Коста плюс мате равно МСН

Каждому болельщику нравится, когда его команда состоит из звезд. Каждая звезда с напряжением и недоверием относится к той, что вновь приобретается командой. Внутренняя конкурентная борьба за место под солнцем болельщицкого внимания и спонсорским денежным дождем часто не создает из набора звезд созвездие, а наоборот, разваливает команду. Football Tribune разобрался, как создавался трезубец атаки нынешней «Барселоны».

«Единица – вздор, единица – ноль. Один, даже если очень важный…» Сто лет назад сказано и не про футбол, а все так же справедливо для жизни вообще и каждого ее проявления в частности. Один Криштиану – хорошо, а вместе с Бэйлом – лучше? Попробовали. Сомнительно, что да.

Один Месси – здорово. А Месси с Неймаром? Да с Суаресом впридачу? Мечта, конечно. Если все состыкуется. Каждый из них – футбольная суперличность, один чуть больше, другой чуть меньше, но… Каждый претендует на лидерство и наверняка, не очень рад, если это же свойственно партнеру, который в таком случае еще и соперник.

Когда Бэйл не отдал вовремя пас Криштиану, к Роналду лучше не приближаться с извинениями: испепелит взглядом. Когда Неймар запарывает гениально созданную для него виртуозным пасом Лео голевую ситуацию, бразильца ждет… дружеское похлопывание по плечу или оттопыренный вверх большой палец: не страдай, парень, в следующий раз непременно получится! Почти идеальное взаимодействие. Невероятные дружеские не-разлей-вода отношения персон, каждая из которых – сам себе на уме. И, сто процентов, чувства ревности к чужому успеху не лишенных. Это нормально, это жизненно, без этого стимула не выбраться наверх – к славе, почету, гонорарам… Но это должно быть куда-то глубоко спрятано, когда играешь в команде. Играть на команду – это умение преодолеть самого себя. Научиться этому – даже не искусство. Это дикий, жестокий черный неблагодарный труд по обузданию собственного стремления к взятию вершины в одиночку. Такого, чтобы «весь мир на ладони, ты счастлив и нем», но так чтобы при этом не ты «завидуешь тем, другим, у которых вершина еще впереди», а чтоб они тебе завидовали. Они хотят забраться на ту же вершину. И кто тогда там будет царь горы – большой вопрос.

Пожалуй, впервые сопоставить Месси и Неймара, так, чтобы «весомо, грубо, зримо» можно было в финале мирового чемпионата для клубов в 2011. 19-летний Могиканин уже тогда был самой крутой фигурой «Сантоса». 24-летний Лео успел собрать коллекцию из двух Золотых мячей и выступать кандидатом «явнее явного» на третий. Бразилец в той встрече запомнился двумя нереализованными возможностями забить. Аргентинец – двумя забитыми, несчетным количеством неожиданных решений, филигранной обводкой…  По большому счету, Нея на поле можно сказать, почти не было – все пространство было заполнено выдающимся Лео. После игры пошли разговоры о том, что такое этот Неймар вообще и стоит ли он тех денег, которые за него просят. К моменту заключения сделки между «Барсой» и «Сантосом» уже сформировалось ощущение, что на 57 официально объявленных миллионов, пожалуй, что тянет. Мнение Месси никто не озвучивал, потому что аргентинец его прилюдно не выражал, но в первых совместных играх пара 10 + 11 не впечатлила.

Заговорили о выброшенных на ветер деньгах, о невозможности впрячь «в одну упряжку коня и трепетную лань», о трениях между «краками» (так в Испании в последние годы стало модным называть выдающихся мастеров). Месси привык себя чувствовать лидером. Прислушивающимся к чужому мнению, но оставляющим последнее слово за собой. Решающим все по-своему.

Чувствовать рядом тень, которая имеет в планах накрыть тебя с головой… Кому это покажется во благо? Самое простое – сказать тени в лицо радикальное: «Я – начальник, ты – …» (ну, в общем, вы знаете), но это точно означало бы, что дальще игра «Барсы» распалась на сообщества 1 (Месси) + 9 (остальные) и 1 (Неймар). Парни просто предпочли держать дистанцию, что на поле, что вне его: из всех зол меньшее. Проект dupla (дуэт – исп.) разваливался даже не будучи построенным до конца.

Решение нашлось простое, как все, что можно назвать гениальным. «Их надо передружить!» Сложно сказать, смотрели ли барсовы специалисты по психологии мультфильм про Чебурашку, из которого взята цитата, но вполне возможно, что да. Или в мировом мультфонде отыскали что-то похожее. Так или иначе, а решение задачи попробовали искать именно в психологической плоскости.

Передружить Лео и Нея надо было так, чтобы они сами не заметили, что их подталкивают к отношениям друг с другом. Деликатную операцию поручили семье барселонского бразильца Пепе Коста.

Messi-Cesc-Pinto-Pepe-Costa.jpg

Пепе Коста — первый сверху, рядом с Месси — Пинто и Фабрегас

Пепе Коста в давние времена служил в каталонском отделении компании Nike. При небезызвестном Сандро Роселе. Когда в 2003 Сандро вошел в состав руководства «блауграны» в качестве зама Жоана Лапорты, Косту он потянул за собой. У того как раз наступил период раздумий: с Nike предстояло расставаться, оставалось только выбрать маршрут путешествия: то ли двигаться в родную Бразилию, то ли принять приглашение Роселя и занять место в департаменте по связям с футболистами. Громкое название, за которым скрывается сервисная рутина: выяснять, кому что надо, искать возможности утоления этих потребностей. Ничего такого выдающегося, но со всеми игроками в контакте. В благожелательном контакте. На дружеской ноге. Ему в расположение «краков» входить усилий не требуется, он уже у них – персона доверия.

Пепе Коста взял на себя Лео. К Нею «набиваться в друзья» отправили Альваро — сына Пепе, всеобщего любимца команды, тепло называемого игроками  Альварито. По возрасту Альварито – практически ровесник Могиканина.

В принципе, путь к Лео, жесткому интроверту, не очень склонному к общению с окружением и чуть что – замыкающемуся в себе, Пепе нашел еще при Гвардиоле. Хосеп поручил ему «присматривать» за юным аргентинским дарованием практически с первого дня своей работы в качестве главного тренера. «Барсы». Так что оставалось мягко-ненавязчиво подводить Месси к ощущению потребности общаться с да Силвой-Жуниором, не забывая указывать на то, что бразилец не просто хороший игрок, но и хороший парень, уважающий сложившуюся субординацию и лично Лео.

С некоторых пор (а конкретно, с тех самых, когда Лионель Месси перешагнул порог совершеннолетия, а его папа Хорхе Месси стал все чаще выезжать в Аргентину для ведения тамошних дел) Пепе Коста просто превратился у Лео в «уполномоченного по всему», с которым Месси-младший советовался по большинству вопросов, включая семейные. А тут еще уход Пинто и Фабрегаса, двух самых близких друзей в составе команды… В общем, направить Лео в нужное русло не представлялось чем-то невероятным, особенно при наличии доверенного лица.

Альварито подобрался к Неймару через Nike, зря что ли папа отдал этой конторе несколько лет жизни? Да и сам Альваро трудился там на ставке. Еще в период подписания контракта бразильца в мае 2013 в «Барселоне» уже был создан план адаптации новичка ко всему тому, что находится вне футбольного поля. Nike нужен был Неймар, как рекламная фигура, Неймару нужен был Nike, как источник дополнительных гонораров – при таком раскладе задружиться чуть больше, чем того требуется для исполнения профессиональных обязанностей нельзя назвать невыполнимой задачей.

Месси в момент пришествия Нея оказался в эпицентре налогового скандала – что творилось в душе у аргентинца, можно предположить. Пляска цифр в сделке по приобретению бразильца Лионелю позитива не добавила: в «Реале» сумму, за которую купили Бэйла тоже для общественности постарались занизить, чтобы не ущемлять самолюбия КР7 и оставить его в уверенности, что он – самое дорогое приобретение за всю историю «сливочных». При всей напряженности ситуации двум Костам удалось сделать то, что они должны были сделать: убедить одного в том, что у него не может быть лучшего друга в команде, чем лучший игрок современности и убедить другого, что новая звезда мечтает светить только в паре с основной. Ярко, но не пытаясь затмить ее. Поддерживая и сверяя свою жизнь по признанному авторитету.

Надо отдать должное Нею в этой ситуации: он имел хорошую возможность «сплясать на костях» Месси, который был в шаге от решения поменять не только клуб, но и лигу, чтобы забыть о налоговом кошмаре. А Могиканин, подтолкнув аргентинца к выходу, вполне мог занять его строчку в зарплатной ведомости, повысив «унизительные» 10 миллионов годовых до респектабельных 20. Но не пошел на это. Ней вообще за пределами поля – совсем не то же самое, что внутри. Манера общения с журналистами общими фразам, сопровождаемыми похихикиванием – это чтобы особо не допекали вопросами. На деле парень предпочитает свои мысли хранить при себе.

Мало-помалу Месси перестал поглядывать на Нея как на конкурента. Говорят, что вспомнил, как его желторотого Лео опекал умудренный Роналдинью. Бразилец аргентинца. А теперь настала очередь аргентинца опекать бразильца?

… Однажды Лионель пригласил Могиканина на asado. Гриль по-аргентински. Курица, приготовленная на открытом огне со специями. Ничего особенного, но с небольшим патагонским вкусовым нюансом. Лео сам не готовил. «Он играет в футбол, грили – не его специальность», — усмехался потом Маскерано, ответственный за жаркое. Ничто так не сближает, как совместная трапеза. Особенно, если ее сопровождает мате (mate) – напиток из листьев парагвайского падуба, настоенных на кипятке. Мате для аргентинца – что молоко для грудного младенца, без него никуда. Если вы видите человека с небольшим термосом, из которого торчит «соломинка» для регулярного потягивания содержимого – процентов на восемьдесят можете быть уверены, что человек – аргентинец. Но только на восемьдесят. Потому что на двадцать оставшихся он может быть уругвайцем.

К прибытию в «Барсу» Луиса Суареса Месcи и Ней были уже как нитка с иголкой: куда один, туда и другой. На поле Лео искал Жуниора, а Жуниор – Лео. Если Неймар забивал – Месси был первым с объятиями и поздравлениями. Если гол был не с подачи Лео, Могиканин уворачивался от объятий остальных, пока до него не добежит Месси. Ситуация сохранялась даже когда дуэт превратился в трио. Суареса поздравляли оба вместе, а свои голы встречали сначала взаимными поздравлениями, а потом уж принимали их и от остальных.

Некоторая отстраненность Луиса длилась недолго. К нему специального человека не приставляли, он самостоятельно догадался до формулы «если ты сыграешь на Лео, Лео сыграет на тебя». Кроме того, Суарес оказался таким же фанатом мате, как и Месси (помните про двадцать процентов?), да еще и поселился в Кастельдефельсе, том самом городке, куда главная звезда «Барсы» перебралась из каталонской столицы.

Три солиста, составившие самое грозное трио прошлого сезона (122 забитых мяча) настолько прониклись заботой друг о друге, что порой в стопроцентно голевой ситуации каждый из них может не ударить, а поискать глазами партнера и отдать пас ему. Тот самый случай, когда «мне интересы команды важнее моих собственных» — не пустой звук и не игра на публику.

Пепе и Альварито Коста + мате = МСН. Победная формула «Барселоны», в которой результат – на поверхности. А о слагаемых мало кто слышал.

matebowl.jpg

Текст: Владимир Добрынин

Фото: GettyImages

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s