, где ребята из «Лиги-ТВ» шли слишком жестко, бескомпромиссно, по-мужски безапелляционно, я, наверное, могла бы действовать с большей деликатностью, с женской хитростью, не отменяя профессиональных вещей. Здесь можно было бы действовать не так в лоб, не так обижая кого-то.

300 000 абонентов «Лиги-ТВ» на пике, но не больше – для рекламодателей эта цифра не самая впечатляющая.

Но это 300 000 уже купивших подписку. Это хороший результат.

В планах, которые озвучивали функционеры, директора клубов, президенты, было полмиллиона подписчиков, затем миллион.  С тем контентом, который имелся, реально ли было это выполнить? Или все те сумасшедшие, которые смотрят наш футбол, уже подписались, и для привлечения новых нужно что-то иное?

Если бы Вы задали этот вопрос тогда, я бы отвечала совсем по-другому. Сейчас я отвечу как человек, который работал в «НТВ-Плюс» в качестве аналитика, эксперта, советника по спорту.  Проанализировав огромное количество статистических данных, мы ужаснулись. Мы, спортивная индустрия, потратили гигантские деньги на приобретение прав, а знаете, сколько людей смотрят спорт? Сколько процентов от всех смотрящих телевизор? Восемь. Это на пике. Восемь! А тратятся огромные деньги на закупку Лиги чемпионов, АПЛ и так далее. В основном футбольные права стоят безумных денег, не считая Олимпийские игры. Если 8% населения страны интересуются спортом, то, конечно, эти планы нереализуемы ни при каких условиях.

До этого я бы могла говорить о той агрессивной политике, которую вел КХЛ-ТВ в плане дистрибуции. У нас была самая большая абонентская база, мы ее набирали массированными атаками, сумасшедшими методами. Мы приходили в приемные губернаторов, сидели, просили, стучали, устраивали акции, отправляли почтой клюшки с подписями великих игроков, привозили Алексея Морозова, просили его выступить чуть ли не на утренниках. Чтобы в том или ином регионе включили КХЛ-ТВ. И это была масштабная акция, синергия с руководством лиги.  В футболе же с руководителями, требующими полмиллиона абонентов… Я тоже могу сказать, что «Мордовия» должна играть лучше, и «Спартак» должен играть лучше. Но это дилетантский подход, я же не тренер. У нас все разбираются, как лечить детей, как учить детей и как учить их играть в футбол.

Зачем люди, руководители футбола, говорят о том, как надо продавать канал. Уважаемые руководители, 8% смотрят спорт. Не футбол – спорт! Смотрите, какие это цифры. Конечно, нет возможности набирать абонентскую базу так быстро, как вы хотите. Но вообще не показывать, безусловно, нельзя. Без спорта нельзя, без его социального значения – нельзя. Спортивные каналы должны существовать, другое дело – за счет чего, за счет кого.  Однозначных ответов нет.

Но, возвращаясь к продажам, я могу высказать свое мнение. Я ни в коем случае не хочу сказать, что Илья Геркус или еще кто-то делали что-то неправильно,  но мы часто спорили. Вам что нужно? Привлечь спонсоров. Тогда вам нужна база. Если денег заработать, тогда по подписке. Нельзя и по подписке, и спонсоров!

Должна быть некая система.  Для нас в КХЛ были важны спонсоры. И спонсоры лиги были спонсорами канала, канал был частью спонсорского пакета. Поэтому мы входили во все пакеты, пробивались в базовые.  А «Лига-ТВ» не была частью спонсорской жизни РФПЛ! Наоборот, «Лига-ТВ» должна была приносить спонсорские деньги. Получается какой-то перевертыш. Если так решили, то почему «Лига-ТВ» этим занималась? Почему телевизионные люди занимались продажей рекламы для всего чемпионата? Как минимум это странно. На первом этапе этим должны заниматься агентства. И распространение канала: Илья Геркус занимался этим самостоятельно, насколько я знаю, но я полагаю, что первые 16 месяцев агрессивными продажами должны заниматься профессионалы именно в этом.

Платные каналы или бесплатные – что на самом деле правильно? В первую очередь для футбола.

Любое спортивное телевидение  должно быть платным. Однозначно. И мировой опыт об этом говорит. Безусловно, толика социально значимых вещей должна быть общедоступной, но спорт – слишком дорогостоящая история, чтобы показывать ее бесплатно.

Тогда переходим к открытию бесплатного федерального спортивного канала. Как он вписывается в эту концепцию? Это социальная история или зарабатывание денег?

Безусловно, это социальный заказ. Насколько проект будет коммерчески успешным… я не люблю делать такие заявления, я очень осторожна в этом плане. Знаю, как много моментов есть, способных подкосить гладко спланированное, как много может быть нюансов. С другой стороны, я не ожидаю ничего нового, какого-то прорыва. Как бы мы ни говорили, что это что-то новое, это старое в другой одежке. Это очень похоже на историю телеканала «Спорт», который появился после выигрыша Миши Южного в Кубке Дэвиса. Почему появился телеканал «Спорт»? Потому что никто не увидел победы Южного, с этого все началось.

Конечно, это будет лучше, чем на «России 2», где под конец был какой-то хаос. Здесь будет лучше, потому что на фоне «России 2» все будет лучше, пусть я и с огромным уважением отношусь к холдингу ВГТРК. Но это будут те же самые спортсмены, те же самые ведущие, те же самые комментаторы. Новых просто нет. Чтобы появились новые, как мы с вами говорили, их нужно воспитать.

Новая студия – да, новая графика – да, технические возможности – да. Правильно ли, нужен ли… Да, нужен. В какой парадигме затрат – я не готова коммерческие вещи озвучивать, потому что я их хорошо знаю.

В отличие от «России 2» или «Спорта» «Матч ТВ» стал выставочный стендом для всех каналов «НТВ-Плюс».  Но это совершенно не ощущается. По идее «Матч ТВ» должен был бы продвигать премиальный платный контент, но этого не происходит. От официальных лиц, от руководства ни разу никто не услышал об этом в том числе.

Канал всего ничего работает. Ребятам с «Матч ТВ» еще не все понятно. Все произошло слишком быстро, о чем Тина и Наташа Билан много говорили. Как они будут продвигать нишевые каналы, как будут перемещать комментаторов, по-моему, они пока не понимают. Потому что сейчас сконцентрированы именно на запуске «Матч ТВ». И надо понимать, что эти нишевые каналы как-то существовали и без «Матч ТВ», есть производство, есть выпуск, профессионалы. Ничего нового не происходит, трансляции снимаются, эфир выходит. А вот дальше, через полгода, нас могут ожидать сюрпризы. Может быть, объединение нескольких каналов в один, потому что, повторюсь, затраты очень высоки. На спортивном вещании они несоизмеримы с доходами.

Рука с ножом так и тянется к этим затратам?

Безусловно. Ну а как? Вы посчитайте, это же банальная математика. Я сейчас пытаюсь, не раскрывая известной мне информации, подсказать и про восемь процентов, и про население страны. Посчитайте, сколько абонентов, и сколько стоит Лига чемпионов – это открытые данные, это опубликовано. Посчитайте дальше Бундеслигу, Италию, Испанию, добавьте АПЛ и чемпионат России. О чем мы говорим? Какие спонсоры это потянут?

Да, есть еще целый пласт не отработанных возможностей: букмекеры, и это надо тоже развивать, заниматься этим на уровне законодательства. А иначе это так и будет «присестом» на шее очередного крупного деньгодарителя. Тем более что мы понимаем, в какие годы мы с вами вступаем: санкции, уход спонсоров. Вы же видели, что творилось в январе этого года, что мы показывали вместо рекламы в первые две недели, что Первый канал и ВГТРК крутили. Что уж про спорт говорить.

Опять немного в историю: «НТВ-Плюс». Канал, который, на мой взгляд, застыл в состоянии, чудесном для 90-х, но в «нулевых» оно стало не актуально. Ставка «плюсов» на свои спутники – не была ли она ошибкой?

Я считаю, безусловно. Она, может быть, не была бы ошибочной, если бы не произошла гонка с демпингом по правам. Эта конкуренция между «НТВ-Плюс» и ВГТРК, которая был устроена в определенные годы – это страшно. Я знаю эти цифры, занималась этой аналитикой. Такое ощущение, что мы нашим коллегам из зарубежья просто сделали подарок. Мы раскачали эти качели, подняли цены в России на невероятные высоты – мы, не они! Если бы мы жили в парадигме нормальных цен, если бы мы сами не загоняли их, а вели бы корректные переговоры, тогда история с премиальным спутниковым оператором, у которого эксклюзивно есть этот контент, могла бы существовать. Но нельзя забывать, что это была история про «тарелки», а сейчас «тарелку» никого не заставишь купить. Сейчас другие технологии, можно по-другому получать сигнал, никто не хочет портить себе фасад дома. И все меняются.

Поэтому тогда это было правильно, если бы не раздули цены. И еще «плюсы» работали в лакшери-сегменте. Проезжаешь два дома: у кого стоит «Триколор» – ну, это победнее люди. О, «НТВ-Плюс» – тут побогаче живут. Это был некий статус в те годы: купить «плюс» и смотреть лучшие трансляции.  Для московских, питерских людей в этом был определенный смысл, а «НТВ-Плюс» и интересовала, прежде всего, эта аудитория.

Сейчас, конечно же, нет никакого смысла держаться за спутники.

По ощущениям «НТВ-Плюс» с очень большим опозданием понял эту ошибку, когда домовые сети, а потом и крупные операторы разрослись по всей стране, а они продолжали держать контент.

Это сто процентов, что поздно, но не потому, что кто-то что-то не понимал, хотя и не без этого, но дело еще в том, что «Газпром-Медиа» – это гигантская, неповоротливая машина. Мне казалось, что ВГТРК такая, но там была и есть очень четкая сегментация, кто за что отвечает, за какие проекты. Но, очутившись внутри «Газпром-Медиа», я ощутила, что это спрут, который всех засасывает, никого не отпускает, все это перемалывает в какую-то кашу, и никто не может найти никаких концов. Мы много обсуждали проблемы, и были правильные предложения, но часто это все тонуло внутри. И то, что сейчас принято решение о сегментации спорта, о централизованной закупке прав – это правильно. Я всегда говорила, что закупка прав должна осуществляться из одной точки. Сейчас это должно произойти, в принципе, конкурентов нет, не будет же Первый канал участвовать в тендерах.

Телеканал «Перец».

Он закрывается.

Чемпионат мира по регби успел перехватить.

Мы же говорим про серьезные вещи, хотя я к регби с обожанием отношусь. Но история с созданием единой большой машины в спорте меня немного пугает. Именно отсутствием конкуренции, отсутствие которой в любом бизнесе, сами понимаете, к чему приводит. Даже история с производством начинает пугать, потому что «Газпром-Медиа» должен заказывать у «Газпром-Медиа» и «Газмпроммедиа» это же и продавать. Коллегам виднее, конечно, но с учетом того, что и техника «Панорамы» теперь там, я не понимаю, как это будет выглядеть. Конкуренция в продакшне и так была слабовата, но если она совсем будет убита – это неправильно. Для меня, как для человека, который сейчас занимается большим околоспортивным проектом (игровая индустрия, прим. FT), важно, чтобы конкуренция здесь была, и мы даже специально делаем некоторые шаги в этом направлении, потому что бизнес есть бизнес.

Чтобы закруглить разговор. Российское спортивное, футбольное прежде всего, телевидение: что нужно сделать, чтобы все было хорошо? Возможно ли это сделать средствами самого телевидения, или нужна глобальная программа?

Как я говорила уже, должен появиться позитивный для внешней среды менеджер, лицо, имеющее положительное реноме. Когда никто не будет говорить, что нам плевать на болельщиков, плевать на зрителей, на то, какие поля. Даже если этот имидж будет искусственным, мы понимаем, как он создается, как формируется мнение аудитории. И это возможно, если нельзя найти такую фигуру. Но я не верю, что в футболе нет такого человека. Тот же Александр Медведев не был хоккеистом, но у него был имидж хоккейного человека с очень успешным бизнес-бэкграундом. Если будет такой человек с любовью к футболу, то это будут первые шаги. Потому что нельзя одними и теми же людьми, просто пересаживая их с места на место, что-то менять. Это процесс биологически не оправданный. Не зря говорят, что раз в пять лет надо менять работу, по горизонтали и по вертикали, но в нашем футболе есть застойный процесс, мы видим одних и тех же людей.

Дальше от верхнего управления должна расти инфраструктура. Потому что телевидение отображает то, что мы видим, как в зеркале. Что говорить «ах какая у вас плохая картинка» — у вас стадион плохой! Вот у нас и картинка такая. Зачем ставить 16:9 4К – чтобы что? Чтобы еще лучше увидеть, какой отвратительный стадион? Понятно, что это не быстрая история, но идти-то в этом направлении надо. И поддерживать эти изменения СМИ должны обязательно.

Еще раз повторюсь, история со Слуцким – это первый шаг такого позитива, патриотичности. А есть еще и результат. Ведь в спорте как: если есть результат, то и смотреть будут. Кто знал про шорт-трек? Да никто, кроме ста человек, которые им занимались. Выиграл Виктор Ан, и понеслось: и детей в школы отдают, и показывают репортажи. Уже закончилась Олимпиада, а летом все про шорт-трек рассказывали. Потому спорт – это результат.

Еще личность.

Конечно.  Но в футболе есть личности? Есть. И положительные. И из положительных личностей нужно делать положительных героев. Если снова сравнивать с хоккеем: как воспринимают хоккеистов? Как положительных героев. Как футболистов? Как тех, кто говорит в отеле, что мы играли для себя, а не для вас, мол, выйдите и играйте. Пока футболисты будут так говорить, к ним так и будут относиться, это будут помнить. Я не помню хороших слов, которые бы говорили футболисты, а запомнила вот эти, а я сильно болею за наш футбол, потому что он наш.

 

В ПОИСКАХ ТЕЛЕАВРОРЫ

Андрей Кусков, Алексей Кроликов

Четвёртая революция четвёртой власти Петербурга, кажется, вот-вот случится: город над вольной Невой потерял целый ряд передач о своём любимом «Зените», а желание их смотреть осталось. Осталось неудовлетворенным.

Особое отношение Санкт-Петербурга к футболу – ни для кого не новость. Северная столица давно привыкла удивлять своих гостей не только красотой архитектуры и затяжными дождями, но и особенным подходом к любимым вещам. В сравнении с главным антагонистом, Москвой, да и со всей страной, на берегах Невы даже телевизионные дела идут иначе. К примеру, когда вся Россия лишилась бесплатных прямых футбольных трансляций, в Питере можно было смотреть все игры «Зенита» на общедоступном канале.

За последний год, впрочем, многое изменилось. Начались перемены, как водится, в историческом центре – на Петроградской стороне. Неподалёку от цитадели петербургского ТВ, здания телецентра на Чапыгина, повесили амбарный замок на спортивное новостное подразделение телеканала НТВ: журналисты занимались не только созданием ежедневных новостей, но и экспортировали вести о «Зените» на прочие каналы холдинга, включая спутниковые. Затем существенно сократились, – а к настоящему моменту фактически прекратились, – запросы федеральной редакции ВГТРК. Обрамлявшие телевизионные трансляции передачи, рассказывавшие о жизни клуба, начал было делать губернаторский канал «Санкт-Петербург», но вместе с переменами на федеральном уровне и исходом трансляций не стало и их. Катком были уничтожены планы развития интернет-подразделения «Балтийской Медиа Группы» и «Невского Времени» — самой серьёзной газеты Северо-Западного федерального округа: издание с одной из лучших спортивных региональных редакций страны было закрыто в октябре. Попытки ряда онлайн изданий запустить интернет-шоу заморожены кризисом. За полгода активно работающих спортивных изданий в пятимиллионном Петербурге стало меньше, чем в миллионной Казани.

Изнутри ситуация выглядит катастрофически: спортивные редакции прекратили активную деятельность, источником ежедневных видео о «Зените» стал перманентно слабый официальный медиаканал на YouTube да телеканал LifeNews. Впрочем, и тех немногих шоу, что еще остались в эфире, хватает для того, чтобы считать петербургское футбольное телевидение лучше всех в стране следящим за жизнью своей команды.

Football Tribune съездил в Санкт-Петербург, где встретился с авторами и ведущими многочисленных телевизионных программ о роли «Зенита» и игры 11 на 11 в жизни города, в котором в 1897 году состоялся первый, официально зафиксированный матч в истории российского футбола.

Футбольная столица.jpg

Выходит в эфир с 2010 года по настоящее время на телеканале «НТВ-Петербург».

Флагман футбольных программ Петербурга. Обладает хорошим доступом к «Зениту» и всему, что вокруг него происходит. Бесспорный лидер по рейтингам и просмотрам. Ведущие программы, Геннадий Орлов и Сергей Циммерман, в ходе получасового эфира не только обсуждают состоявшиеся события, но и анонсируют будущие, попутно аккуратно раскрывая секреты сине-бело-голубых. По формату программу можно признать реинкарнацией многочисленных шоу мэтра отечественного телевидения – примерно в том же стиле (с поправками на развитие технологий) выходили в эфир «Пенальти», «Опять о футболе», «Футбол в Зените».

Геннадий Орлов

«Впервые «Футбольная столица» вышла в эфир второго апреля 2010 года. За это время менялись многие сотрудники, но постоянной остаётся наша тройка: Андрей Карташов – он отвечает за технику и корреспондентов, Олег Солод – писатель, выступающий у нас в роли шеф-редактора, и, конечно, я – ведущий. Всего в нашей команде 15 человек.

Очень интересная история вышла с названием программы. Мы предложили на выбор 20 вариантов, а в ходе утверждения появился – и в итоге был утверждён — 21-ый. Его предложил Алексей Борисович Миллер. Почему именно «Футбольная столица»? Когда «Зенит» выиграл первое чемпионство в российской истории, на чествовании команды на «Петровском» Алексей Борисович заявил, что футбольная столица переехала в Петербург.

Самый потрясающий выпуск был у нас про Халка и Витселя: в день закрытия трансферного окна мы в прямом эфире первыми сообщили, что в «Зенит» пришли Халк и Витсель. Всю ночь футбольное сообщество гремело и шумело. Это был наш самый сильный удар, мне очень помог Александр Дюков.

Последний успех – большое интервью Дзюбы. Оно всколыхнуло всю Москву. Мы обратились к нему, попросили: «Раз замахнулся – режь», и он рассказал всю правду о своём пребывании в «Спартаке». К нему там не очень хорошо относились. А сейчас он — один из лучших бомбардиров команды».

11 свидетелей.jpg

Выходит в эфир с осени 2014 года на телеканале «Санкт-Петербург».

Ток-шоу, в котором обсуждаются самые «горячие» футбольные темы – «Зенит», сборная России, события клубов РФПЛ. Эксперты и ведущий Леонид Генусов выносят свой вердикт событиям недели. В программе, как и в любом стартовом составе футбольной команды, 11 человек со своими плюсами, минусами, принципами и взглядами. «Одиннадцать свидетелей» — современная версия программы «Футбол Pro&Contra» — ток-шоу, в котором ведущий является главным ньюс-мейкер и спикером.

 Леонид Генусов

«Я хотел сделать программу более камерной, чтобы максимально сфокусироваться на тех, кто в ней участвует. Мы поговорили с руководством телеканала «Санкт-Петербург», их устроила концепция, а меня устроил формат. На мой взгляд, у нас получается передача, которая интересна футбольным болельщикам.

Не хочу обвинять клуб или футболистов, но мне очень бы хотелось, чтобы к нам чаще приходили игроки «Зенита». Я прекрасно понимаю, что та критика, которая идёт со стороны болельщиков и журналистов, не всегда справедлива, а выслушивать её не всегда приятно: лучше сосредоточиться на тренировках, чтобы затем выйти на игру и провести хороший матч. Но зритель привыкает к определенным фигурам и мнениям, и со многими соглашается. Человек становится фактически действующим лицом шоу, и менять его иногда сложно.

Думаю, что у нас не меньшее количество зрителей, чем было у моей программы «Футбол Pro&Contra» на «100 ТВ». Это те телезрители, кому интересен не только футбол, но и споры о нём.  Наш чемпионат и выступления национальной сборной, игра петербургского «Зенита» – всё это может порождать конфликтные ситуации. И я это использую».

Футбольный Петербург.jpg

Программа выходила с мая по октябрь 2015 года на телеканале «Санкт-Петербург»

Программа, сконцентрировавшаяся на городском футболе. В эфире рассказывалось не только о первенстве Петебурга и Северо-Запада, но и о детско-юношеских соревнованиях. Леонид Генусов обеспечивал связки между репортажами с мест событий в исполнении Павла Богданова (он же – корреспондент на бровке по ходу матчей «Зенита»).

Павел Богданов

«Начиналось всё как попытка сделать что-то не похожее на множество других футбольных программ. Добиться этого можно, только если по-другому расставить акценты. Мы решили сконцентрироваться на футболе любительском, то есть спуститься на ступеньку ниже. Посмотреть, что происходит в футболе на городском уровне, за которым обычно никто не следит. Хочется надеяться, что мы обратили внимание нескольких десятков тысяч человек на то, что у нас много интересного  происходит в городе в футбольном плане.

Мы показали, что футбол — это не только голы, очки и секунды, а в первую очередь – люди, с их переживаниями. Это несомненный успех. Жаль, что продолжительность эфира была слишком мала и не получалось показывать всю картину».

 Леонид Генусов

«Каждый год из детских футбольных школ города выпускается около 800 человек. Всё время обучения они играют каждое воскресенье с апреля по октябрь. Никто, кроме родителей и друзей, не ходит на эти матчи. Мы решили: давайте будем раскручивать и показывать этот футбол, дадим ему шанс стать популярным.

Болельщики ведь пропускают по 100-150 матчей в неделю, которые можно посмотреть в их же районе. Почти в каждом из них есть детско-юношеская школа, есть молодежная команда, есть мужские команды. Но, к сожалению, культура поддержки районных клубов у нас не развита.

Я чрезвычайно доволен тем, как прошел сезон программы «Футбольный Петербург». Мы смогли показать огромнейший пласт футбольной жизни города, о которой наш, зенитовской, болельщик вообще ничего не знает. Мы познакомили зрителей с другим футболом».

 Телеклуб.jpg

Программа выходила с апреля 2009 по май 2014 года на телеканале «100 ТВ»

Верный спутник трансляций матчей «Зенита» на «100 ТВ». Перед матчем обычно обсуждали подготовку команд к игре, а в перерыве и после подробно разбирали главные события встречи с гостями и экспертами. Первыми в стране начали работать в студии с видом на поле (pitch-view­), регулярно приглашали на эфиры первых лиц петербургского и российского футбола в роли экспертов. Долгое время эта сквозная передача делила первое место в рейтингах с “Футбольной столицей”.

Артём Татаринов 

«Когда канал «100 ТВ» получил права на трансляции матчей «Зенита», мы сразу задумались о том, чтобы добавить к ним программу. Олег Константинович Руднов предложил назвать её «Телевизионный клуб «Зенит», по аналогии с Футбольным клубом «Зенит».

Нашей фишкой были клипы, которые мы делали в конце программы. Мы старались не просто показать какие-то нарезки опасных моментов под динамичную музыку, а тонко среагировать на конкретную ситуацию. Например, клип о возвращении Андрея Аршавина начинался с кадров из мультфильма «Возвращение блудного попугая».

Важной частью эфиров были опросы, которые в лучшие годы собирали десятки тысяч звонков за полчаса. Я очень хорошо помню, например, немного провокационный, хотя и вполне корректный вопрос: «Кто должен стоять в воротах «Зенита» — Малафеев или Чонтофальски?». За каждого вратаря проголосовало более 20 тысяч человек. Развернулась очень жаркая дискуссия.

Программа никогда не была в оппозиции к «Зениту», равно как и не была рупором клуба. В этом были свои плюсы: мы никогда не боялись критиковать команду, если считали это нужным. Но, хватало и минусов: не было никакой поддержки клуба в части приглашения футболистов, других гостей. Менеджмент «Зенита» нам никогда не мешал, но и административный ресурс не подключал, не помогал.

Мы были всегда искренними в своих переживаниях, в своей критике. Мы были честны. Да, мы допускали ошибки, но я надеюсь, зритель видел в нас самих себя. Ведь мы искренне смотрели футбол, искренне болели за команду и старались реагировать на происходящее в эфире».

Голевой момент.jpg

Программа выходила с апреля  2009 по сентябрь 2013 года на телеканале «100 ТВ»

Программа с большим акцентом на игру «Зенита» и околофутбольные процессы вокруг клуба. Ведущий Александр Лукьянов и приглашённый эксперт обсуждали важные события каждого тура РФПЛ. Самый яркий эксперимент петербургского телевидения в формате «мнение-обзор-интервью» собирал хорошую аудиторию и ушёл из эфира только из-за смены руководства телеканала.

Александр Лукьянов

«За все годы, что программа существовала, она трижды менялась. В первый сезон мы выходили в эфир со спортивными журналистами. Потом «Голевой момент» превратился в обзор событий тура с одним ведущим. Уже в 2012-ом программу решено было переделать: мы пригласили эксперта – Дмитрия Баранника. Появился пласт зрителей, которые ждали именно его разбора матча, — с точки зрения вдумчивого понимания игры и попыток разобраться во всей глубине футбола, Дмитрий Петрович многим мог бы дать фору.

Приятно, что на общедоступном канале в Петербурге в прайм-тайм выходного дня мы могли рассказывать о матчах «Зенита». Благодаря активной позиции руководства канала мы часто первыми брали интервью у новичков, включая именитых, например, того же Халка.

От 25 до 30 минут уделяли «Зениту» и находили возможность для того, чтобы подробно разбирать игру конкретной команды. И это не была простая демагогия. Мы разбирали всё от элементарной статистики до психологических особенностей. Мне кажется, что у нас это неплохо выходило. Времена наших эфиров были весьма яркими, постоянно что-то происходило. Очень часто мы первыми показывали и анализировали, что случилось на футбольном поле. Выход воскресным вечером помогал актуализировать эфиры».

Футбольный вечер.jpg

Программа выходила с осени  2013 по весну 2014 года на телеканале «100 ТВ»

Ток-шоу, идеологически скопированное с политических баталий федеральных каналов: ведущие занимали противоположные позиции в отношении какого-либо футбольного события, а приглашенная тройка экспертов участвовала в обсуждении, в процессе которого выявлялся победитель — одна из сторон спора.

Александр Лукьянов

«Появление этой программы было связанно с тем, что сменилось руководство канала, и новые люди пришли с мыслью, что раньше всё было плохо, а они сделают настоящее телевидение. Были закрыты «Голевой момент» и программа Леонида Генусова «Футбол Pro&Contra». Запускался новый проект с такой концепцией: двое ведущих спорят, а три эксперта сопровождают беседу. Если костёр спора разгорался, ведущие уходили на второй план, оставляя главные роли гостям студии. Если же нет — разжигали сильнее.

Мы выходили в прямом эфире, и у нас не было возможности что-то вырезать. Никакой цензуры. Поэтому, например, противостояние мнений Герасимец – Куртиян всегда было очень зажигательным, его было интересно слушать.

У нас были хорошие эфиры и цифры. Некоторые программы по рейтингу били определенные рекорды, среди программ канала мы всегда были в числе лучших. Мы могли вызвать определенный ажиотаж, был резонанс. Весь год, что мы выходили в эфир, мы приковывали к себе внимание.

Но в этой программе главной проблемой было то, что мы с Леонидом Борисовичем совершенно разные. Вместо того, чтобы дополнять, мы мешали друг другу. Мы перетягивали одеяло друг у друга, насколько это было возможно в рамках взаимного уважения, конечно».

Леонид Генусов

«У нас совершенно разный взгляд на футбол с Александром Лукьяновым. Но некоторые болельщики понимают футбол так, как я, а другие – как Александр. В этом плане зрителю и был интересен наш спор.

Я привык вести сам программу, а не вдвоем. Когда ты ведешь программу, хочется чтобы была позиция ведущего. И мне так легче. Когда же есть позиции двух ведущих – это уже нечто иное.

Мне кажется, что по своему формату «Футбольный вечер» был очень неплох. Мне просто не хватало того, что у меня, например, есть в «11 свидетелях».  Мне хотелось большего обмена мнениеми рассудительного характера».

Футбол №1(1).jpg

Программа выходила с 2001 по 2014 год на «Пятом канале», «Рен-ТВ» и телеканале «ТелеДом»

Авторская программа комментатора Владимира Столярова, главный петербургский тв-долгожитель, выходила в эфир 13 лет. Консервативный подход к передаче и очевидные финансовые проблемы привели к закрытию телевизионной версии проекта одного из самых думающих авторов, теперь Столярова можно услышать лишь по радио. Простой и понятный формат, болельщицкая преданность «Зениту» и профессиональная сдержанность в критике – сильные стороны шоу полностью отвечали болельщицким запросам.

Владимир Столяров

«Всё начиналось логично: в марте 2001 года было принято решение, что «Пятый канал» готов показывать все матчи «Зенита». А в апреле мы подумали, что нужна программа, которая будет сопутствовать этим трансляциям. И вот 15 числа того же месяца мы впервые вышли в эфир.

Это был своеобразный поход к мечте: когда мы начинали, в стране в принципе было не так много телевизионного футбола. Всё, что говорилось  о «Зените» с экрана, вызывало интерес, приносило успех. Потом это стало естественным.

Самым интересным был первый сезон. Хотя в нём и было много недостатков, именно в том году «Зенит» впервые завоевал медали чемпионата России. Тогда у нас в эфире был кто-то из игроков, тренеров. А закрывали сезон индивидуальными эксклюзивными интервью по поводу прошедшего года. Среди них самое ценное и самое большое дело в моей карьере – несколько эксклюзивных интервью с Юрием Андреевичем Морозовым.

Ещё стоит отметить 2003 год. Первый иностранный тренер не только в «Зените», но и во всём российском футболе – Властимил Петржела. В этом же году у нас был и рекордный по рейтингу выпуск: более семисот тысяч зрителей смотрели программу в мае 2003-го, посвящённую поражению «Зенита» от «Динамо» со счётом 1:7. Петржела — единственный тренер в мире, который смог прийти на прямой эфир после поражения с таким счётом.

В последние годы я немного устал от программы: фактически всё время тянул её на себе — от моментов организационных, производственных и до финансового обеспечения. Мне кажется, что это не совсем правильно. Возможно, если бы была нормальная организация процесса, то «Футбол №1» выходил бы и сегодня».

 

На Париж!

Групповой этап отборочного турнира чемпионата Европы-2016 года завершен. Большая часть из двадцати четырёх команд-участниц финального турнира уже определена, но впереди еще стыковые матчи. Football Tribune анализирует результаты первого отбора с повышенными шансами.

Евро-2016 по футболу пройдет с 10 июня по 10 июля 2016 года во Франции. В турнире примет участие 24 команды — как никогда много. По итогам отборочного цикла участие в финале себе обеспечили 18 лучших сборных, занявших в своих группах первые и вторые места. Сборная Франции будет выступать в качестве хозяйки турнира, еще одну прямую путевку получила Турция как лучшая среди команд, занявших третьи места. В «стыках» за право сыграть на Евро сразятся между собой Украина — Словения, Швеция — Дания, Босния и Герцеговина — Ирландия, Норвегия — Венгрия.

Первые стыковые матчи состоятся с 12 по 14 ноября, ответные — с 15 по 17 ноября. Команды, указанные в парах первыми, сначала играют на своем поле, а затем — в гостях.

На данный момент гарантировали себе участие в континентальном первенстве сборные следующих стран: Франция, Россия, Англия, Чехия, Исландия, Австрия, Португалия, Албания, Румыния, Германия, Польша, Словакия, Северная Ирландия, Испания, Швейцария, Италия, Бельгия, Уэльс, Турция, Хорватия.

Сборная России не без труда завоевала путевку на чемпионат Европы. Отборочный цикл российская команда начала под руководством Фабио Капелло, от услуг которого было принято решение отказаться летом 2015 года. В шести стартовых встречах россияне с итальянским специалистом победили на футбольном поле лишь однажды, также три очка были набраны по итогам скандального матча в Черногории, когда местной команде было засчитано техническое поражение, а голкипер сборной России Игорь Акинфеев получил ожог шеи и сотрясение мозга. После крайне неудачного старта и невыразительной игры сборной России в целом ряде матчей, вопрос участия в чемпионате Европы был поставлен под сомнение. Новому главному тренеру сборной России Леониду Слуцкому удалось совершить невозможное: в четырех матчах его команда одержала четыре победы и в итоге заняла в группе G второе место вслед за австрийцами. Лучшим бомбардиром сборной в отборочном турнире с восемью забитыми мячами стал нападающий петербургского «Зенита» Артем Дзюба.

Борис Игнатьев, экс-главный тренер сборной России: «Выход из группы на Евро станет серьезным достижением»

02.jpg

— Деятельность тренера заключается не только в победах и поражениях, но и в самой работе. Мы не всегда учитываем то, что происходит потом. Пришел новый тренер Слуцкий и сделал свою работу квалифицированно, но кто закладывал фундамент? Так очень часто бывает в клубном футболе. Я не хотел бы сегодня проводить какие-то аналогии с работой Фабио Капелло, но одно ясно: мы должны его поблагодарить. На два этапа разбивая цикл, можно вспомнить его деятельность, когда, честно говоря, тосковали мы по настоящему искрометному футболу, по стремлению, желанию добиться победы. Но наш разговор сводится к тому, что с приходом Слуцкого футболисты стали проявлять все то, что они умеют. Не более того. А это очень много. При Капелло этого не было, футболисты сами не получали удовлетворения от своей игры, а игра – это прежде всего эмоции, желание. Как в детском возрасте, так и у взрослых профессионалов. С приходом Слуцкого, конечно, все изменилось. Изменились отношения в команде. Всем понятно, что лучше себя чувствуешь, когда выигрываешь. Сказать, что что-то изменилось с точки зрения тактики, стратегии коренным образом нельзя. Да, видны штрихи, которые привнес Слуцкий с точки зрения тактического воспроизведения в игре, но они не самое главное. Хотя, конечно, те лекала, по которым играет ЦСКА, видны у Слуцкого в сборной.

— Эта команда за что способна бороться, к чему ей стремиться?

— Я бы не стал сейчас «охать» и «ахать» по поводу того, что мы чего-то добились. Добились серьезного в игре со шведами в первом тайме – это да, эта картинка должна влечь нас вперед. Все остальное – это такие соперники, которых мы обязаны были обыгрывать. Другое дело, как мы это сделали. Всё, что будет на чемпионате Европы – это совсем другая история. Наша задача – выйти из группы. Из группы выйдем – это уже будет серьезное завоевание наше.

— Лучшим бомбардиром отборочного турнира стал Дзюба. А вот про Александра Кержакова уже начинают забывать, но ведь именно он до недавней поры считался незаменимым игроком атаки…

03.jpg

— Не думаю, что Кержаков может огромную пользу принести. Но он бы не затерялся в сборной при той бедности атаки, которая есть. Одна из главных проблем  сборной России – игра команды в атаке, в реализации потенциала, который накапливается в процессе игры. Я, конечно, многое не понимаю, и думаю, что в случае с Кержаковым дело не в игре, а в личном отношении к нему Андре Виллаш-Боаша. Меня это задело. Я бы хотел видеть Александра в составе «Зенита», у него должно было бы там получиться и в силу того, что он россиянин. Но что-то такое произошло, от чего многие будут переживать, в особенности петербургские и ленинградские болельщики, да и руководители «Зенита». Что касается Дзюбы, надо отдать ему должное: он делает то, на что способен. Он использует свои физические возможности, хорошо играет на втором этаже. Но сказать что-то большее о нем не могу в силу этических соображений. Конечно, он далеко не Месси и даже не Неймар. Ему дали конек, он на него сел и делает правильно. То, что может, то и делает. И в данный момент у него получается довольно прилично – забить, побороться.

Никита Симонян, олимпийский чемпион: «С удивлением слышу о том, что с Капелло не вышли бы на Евро»

04.jpg

— Не в моих правилах осуждать и анализировать предыдущего тренера, Фабио Капелло. Я ничего о нем не могу говорить, кроме положительного. Он хотел сделать команду. С удивлением прочитал в СМИ, что Олег Романцев, Георгий Ярцев и Валерий Газзаев сказали о том, что при  Капелло мы бы не вышли на Евро. Профессионал о профессионале так говорить не должен. Когда я задаю вопрос: с каких слов вы начнете работу, придя в команду, слышу разные ответы. Я же говорю: надо начинать с благодарности предшественнику, потому что он хотел сделать команду. Получилось или не получилось – это другое дело. Капелло достиг немалых успехов, но ему не дали доработать. Такое решение было принято.

— Чего добьется эта команда?

— Прогнозировать сложно, но сборная нуждается в пополнении. Не сомневаюсь в этом. Отборочные игры  — это одно, а финальный турнир чемпионата Европы – совсем другой уровень. На том уровне, на котором мы выиграли отборочные игры…его абсолютно не хватит. Пока решена задача, надо отдать должное тренерскому корпусу во главе со Слуцким за то, что они решили задачу. Когда я сдавал полномочия исполняющего обязанности президента РФС, я об этом сказал и в адрес Капелло и его штаба. Так должны поступать тренеры, принимающие команду у предшественника.

05 GettyImages-492269630.jpg

Главный тренер Северной Ирландии Майкл О’Нилл и капитан команды Стивен Дэвис

Сборная Англии преподнесла своим болельщикам приятный сюрприз, выиграв все 10 матчей в квалификации к ЧЕ-2016. Уверенно прошли отборочный цикл записные фавориты — команды Германии, Испании, Италии, Португалии. Всерьез разочаровали лишь «оранье»: сборная Нидерландов заняла лишь четвертое место в группе А и теперь не выступит на Евро.  Зато поедут во Францию североирландцы, албанцы, исландцы, валлийцы, румыны…

Александр Мостовой: «Ничего нового в игре сборной России не видно…»

06 GettyImages-52530898.jpg

Поигравший в чемпионатах Испании, Португалии и Франции экс-капитан сборной России прокомментировал выступление ведущих команд Европы и дал ответ на вопрос о своих взаимоотношениях с Леонидом Слуцким. Ранее СМИ пытались раздуть скандал из высказываний главного тренера сборной России о ее бывшем игроке. 

— Понравилась ли вам игра сборных Испании и Португалии? Могут ли они замахнуться на что-то серьезное на предстоящем Евро?

— Однозначно да. Испания точно. После неудачного чемпионата  мира в Бразилии они встряхнулись. Сейчас испанцы будут одними из претендентов на победу на Евро. Другое дело, что у них главная проблема сейчас в том, что нужно определиться с основными нападающими.  Вроде их много. Пока есть время, основная задача Висенте Дель Боске – найти двух или трех основных форвардов, определиться с ними, наигрывать. По последней игре с украинцами было видно, что сборной Испании не хватает нападающих. Кто наберет форму к чемпионату Европы, тот там и сыграет в линии атаки. Что касается средней линии, никаких проблем нет. Сзади все тоже надежно и стабильно.

— Что показали португальцы в отборочном турнире?

— Не удивили, но мне кажется, что их ждет удачный чемпионат. Криштиану Роналду уже 30 лет, на Евро ему будет 31 год. Наверное, это один из последних его чемпионатов Европы. Как вы знаете, португальцев часто считают фаворитами, он входят в числе четырех или пяти ведущих футбольных держав в Европе, но всегда чего-то им не хватает. В последнее время мы говорили о том, что качественного нападающего им не хватает. Поэтому они все время то в четвертьфинале, то в полуфинале оступались. На этот чемпионат Европы будет сделана особая ставка. Состав у них хороший, подбор игроков неплохой, команда опытная.

— Главное разочарование отборочного цикла?

07 GettyImages-492481640.jpg

Провал Голландии – главная сенсация отборочного турнира

— Сборная Голландии, однозначно. Я слышал, что они сами не могут понять, что с ними произошло. Другое дело, что у них много молодых хороших футболистов. Это действительно так, но командой они так до сих пор не стали. Роль лидера, которая отводилась Арьену Роббену и Робину ван Перси, которые играли в последнее время мало, осталась вакантной. Молодые не смогли взять на себя эту роль. Но после этого Евро Голландия вернется. У них есть достойная молодежь.

— Не могу не спросить вас о том, все ли у вас в порядке во взаимоотношениях с Леонидом Слуцким? Некоторые писали о конфликте…

— Вы понимаете же, что ничего такого не было. Каждый имеет право на высказывание. Другое дело, что многие журналисты за счет этого чего-то добиваются. Ничего не было.  Я просто говорил о том, что не надо делать столько шума и пиарить лишний раз кого-то. Вы увидели что-то новое в игре с Молдавией  или Черногорией? Ничего нового вы там не увидели. И со шведами было то же самое во втором тайме – выиграли чудом.

—  В самой игре не увидел, только желание было в этих матчах.

— Конечно. Просто многие журналисты пишут, что, мол, «такое произошло…!». А мы думаем: что произошло? Как было, так и есть.

08.jpg

Гол 34-летнего Олега Кузьмина оформил выход сборной России в финальную часть чемпионата Европы 2016 года

 

Белград, 20 апреля.

Мы сидим в кафе на Омладинском стадионе, где ОФК Београд провел всю свою футбольную жизнь. А с недавних пор ситуация осложнилась тем, что власти города не дают ответа о реконструкции «моего второго дома», как его называет Мирослав, или просто Миша, преданный болельщик ОФК и создатель книги об истории своего любимого клуба.

– Меня зовут Миша, мне 34 года. И всю свою сознательную жизнь я провожу в разъездах за мой родной клуб, а так же стараюсь поддерживать принципы ультрас традиций Белграда, Сербии, такими, какими я их вижу. И мне кажется, у меня получается.

Мирослав, расскажи пожалуйста почему ты стал поддерживать ОФК?

– Мне кажется, как я родился, футбол и ОФК сразу же вошли в мою жизнь. Наш «молодежный стадион» находится очень близко к моему дому, ребенком я очень любил гулять рядом. Мы с моими друзьями проводили очень много времени наблюдая за тем, как тренируются футболисты. Мячи очень часто улетали, и мы, стремглав, летели за ними, чтобы вернуть их на поле. Футболистам приходилось ждать, чтобы продолжить тренировку, и мы были рады, что даже так, но мы принимаем участие в чем-то большем, чем просто наблюдение. Мы наслаждались жизнью! Ели незрелые сливы, охотились на ящериц, знакомились и все свободное время проводили на стадионе. Мой отец часто брал меня на матчи. Сейчас я не могу вспомнить какой матч был для меня первый.. Возможно против «Нови Пазар» или «Леотар»… Я знаю, что когда мне было 2 года, меня брали на матч с «Партизаном», но я не помню большего…

Миша, ты же есть на всех старых фотографиях 90-х, среди немногих людей на трибуне!

– Да, это так. Во второй половине 80-х мы играли во второй лиге, в связи с этим мы потеряли огромное число болельщиков. В то время «Партизан» и «Звезда» играли матчи с ведущими клубами Хорватии и все внимание было приковано к этим играм. Тяжело понимать, что мой клуб, который существует с 1911 г, который 5 раз выигрывал Чемпионаты, 5 раз брал национальный кубок и гордо носящий имя моего города, потерял поддержку.

 Если говорить про поддержу, то первыми группами, которые были созданы, являлись Blue Blood, Blue Thunders, Pirates, Sokolovi (Falcons). Когда появились Falkons, я был девятилетним мальчуганом, который с восхищением смотрел на взрослых ребят и мечтал оказаться вместе с ними. Я грезил новыми баннерами, красочными пирошоу, флагами и яркой поддержкой команды. Я читал фэнзины, следил за фанатами по телевизору. Я делал бумажные конфети, а один раз даже уничтожил новый ковер, на котором осталась краска после вырисовки нового флага. Через несколько лет началась война и Sokolovi развалились. Только несколько моих друзей продолжали ходить на матчи и поддерживать команду. Еще через несколько лет ребята создали группу Blue Union Belgrade. Мне было 14 лет, и с этого момента моя жизнь изменилась. Начались выезды с ребятами в другие города Сербии. Мы все были одного возраста и старшие называли нас «собаками» – как уличные псы, которые яро преследуют цель.

В этот период в группах было небольшое количество людей, в принципе, как и сегодня. Полиция не была так хорошо организована, поэтому на выездных матчах всегда случались различные инциденты. «Нови Сад», «Крагуевац», «Суботица», в Белграде против «Земуна», «Рада», «Партизана, «Звезды». Год за годом мы становились «реальными» ультрас, для который клуб и поддержка команды стали неотъемлемой частью жизни. Наша фан-группа посетила более 300 выездных матчей за последние 15 лет. Мы стараемся не пропускать ни одной игры. Самое большое количество болельщиков было на матче с «Галатасараем» (1200), а на выездом матче в Нови Сад (250). К Каждому матчу мы делаем баннеры и придумываем красочную поддержку. Ну что ж, в прошлом году мы отметили наше 20летие. И мы не будем останавливаться на этом.

Но сейчас же ты всецело поддерживаешь молодых ребят, которые еще толком не знают что их ждет впереди! Расскажи о молодом поколении Карабурмы.

– Я всегда пытался объединить подрастающее поколение, показать им, что Blue Union – одна большая семья, которая поддержит тебя во всех начинаниях. Ты должен понимать, что становясь частью группы, ты всецело отдаешься идее единства. Рисование баннеров, например, отнимает твое время, средства, личные дела уходят на второй план. Иногда это занимает от несколько дней до недели. И для чего? Чтобы увековечить свой труд всего за несколько минут во время игры. Но ты сделал это вместе со своими братьями, а когда твоя команда побеждает ты наслаждаешься этим моментов со всеми, кто находится рядом. Эту идею «единства» я пытаюсь донести всем.

Ситуация в Сербии плачевна. Многие криминальные вещи творятся с людьми из ультрас. Эта реальность, и мы ничего с этим не сделаем. Мы стараемся воспитывать нашу молодежь правильно, развиваем в них патриотические чувства к своей стране и клубу, городу и ультрас-группе! Нас не так много, но мы сохраняем здоровую атмосферу в нашей «семье»и гордимся нашим будущим поколением. Мы все являемся Blue Union Belgrade, даже такие субгруппы как Mladi, Old South, Blue Family, Stara Karaburma.

Грустно, что ситуация с вашим стадионом печальна.

– Это сейчас огромная проблема. Наш стадион рушится и следующий сезон мы не сможем провести на родном поле. Владеет стадионом правительство, но им, по сути, наплевать на то, что будет со стадионом. За последние пять лет мы неоднократно устраивали акции в поддержку реставрации стадиона. За месяц мы собрали более 10000 подписей в петицию о реконструкции, но не получили никакого ответа. И все акции закончились молчанием властей. Но мы не собираемся останавливаться! Мы до конца будем бороться за наш второй дом. Хочу выразить благодарность всем ультрас-группам, которые выразили поддержку нам в этом деле. У нас есть блог по поводу этого вопроса, там можно найти подробности: sacuvajmoomladinskistadion.blogspot.com

Ты упомянул поддержу других ультрас-групп. А как складываются отношения между клубом ОФК и клубами за пределами Сербии? Или есть друзья и в Сербии?

– Самая «старая» дружба у нас получилась с группой из нашего города Инвалиди Вождовац. Насколько я помню, где-то с 1996 г.

Конечно же, наше дружба с фанатами ФК «Динамо»-Москва, примерно это были 2007-2008 годв. ОФК играли на турнире в Москве и четверо наших парней приехали поддержать команду. В аэропорту их встретили болельщики «Динамо», которые до сих являются нашими самыми близкими друзьями. После этого уже фанаты «Динамо» приезжали в Белград и один раз привезли нам в подарок флаг, где увековечили эмблемы наших клубов. В скором времени наша дружба стала уже официальной. На столетие клуба «Динамо» было приглашено сыграть праздничный матч и клуб поддержал эту идею! Более 40 человек приехали из Москвы. Мы были на нашем Юге вместе, поддерживая наши братские клубы! Мы, сербы, поддерживали ФК «Динамо» в Софии, а динамовцы приезжали поддержать нас в Борисове. В этом сезоне представители Blue Union были на матчах Лиги Европы.

Я знаю ребят, у которых есть совместные татуировки.

– Так же, мы общаемся с фанатами «Анартосис», Кипр. Наш контакт начался в интернете, у нас много общего: возникновение клубов (1911) и ультрас-групп(1994), бело-голубые цвета и нелюбовь к коммунистам – те пытались закрыть наш клуб в 1944 году. Время от времени, ребята ездили на Кипр, а с прошлого лета наша дружба стала официальной. История логически завершилась, когда возникла триада. «Динамо» играло на Кипре в Лиге Европы! А на матче в Эйндховене в прошлом декабре и против ПСВ присутствовали представители ультрас Белграда и «Анартосиса». Blue Union сделали банер: «OFKA-ANO-Dinamo; Rakija-zivania-vodka»!

Хочу еще добавить о взаимоотношениях с «Варвари» Подгорица. У нас нет дружбы, как таковой, но мы уважаем интересы друг друга. Один наш фан утонул в Адриатическом море перед матчем и на игре против Подгорицы, их ультрас группа выразили нам соболезнования и поддержали нас в нашем горе.

А если говорить о других клубах Белграда?

– Конечно же «Земун»! Но последние сезоны они играют в 3 лиге. Если говорить о футболе, то мы не любим «Звезду» и «Партизан». Клубы настраивают людей поддерживать сильных еще со времен Югославии, когда господствовали коммунисты, и они не поддерживали старые довоенные клубы, забирая стадионы и «поддержку».

Мне хочется поговорить о тебе и о той работе, которую ты проводишь уже более 10 лет.

– Я никогда не разделял клуб, футбол и ультрас. Ультрасы всегда вписаны в историю клуба, оставляя за собой флаги, баннеры и песни. Наша главная цель – это поддержка клуба всегда и везде! Сейчас мы сталкиваемся с тем, что Сербия поддерживает только две команды, которые любимы правительством и СМИ. Но только мы можем показать альтернативу этому и научить людей поддерживать команды не только города, но и своего родного района Карабурма.

На протяжении всего времени, в библиотеках, книгах, газетных вырезках, частных коллекциях я искал и собирал огромное количество информации об истории ОФК Белград. Спустя несколько лет, при поддержке моих друзей, я смог опубликовать свою книгу «Nas plavi bukvar».

Один город, одна команда, одно имя – Белград! С наилучшими пожеланиями Вам из Белграда!

Мы допиваем кофе и идем на восточную трибуну смотреть на тренировку ОФК. Светит солнце, дети играют на южной трибуне, мы продолжаем разговаривать на личные темы, но вот мяч улетает за пределы футбольного поля. И мы, как дети, наперегонки несемся за ним.

Беседовала Евгения Ильинская

Справка:

ОФК Београд — футбольный клуб из Белграда, Сербия, более точно — из района Карабурма. Название клуба в переводе означает «Молодежный футбольный клуб Белград» (ОФК — аббревиатура от «омладински фудбалски клуб»). Основан в 1911 году под именем БСК (Белградский спортивный клуб) во времена Королевства Сербии. Клуб выиграл пять национальных чемпионатов Королевства Югославии. С 1945 по 1950 год команда выступала под названием «Металац».

Чемпион Королевства Югославия: 1930/31, 1932/33, 1934/35, 1935/36, 1938/39

Обладатель кубка Югославии: 1953, 1955, 1962, 1966

Полуфиналист Кубка обладателей кубков сезона 1962/63, выбыли в противостоянии с «Тоттенхэмом», который и выиграл трофей.

 

ЛЕГАЛЬНЫЙ СПОРТ

 

Их имена прогремели на всю футбольную Россию, когда неожиданно рухнуло решение РФС, не допустившее «Ростов» в Лигу Европы. Рухнуло громко, со скандалом – в Швейцарии, в CAS, который долгое время казался закрытым клубом, где вопросы решаются при участии солидных европейских адвокатов, где добиться справедливости в споре с федерацией невозможно.  И хотя европейский поход ростовчан закончился на первом же стыке с «Трабзонспором», спортивный результат был оттенен оглушительной победой в кабинетах суда.

Юрий Зайцев и Михаил Прокопец. Эти имена, когда-то фигурировавшие в зарплатных ведомостях Российского Футбольного Союза, сегодня у многих чиновников РФС вызывают приступы изжоги.

 Первый вопрос: как вы дошли до жизни такой? Как появилась идея создания компании, которая занимается спортивным правом, что в нашей стране было достаточно рисковым решением?

Юрий Зайцев: Мы когда-то вместе работали в юридическом отделе РФС, потом наши жизненные пути разошлись. Миша работал в юридической компании «ЮСТ», где фактически основал практику «Спортивное право» и был ее бессменным руководителем. Я работал в Оргкомитете Чемпионата мира. В какой-то мы решили, что уже назрел вопрос о появлении  компании, которая будет заниматься именно вопросами спортивного права. Наши возможности, в том числе наша клиентская база, позволяли безболезненно закончить предыдущую деятельность и начать работать в этой сфере.

«ЮСТ», насколько я помню, долгое время был партнером РФС по юридическим вопросам.

Михаил Прокопец: Он до сих пор и есть. Контракт, подписание которого я организовывал как руководитель практики, действует еще длительный срок. Поэтому до сих пор, если обратите внимание, логотип «ЮСТа» размещен на сайте РФС, и они до сих пор являются официальными правовыми консультантами. И даже существует какая-то практика спортивного права, я, правда, не знаю, чем они занимаются в этой сфере.

Ю.З.:  Для юристов самое важное – это клиенты, а зачастую так бывает, что клиенты привязаны не к компании, а к конкретному человеку. Соответственно, если человек переходит в другую фирму, то клиенты уходят за ним.

М.П.: Это нормальная практика, это ведь как врач: ты не будешь ходить по каким-то интимным вопросам к первым попавшимся людям. С кем привык работать, с тем и будешь. В данном случае с РФС контракт был заключен между юридическими лицами и формально остался за «ЮСТом».

В спорах с РФС, например, и клуба «Ростов» «ЮСТ» принимал участие?

Ю.З.: Не слышали об этом. Для этого спора РФС нанимал швейцарскую юридическую компанию, но в принципе, еще два года назад никто не мог и представить себе, что возможно пойти в CAS, наняв русских юристов. Нанимали, соответственно, либо швейцарских юристов, либо испанца Креспо.

М.П.: Итальянцев.

Ю.З.: Итальянцев, да. Сейчас же львиная доля дел в CAS с участием российских клубов проходит с той или иной долей нашего присутствия.

Вопрос к Михаилу: ты принимал участие в разработке того Дисциплинарного регламента? Того, что называется «Регламент Марущака»?

М.П.: Я его написал. С нуля.

Ю.З.: Будь ты проклят!

М.П.: Я помню, когда пришел в РФС, мы еще сидели на Лужнецкой набережной, и мне Попков и Рогачев – мои начальники – дали такое задание. Я взял Уголовный кодекс, взял Регламент ФИФА и с нуля написал тот Регламент, который потом претерпевал множество изменений, но следы того документа можно найти до сих пор в существующей версии. И я был назначен ответственным секретарем КДК при Марущаке. Даже впоследствии у меня был голос, даже не совещательный – настоящий голос, из-за которого я потом, видимо, и покинул КДК. Когда уже пришел Катков, секретаря лишили права голоса. При Марущаке был какой-то плюрализм.

Опять же, возвращаясь к тому Регламенту и деятельности Марущака на посту председателя КДК. Регламентом вертели, как хотели.

М.П.: Я так скажу… выражусь максимально размыто: у нас не документы виноваты в том, что происходит беззаконие. По многим мнениям у нас одни из лучших законов в Европе – как они на бумаге выглядят. Понятно, что студент, писавший Дисциплинарный регламент, мог допустить какие-то ошибки. На мой взгляд, здесь не в этих ошибка дело: в том, кто и как применяет эти документы, и какая цель применения этих документов.  Вот и все. Любой документ – ты юрист, ты знаешь – можно повернуть и так, и так, не важно, что там написано. Многие говорили, мол, вот, у нас нет законов о болельщиках. Ну, хорошо, вот теперь есть закон о болельщиках. Что изменилось? Вопрос в политической воле: хочешь ты отстранять болельщиков? Будешь ты это дело контролировать?

Ю.З.: Знаешь, что касается Дисциплинарного регламента, то если мы возьмем Дисциплинарный регламент РФС и Дисциплинарный регламент УЕФА, мы увидим, что наш более детальный, более подробный, больше регулирует процедурные вопросы, имеет, соответственно, четкие наказания за определенные нарушения. В отличие от регламента УЕФА, где есть набор нарушений, набор санкций, есть некие общие процессуальные нормы, и, в принципе, Дисциплинарный комитет УЕФА свободен при принятии решений. Но тем не менее ни у кого не вызывает сомнений в честности и справедливости решений Комитета, потому что есть определенные стандарты…

М.П.: …практика.

Ю.З.: Плюс PR-политика УЕФА: они не позволяют себе формирование каких-то громких скандалов в прессе вокруг их решений. Поэтому мы видим, что не всегда документы имеют решающую роль, а правоприменитель во многом ответственен за те решения, которые он принимает.

Но если взять, например, опять вспоминая «Зенит» — казус лишнего легионера, когда норма была, а санкция отсутствовала. В итоге решение принималось по аналогии, что для права, сходного с административным и уголовным – нонсенс.

Ю.З.: Нет, на самом деле там немного другая ситуация была. На тот момент в Дисциплинарном регламенте была статья «Неправомерное участие в матче». В том числе – участие в матче с нарушением регламентирующих документов, что, на мой взгляд, и имело место быть. Но, тем не менее, КДК  решил, что эта статья неприменима, что это простое нарушение регламента и, соответственно, «Зенит» нужно привлекать к ответственности за обычное нарушение – оштрафовать.

Как раз возвращаясь к обжалованию: бомба, которая была заложена в том регламенте, который писал Михаил – это то, что вся судебная власть была сосредоточена в руках одной организации. РФС в лице КДК применял санкции, он же рассматривал жалобы на свои же решения. Если мы берем «классическую» юриспруденцию, то это не то что нонсенс —  это нарушение основополагающих принципов.

Ю.З.: Да, в те времена в РФС вообще было много странного. Например, решения Палаты по разрешению споров в Комитет по статусу игроков, который состоял из тех же самых членов, что и Палата по разрешению споров. Сейчас РФС от этого уходит, и, в принципе, есть хорошая система обжалований: над каждым органом первой инстанции есть апелляционный орган, решения КДК обжалуются в Апелляционный комитет.

В любом случае, подчинение Апелляционного комитета практически такое же, как и у КДК – они все подчиняются РФС.

Ю.З.: Да, уставом закреплено, что юрисдикционные органы являются независимыми, но мы прекрасно понимаем, что они все равно существуют при одной и той же организации, которая осуществляет организационное обеспечение, которая оплачивает труд членов КДК и Апелляционного комитета…

М.П.: …предоставляет за хотя бы для заседаний.

Ю.З.: Да, зал, воду, стаканчики и так далее. Все зависит от конкретных людей, которые принимают решения, потому что если на тебя давит авторитет РФС, а ты являешься членом независимого юрисдикционного органа, но будешь подавляться воле, которую тебе навязывают сверху, наверное, ты занимаешь не свое место.

М.П.: Многое еще зависит от руководителя РФС. Многие руководители… я не про конкретного руководителя, вообще – как о фигуре руководителя – многие руководители могут нормально воспринимать, что есть независимые органы, они работают вне зависимости от того, что я считаю. А есть люди, которые просто не способны воспринимать ситуацию, когда что-то выходит из-под их контроля, из ручного управления. Юра сказал, что все работает, но нужно сказать, что периодически предпринимаются попытки о возврате, в том числе Палаты по разрешению споров, Комитета по статусу игроков, в ручное управление, когда председатель Палаты или члены ее могут в любой момент быть убраны по решению президента РФС, что недопустимо.

Ю.З.: Да, в какой-то момент мы достигли абсолютной демократичности назначение членов той же, например, Палаты, дошло до того, что членов назначают профсоюзы – свою часть, лиги назначают своих представителей, председатели этих органов назначаются Исполкомом РФС. Но эта система проработала около года, и сейчас руководству РФС она не нравится, он хочет получить назад возможность назначать членов решением Бюро Исполкома. Что такое Бюро Исполкома – это собрались семь человек, наиболее близких к президенту РФС, и что президент РФС предложил, то они и принимают. Мы, проделав такие реформы, отчитавшись по этим реформам в том же ФИФА, ФИФПро, сейчас делаем шаг назад к введению опять ручного управления.

Неоднократно возникал вопрос, что необходим независимый спортивный суд с принятием закона о нем, чтобы он вошел в судебную систему. И как высший орган – CAS в Швейцарии. Существующий ныне суд имеет статус третейского и приступает к делам только в том случае, если стороны об этом договорятся.

Ю.З.: Главная проблема существующего третейского спортивного суда, который создан при олимпийском комитете, это то, что он не может рассматривать трудовые споры в силу нашего законодательства. Сейчас предпринимаются попытки изменить эту систему, Минспорт подготовил законопроект, который предусматривает это, но, опять же, он будет носить характер третейского. Наверное, в целом  я сторонник того, чтобы был специализированные орган, но сейчас я не вижу, скажем так, людей, которые могли бы этим заниматься …

М.П. Это должны быть еще более квалифицированные специалисты.

Ю.З.: И плюс опять же: вопрос независимости не CAS в качестве финальной инстанции… Мы, в принципе, понимаем, что решения CAS – оно независимое, на него невозможно повлиять, и в любом случае закон и справедливость восторжествуют. В России же часто бывает, что стороны, финансово более могущественные, вмешиваются в дела, и тогда мы, например, приходим на заседания, а перед заседанием читаем в прессе, как председатель Палаты рассказывает суть дела, высказывает уже свою позицию по этому делу, называет цифры и так далее – что вызывает…

М.П.: Или мы заходим на заседание, и нам председатель юрисдиксционного органа РФС говорит: «Я хочу, чтобы все понимали: перед заседанием мне звонила одна из сторон, и говорила то-то, то-то, то-то, я хочу сказать, что это может быть основанием для отвода, что вы можете заявить об этом…» Это достаточно распространенная ситуация, стороны считают возможным такими вещами заниматься. Я очень много сталкивался с тем, что в Лозанне ко мне обращались – можно ли позвонить кому-то, я говорю: ну, попробуйте. Понятно, что мы не должны идеализировать лозаннский суд, там такие же люди, у все людей похожие пороки, но до нас… Но Лозанна десятки лет рассматривает тысячи, тысячи и тысячи дел, существует огромное количество наработанной практики, существует огромное количество профессиональных арбитров, у нас же нет вообще ничего. Начинать это с нуля… да, окей, мы можем это начать и десять лет набивать себе шишки.

Да, но если ничего не делать, у нас так и останется, что подавляющее большинство дела будут кулуарно решаться внутри федераций, речь не только об РФС…

М.П.: Почему весь мир моет решать дела в Лозанне, все двести пятьдесят стран, они не стесняются ходить в Лозанну, а мы вот должны избрать свой путь? Я считаю, что именно футбольная вертикаль, которая выстроена: национальная федерация – УЕФА – ФИФА – Лозанна, которая действует во всем мире, и делает футбольную юриспруденцию такой особенной и так хорошо работающей. Именно потому что во всех странах одинаковая практика. Исключая себя из этой системы, мы будем вынуждены какими-то другими принципами руководствоваться.

Я не говорю о том, что бы исключать, я говорю о том, что у нас должен быть свой независимый юрисдикционный орган, который будет стоять перед Лозанной. Лозанна как высший орган должна остаться.

Ю.З.: Я согласен, просто существующая идея она как раз и состоит в том, чтобы отказаться от Лозанны, так называемая политика импортозамещения, как ее называют некоторые люди в РФС. Какой-то ложный патриотизм.  Я понимаю, почему тот же РФС поддерживает идею закрыть весь процесс именно в России, потому что РФС огромное… ну, большое количество дел проигрывает в CAS, поэтому он и хочет от него уйти.

Тогда возвращаясь к первому громкому делу, после компания «Legal Sport» стала известной, хотя вас старательно называли во всех СМИ «спортивные юристы», не называя наименования.

Ю.З.: Да нас так и называют до сих пор.

У нас нет каких-то предрассудков по этому поводу, честно. Первое громкое дело – это «Ростов» Тогда казалось, что решение РФС о невыдаче лицензии, как обычно,  — оно финальное, обжалованию и обсуждению не подлежит, и вдруг как гром среди ясного неба решение CAS, которое вердикт РФС отменяет. В чем была суть претензий РФС, и каким образом его решение удалось «повалить»?

Ю.З.: Там был целый ряд претензий, в том числе задолженность по выплатам по механизму солидарности, задолженность перед налоговыми органами. На этапе лицензирования многие претензии РФС «Ростов» снял, но, тем не менее, в итоге он получил решение, по которому ему не дали лицензию, из решения совершенно не было понятно, почему, потому что было написано, «нарушен финансовый критерий», а в финансовом критерии пятьдесят подкритериев, условно говоря.

М.П.: Сотни страниц.

Ю.З.: Что обжаловать – мы не совсем понимали. Поэтому наша жалоба была именно на процессуальные моменты. После этого мы получили ответ РФС, из которого узнали все претензии, и были удивлены, что там было очень много претензий, которые были сняты «Ростовом» в процессе лицензирования.

В принципе, все свелось к задолженности перед налоговыми органами, РФС категорически не хотел отказываться от этих претензий, на что «Ростов» предоставил письма от этих самых органов, что срок выплаты задолженности перенесен.

Плюс были претензии, что «Ростов» не выплатил солидарные выплаты в пользу РФС. РФС об этих суммах знал, но сознательно, судя по всему, не предъявлял претензий по ним, а потом, когда наступил срок, говорит: ага, а у вас есть еще долги по солидарности перед нами. И здесь наша позиция строилась на том, что, во-первых, РФС, как лицензирующий орган, должен не сидеть как «гаишник» в засаде с палкой…

…да и «гаишник» не должен.

Ю.З.: …да! Если есть какое-то принципиально возможное нарушение, РФС должен указывать на необходимость его устранения, это во-первых, а, во-вторых, по регламенту по лицензированию УЕФА задолженность перед национальной федерацией не является препятствием к выдаче лицензии.

Вообще такая непримиримая, жесткая позиция РФС по отношению к «Ростову», которая не объясняется, по моему мнению, юридическими вещами – что это было? По ощущениям? Либо личная неприязнь президента РФС к «Ростову»? Может быть, как некоторые говорили, что решение принималось в пользу «Спартака», который занимал место «Ростова» в еврокубках?

Ю.З.: Нет, я думаю, что вряд ли тут «Спартак» участвовал.

М.П.: «Спартак» вряд ли.

Ю.З.: «Спартак» спокойно воспринял это решение и, как я понимаю, особо не надеялся. Может быть, они хотели, конечно, сыграть в еврокубках, но, тем не менее, никто не расстроился, что по спортивному принципу «Ростов» все же играл в Лиге Европы. Что это было? Не знаю. Наверное, есть основания полагать, что помимо претензий, связанных с регламентом, могли быть личные счеты.

М.П.: Это сто процентов личный конфликт президента РФС и менеджмента «Ростова», скажем так.

Всплывала фамилия Юрия Белоуса.

М.П.: Я не знаю. Это не к нам вопросы.

Следующий громкий выстрел у вас – дело Кучука против «Локомотива».

М.П.: Дело Кучука еще не закончено, в процессе.

То есть комментариев не будет?

М.П.: Да нет, можно с комментариями.

Вообще достаточно странная ситуация, которая невозможна в «нормальных» трудовых правоотношениях – подобное отстранение работника от своих обязанностей. Каким образом представители «Локомотива» объясняли это, даже не юридически – морально.

Ю.З.: Да нет, на самом деле ситуация, когда тренера нужно увольнять, она естественна для футбола. Потому что если тренер не дает результат, нужно его убирать. Для таких целей обычно в контракте предусматривается неустойка, которая была и в контракте у Кучука.

М.П.: Люди на берегу договариваются: будем не устраивать друг друга – мы даем тебе такие деньги, и мы расходимся.

Ю.З.: Много примеров, когда тренеры и клубы расходятся по-человечески. Тот же пример со Спаллетти в «Зените», никто же не бегал за Спаллетти, не смотрел, что он там делает, не было такого, чтобы его не пускали на базу, а потом объявляли ему за это прогул. Спокойно люди, цивилизованно, договорились, и все. Несмотря на все обстоятельства расторжения контракта, «Кубань» договорилась с Гончаренко. А в данном случае «Локомотив», договорившись о сумме неустойки, когда пришел момент, категорически не хотел ее выплачивать. Точнее, готов был ее выплатить, но в существенно меньшем размере, чем она была закреплена.

М.П.: Возникал вопрос, зачем ее закрепили в таком размере.

Ю.З.: Видимо, раньше в некоторых случаях это «прокатывало», а здесь встал вопрос, что если прописано в контракте – давайте исполнять. Понятно, что если руководство не хочет видеть тренера, тренер не сможет работать, но «Локомотив» хотел показать, что нарушение контракта было не со стороны клуба, а со стороны наставника. Отсюда появились всякие ухищрения: Кучука не пускали на базу, а потом объявляли ему выговор, что его не было на тренировке. Или такие нелепые ситуации: команда поехала на игру в Новосибирск на игру на Кубок, а потом тренеру объявляют выговор, что его не было на матче, когда вся страна видит, что руководит командой Черевченко, как исполняющий обязанности, а клуб делает вид, что ничего не произошло, и Кучук просто прогулял игру.

Давайте немного объясним читателям: CAS – это тот же третейский суд.

М.П.: Третейский суд, решения которого обязательны к исполнению не только в рамках футбольных инстанции, но и в рамках судов общей юрисдикции по Нью-Йоркской конвенции. Можно пойти в суд, получить исполнительный лист.

Ю.З.: Собственно, есть два механизма: первый – это обычный, как исполняются решения коммерческих судов, международных арбитражей, а второй механизм, который во многом даже более эффективен – через футбольные инстанции, потому что в силу устава ФИФА все субъекты футбола должны исполнять решения CAS, если ты не исполняешь решение, к тебе применяются спортивные санкции.

Следующая тема, обширная, которая дамокловым мечом висит сейчас над всеми – это финансовый фэйр-плэй. Какие-нибудь обращения по этому поводу уже были к вам?

М.П.: Да, периодически обращаются к нам футбольные клубы, в том числе, еще когда я в «ЮСТе» работал, обращались. Но, на мой взгляд, тут нужна системная работа, нельзя вот так прийти и сказать: «Ну, ребята, как нам тут обойти что-нибудь». Это трехлетние периоды, нужно к ним готовиться, нужно следовать рекомендациям. Скажем так: находиться под присмотром врача длительное время. И дальше поверхностных рекомендаций у нас дело не шло. Боле того, клубы, которым то интересно – это клубы, которые участвуют в соревнованиях УЕФА. Как правило у них есть какие-то договоренности, это больше финансовый вопрос, как правило этим занимаются аудиторы «большой четверки».

Ю.З.: Когда возникают претензии со стороны УЕФА, уже поздно что-то делать. Как правило, мы видим, что клубы идут на мировое соглашение с УЕФА, ограничивая свою заявку, ограничивая траты на трансферы. Но думать о соблюдении правил ФФП нужно было давно, потому что, Миша правильно сказал, это трехлетний период, за который осуществляется мониторинг, и по факту уже сделать что-то сложно.

Насколько реально, на ваш взгляд полное соответствие правилам ФФП клубов Восточной Европы, в частности в России.

Ю.З.: Для России, думаю, маловероятно, потому что рыночные механизмы в спорте у нас практически не работают. У нас огромные зарплаты футболистов, которые несопоставимы в итоге с доходами, которые они приносят клубам. У нас низкая стоимость телеправ, у нас низкая стоимость билетов, у нас низкая заполняемость стадионов, рыночные механизмы, которые должны наполнять бюджеты, не очень работают. У нас есть спонсор крупный, который «заряжает» две трети суммы в бюджет, но мы все прекрасно понимаем, что это не рыночные контракты. И УЕФА их так же оценивает.

Насколько правомерна такая оценка контрактов со стороны УЕФА? Если Катар для ПСЖ делает гигантский контракт, это считается не рыночным, а у «Атлетико» на груди написано «Азербайджан», и это рыночно.

М.П.: Честно говоря, давать комментарий по конкретным цифрам, связанным с ФФП, довольно сложно, потому что надо обладать какой-то информацией помимо спортивных сайтов, мы можем фантазировать на эту тему, но мы не видели ни контракта с Азербайджаном, ни контракта с «Эйтихадом», ни каких-либо других контрактов, ни рекомендаций УЕФА по этому вопросу. Вот есть у Азербайджана министерство туризма, и рыночно тут или не рыночно… Если вы обратите внимание, то официальные лица УЕФА практически не дают комментариев по этому вопросу, поэтому мне сложно комментировать.

Ю.З.: Что касается правомерности, то УЕФА – организатор соревнований, в том числе Лиги Чемпионов, Лиги Европы, поэтому, вправе предъявлять определенные требования к участникам: если хочешь играть в наших турнирах – соответствуй им. Насколько они целесообразны – покажет время. Может быть, УЕФА хочет вернуть спорт в определенные рамки, чтобы не было такого, что клуб завалили деньгами, и он сразу начинает давать результат, хотя на практике это не очень работает. Но на мой взгляд, УЕФА принимает противоречивые решений. (Таля, Выделить цитатой?:) С одной стороны, они говорят, что клубы должны зарабатывать, с другой стороны, запрещают очень эффективный инструмент, который хорошо работал в странах Южной Европы и прежде всего в Испании и Португалии – так называемые экономические права, права третьих лиц на футболистов. Это был крайне эффективный механизм для тех же испанских и португальских клубов, как привлекать дополнительные инвестиции. И именно по инициативе УЕФА были запрещены на международном уровне права третьих лиц, по сути был закрыт огромный источник доходов.

Хотя наоборот: история с экономическими правами интересна, и я бы легализовывал ее на национальном уровне. Как говорят, мол, это рабство и влияние на футболистов – ничего подобного. Классическая схема работает так: есть талантливый футболист, есть клуб. Клубу нужны деньги, талантливому футболисту нужно играть. И есть инвестор, у которого есть деньги, который хочет заработать. Почему бы инвестору не дать денег клубу, в том числе на зарплату футболиста, а когда игрока продадут, инвестор получит часть средств от трансфера.

М.П.: Выигрывают и клуб, и инвестор, и футболист.

Ю.З.: И никакого рабства нет. Нет же такого, что футболист должен работать на даче у инвестора, мыть полы, готовить ему еду. Он делает то, что делает – играет в футбол. Инвестор дает деньги, которые клуб тратит на трансферы, зарплаты, и ждет, когда футболиста продадут. Это как инвестиции в акции: удачно вложился, через пять лет акции подскочили – продал, заработал. Не подскочили – не заработал.

М.П.: В Латинской Америке, конечно, есть перегибы, когда приходят ребята и говорят, мол, мы от инвестора, переходи не в этот клуб, а в этот, где дают больше денег. Но такие перегибы есть и в других вещах.

Тема агентов и непримиримой борьбы с ними сначала в лице Николая Александровича Толстых, а потом и ФИФА. Чем агенты мешают футболу, с чего вдруг такая ненависть?

М.П.: На мой взгляд, та борьба, которая сейчас ведется с агентами со стороны РФС – как я понимаю, руководству РФС нравится сам процесс этой борьбы. На мой личный взгляд, агенты – это способ воровства денег, а причина лежит в другом. Причина – в бюджетном финансировании и в руководстве клубов, которое это позволяет. Будут они это делать при помощи агентов, или будут заключать контракты на закупку туалетной бумаги по завышенным ценам — результат один. У руководства РФС неверная цель стоит перед глазами. Хочешь победить коррупцию в клубах – нужно заниматься другими вещами. Поэтому борьба с агентами – это хобби руководства РФС, которое коренным образом ситуацию не меняет.

Закон о спорте – нужен новый?

Ю.З.: Я уверен, что нужен закон о профессиональном спорте или об игровых видах спорта. В некоторых странах вообще существует именно закон о футболе, потому что если футбол – это вид спорта номер один, то к нему особое отношение. Хотя я не вижу большой разницы в правовом регулировании между всеми игровыми видами, система более менее похожая. Действительно, очень много разных составляющих у любительского, массового и профессионального спорта, наверное, у профессионального должно быть свое регулирование.

Кстати, что касается Португалии – проект с португальским клубом, вы имеете к нему отношение?

Ю.З.: Помогаем инвесторам по юридическим вопросам.

Название клуба?

Ю.З.: «Лейрия».

Португальский футбол, в отличие от российского, живет по средствам. Если в российском футболе построение бизнеса невозможно, то там – да. Потому что возьмем на уровне – у нас ФНЛ, у них клуб первого дивизиона – Сегунды. Бюджет клуба Сегунды составляет 800 000 евро, вложения за три года могут составлять 3 000 000 евро, а доходы от футболистов могут значительно превышать эти суммы. Если мы возьмем среднюю зарплату на уровне Сегунды, то она составляет полторы тысячи евро примерно, небольшая. Переезды близкие, не нужно летать на сборы, потому что у тебя в стране тепло 365 дней в году. Клубы живут по средствам, поэтому сложилась система, что португальские клубы продают очень много футболистов, из Португалии намного проще продать игрока, чем из России. В Россию у нас наоборот покупают, если видят российский клуб, то ценник сразу в два раза выше. А Португалия славится тем, что туда берут дешевых футболистов, раскручивают их и продают. Например, тот же трансфер Лысцова: футболист пришел в «Лейрию», отыграл четыре месяца, его заметили скауты «Бенфики» и забрали его в аренду. Человек сейчас отыграет до конца сезона, и у него большие шансы, что контракт будет выкуплен. Соответственно, русский центральный защитник – смотрим на нашу сборную, у которой дефицит тут – с хорошими данными, играющий в Португалии, наверное, имеет все шансы, чтобы стать главной целью трансферных отделов российских клубов. Наверное, это удачный проект.

То есть возможно и в России выращивать игрока? Или все равно только транзитом через Португалию?

Ю.З.: Да нет, выращивать в России можно, и продавать можно. Есть в России клубы – тот же «Енисей» красноярский: вы посмотрите, сколько он продал футболистов в клубы Премьер-Лиги за последние три года – будете удивлены. Но футбол невозможен как бизнес в России из-за дороговизны его. У нас большие зарплаты по сравнению с другими странами, большие расходы, но, тем не менее, клубы должны стремиться зарабатывать. Если есть возможность зарабатывать на трансферах – хотя бы минимизировать расходы государственные, которые ложатся на плечи регионов.

Уже долгая беседа, один из последних вопросов. На примере Испании, Португалии – почему у нас в регламенте РФС запрещены полупрофессиональные клубы и полупрофессиональный статус игроков? Либо профессионал, либо любитель.

Ю.З.: Это некий  анахронизм, явный пережиток. Если мы посмотрим ту же Германию, Испанию, Португалию…

М.П.: …Англию…

Ю.З.: …да, Англию: там в низших лигах огромное количество полупрофессиональных клубов. Они могут брать как профессионалов, которые у них полноценно получают зарплату, играют. А есть люди, которые днем работают, вечером приходят на тренировку, в воскресенье выходят на игру. И каждый сам выбирает свой жизненный путь, и те, и другие могут приносить пользу клубу. Тот, кто исключительно играет в футбол, в какой-то момент переступает на следующую ступень, а любитель остается на том же уровне. Я считаю, что это был бы хороший выход для нашей второй лиги, где по статусу футболист – профессионал, но зарплаты там такие, что плакать хочется. Когда игрок приезжает в чужой город на двадцать тысяч, при этом ему надо на эти деньги и квартиру арендовать, и питаться, и семью перевести. Если по факту, то большинство футболистов второй лиги не профессионалы. Почему бы не разрешать играть любителям.

В принципе, этот статус позволил бы создать и третью, и четвертую, и пятую лиги.

М.П.: Добавить студенческую.

И вывести футбол в регионы. У нас сейчас 108 профессиональных клубов по стране. Слезы.

М.П.: На такую большую территорию – конечно.

Ю.З.: Существующая система футбольная – она провоцирует «кидание» футболистов на зарплату. Вот мы возьмем клуб второй лиги. Ему ниже падать некуда. Руководство понимает, что сегодня они закроют условный «Ротор», завтра они с новым «Ротором-Волгоград» заявятся в ПФЛ, потому что там недостаток клубов в зонах, и можно создать чистое юридическое лицо. Поэтому если у тебя накапливаются долги, ты можешь спокойно одно юридическое лицо «сливать», создавать новое, заново набирать футболистов…

М.П.: … тех же самых! (смеется)

Ю.З.: Может, новых, те, кого ты уже обманул, не пойдут в клуб. И вот, набираешь новых, опять живешь не по средствам, опять накапливаешь долги – «сливаешь».

М.П.: Потом опять говоришь, мол, убивают клуб.

Ю.З.: «Ротор» уже, по-моему, третий или четвертый раз банкротится, «Алания» трижды банкротилась. В Новокузнецке были такие ситуации. И такие ситуации во второй лиге распространены. А если бы клубы к профессиональному статусу в том же ПФЛ шли: восьмой, седьмой дивизион, шестой дивизион – представляете, что нужно потратить восемь лет на то, чтобы зайти во вторую лигу? Наверное, никто не занимался бы тем, чем занимаются сейчас.

Яркий пример – «Глазго».

Ю.З.: Да. И ни у кого не возникает идей в виде исключения сразу вернуть «Глазго» в Премьер-Лигу.

М.П.: Клуб с традициями.

Ю.З.: А у нас бы вернули. В порядке исключения, в соответствии с отдельным решением Исполкома по ходатайству региона…

беседовал Андрей Березняк

Цитаты:

Николай Толстых: − Если бы знал, что контракт с Капелло готовили Макаренко из «Телеспорта», юристы Зайцев и Прокопец, я бы его не подписал.

 Михаил Прокопец: − С таким же успехом президент РФС мог сказать, что не подписал контракт, если бы Фабио Капелло приехал на встречу не на «Мерседесе», а на БМВ. Абсурдное заявление. Юристы — обслуживающий персонал. Юристы не определяют основополагающие вещи. Мы просто перекладываем их на бумагу.