ГРАНАТ СО СЛИВКАМИ, ИЛИ ТРАНСФЕРНАЯ ЭПОПЕЯ АЛЬФРЕДО ДИ СТЕФАНО

Денис Цаплинд

Вы можете себе представить, что, допустим, в одном из товарищеских матчей «Барселоны» в её составе появится Криштиану Роналду, случайно заглянувший на «Камп Ноу» и решивший от нечего делать облачиться в сине-гранатовое обмундирование? А кажется ли вам обыденным такой сценарий, при котором ФИФА обяжет Лео Месси со следующего сезона выступать за «сливочных»? Бред? Чушь? Ерунда? Да, в наше время, когда футбол стал большим бизнесом с мощной юридической базой, такие ситуации выглядят маловероятными. Но так было не всегда. И сегодня мы предлагаем вспомнить один из эпизодов биографии легенды «Королевского клуба» Альфредо Ди Стефано и отправиться в те времена, когда аргентинский форвард был одновременно игроком и «Барсы», и «Реала»!

«Пиратская лига» и её правила игры

02.jpg

Удостоверение игрока «Ривер Плейт» Альфредо Ди Стефано

В 1948 году в аргентинском футболе возникла весьма неприятная ситуация: спортсмены, считая, что клубы им откровенно не доплачивают, не дают в полной мере распоряжаться своим будущим по завершении контрактов, да и вообще, мягко говоря, не всегда добросовестно исполняют обязательства перед игроками, решили пойти на старую добрую меру – забастовку. Одним из её активистов был защищавший в то время цвета «Ривер Плейта» 21-летний Альфредо Ди Стефано по прозвищу «Белокурая стрела». Пока боссы местных команд, да и федерация в целом, решали, что с этой проблемой делать, стоит ли идти на уступки, а если идти, то в какой мере, игроки в прямом смысле слова на месте не сидели. Они один за другим стали пересекать континент с юга на север и оседать в Колумбии, где финансовые условия были намного привлекательнее. Не отставали от аргентинцев и их коллеги из других южноамериканских стран – всем хотелось откусить от этого сытного пирога. Не пугала перебежчиков даже начавшаяся в кокаиновой державе во второй половине 1940-х годов гражданская война, слишком уж соблазнительными были предложения.

А началось всё с того, что президент колумбийской Лиги Димайор, а по совместительству и столичного клуба «Мильонариос», Альфонсо Сеньор, быстро смекнувший, какую пользу можно извлечь из сложившийся в Аргентине ситуации, в 1949 году подписал легендарного игрока «Ривер Плейта» Адольфо Педернеру. А чуть позже в Боготе появились левый вингер «Сан-Лоренсо» Эктор Риаль и ещё один представитель «Ривера», главный герой нашего рассказа Альфредо Ди Стефано. Эти приобретение моментально подняли зрительский интерес к футболу на новый уровень и с самых первых дней начали приносить существенные дивиденды в казну.

По стопам Сеньора последовали и президенты других клубов, причём зачастую сосредотачивая своё внимание на представителях какой-либо одной нации и тем самым создавая внутри команд чуть ли не целые диаспоры. Так, «Депортиво Кали», как и «Мильонариос», пополнил свои ряды большим числом аргентинцев, «Индепендьенте Медельин» – перуанцев, «Депортиво Перейра» – парагвайцев, а «Кукута Депортиво» – уругвайцев. Причём, эти и остальные местные команды, принимая в свои ряды таких новичков, не платили за них ни копейки «хозяевам», с которыми у этих футболистов-перебежчиков были заключены действующие контракты. Но в Колумбии все были довольны: зрители, заполняя стадионы, наслаждались игрой звёзд, клубы за счёт продажи билетов получали хороший барыш, а футболисты – высокие зарплаты. Началась так называемая эпоха «Эльдорадо», а ставшую одной из сильнейших в мире Лигу Димайор стали именовать не иначе, как «Пиратской лигой».

ФИФА принимает меры

03.jpg

ФИФА официально дисквалифицирует Альфредо Ди Стефано, Адольфо Педернеру и других игроков за участие в матчах колумбийской Лиги Димайор в составе «Мильонариоса» (25.10.1949)

Южноамериканские клубы, день ото дня терявшие своих лучших футболистов, разумеется, не могли не возмутиться таким положением вещей и стали направлять ФИФА вполне обоснованные жалобы на беззаконие, творимое «Пиратской лигой». Жюль Риме и компания отреагировали оперативно, исключив Колумбию из своих рядов и запретив всем без исключения командам остального мира проводить товарищеские матчи с колумбийскими коллективами и сборной. Также последовал ряд точечных дисквалификаций футболистов. Под горячую руку, кроме прочих, попали и вышеупомянутый Адольфо Педернера, и наш герой Альфредо Ди Стефано. Правда, спортсменов такие мелочи в тот момент мало волновали – они счастливо варились в своём котле и далеко в будущее не заглядывали.

Но, как выяснилось, такое положение вещей оказалось невыгодным для обеих сторон. Для ФИФА – так как клубный футбол всего мира был несколько напряжен, причем из-за одной единственной страны, не платившей денег за переманиваемых игроков. А для Колумбии – по причине потери существенной части дохода, ранее получаемого за счёт проведения различных международных товарищеских матчей. Два враждующих лагеря поняли, что придётся искать компромисс.

В результате в 1951 году в ходе переговоров, состоявшихся в столице Перу, был заключён так называемый Лимский пакт, по условиям которого беглые футболисты оставались в собственности колумбийских клубов до истечения сроков их контрактов, после чего ФИФА обязала их вернуться в расположение своих предыдущих команд, из которых они «сделали ноги» в поисках «сладкой жизни». Из первого вытекало и второе условие: в «период доигрывания» и колумбийским, и так называемым первоначальным клубам запрещалось продавать кого-либо из игроков-перебежчиков третьей стороне. Запутанная ситуация? То ли ещё будет!

С введением покончено, и теперь мы наконец подходим к основной теме нашего рассказа – к Альфредо Ди Стефано и его трансферным приключениям.

Ди Стефано покоряет Испанию

04.jpg

Ди Стефано в форме «Мильонариоса»

После того, как Лимский пакт вступил в силу, колумбийские клубы получили возможность играть в товарищеских матчах и совершать коммерческие турне по всему миру. И в марте 1952 года «Мильонариос» в рамках тура по Европе прибыл в Испанию, дабы принять участие в небольшом праздничном состязании, проводимом в честь 50-летия мадридского «Реала».

Случилось так, что команда Альфредо Ди Стефано, бесцеремонно подвинув в сторону именитого юбиляра, стала победителем того турнира, а сам аргентинский бомбардир был признан лучшим его игроком. Светловолосый парень, кроме того, что был неудержим на острие атаки, выполнял огромный объём работы по всему полю, иногда беря на себя роль диспетчера, а порой участвуя и в обороне. Такая игра форварда в то время была в новинку и не могла не обратить на себя внимание. Что и произошло.

Несмотря на поражение своей команды, президент «Королевского клуба» Сантьяго Бернабеу был в весьма приподнятом настроении, находясь под впечатлением от выступления Ди Стефано. Он даже захотел немедленно приобрести талантливого нападающего, на что его колумбийский коллега Альфонсо Сеньор вынужден был ответить вежливым отказом, напомнив про условия Лимского пакта. Но не один Бернабеу пребывал в восторженных чувствах от увиденного. На турнире присутствовал и Хосеп Самитьер, бывший в то время техническим секретарём «Барселоны», который также взял Ди Стефано на карандаш. Напомним, что именно этот весьма симпатичный и проницательный испанец в своё время перехватил у «Реала» уже практически подписанного великолепного венгра Ладислао Кубалу, о котором мы ещё поговорим (и не раз!), и сделал его игроком каталонского гранда.

Тем же летом «Королевский клуб» отправился в столицу Венесуэлы Каракас на турнир, известный как Малый Кубок мира, в рамках которого дважды сыграл вничью с «Мильонариосом». Кроме того, ещё одну встречу эти два коллектива провели в Боготе. И пока раз за разом футболисты выходили на поле, дабы выяснить, кто из них сильнее, их руководители с удовольствием общались в VIP-ложе, налаживая дружеские отношения.

Ди Стефано уходит из футбола

Ладислао Кубала и Альфредо Ди Стефано в форме «Барселоны» (на первом фото Ди Стефано стелется в подкате, на втором – слева)

В конце 1952 года после одного из сыгранных в Чили товарищеских матчей 26-летний Альфредо Ди Стефано принял решение не возвращаться в расположение клуба и отправился домой в Буэнос-Айрес. Аргентинский форвард был утомлён и истощён нескончаемым потоком коммерческих встреч, которые проводил «Мильонариос» с целью подзаработать. В спокойной обстановке в кругу семьи Альфредо хотел привести свои мысли в порядок и решить, чему же себя посвятить в дальнейшем — снова выходить на поле ему совершенно не хотелось. Как вариант, он планировал заняться ранчо, которое недавно прикупил его отец. Да и вновь расставаться с молодой женой и двумя маленькими дочурками не было ни малейшего желания.

Отметим, что прежде, чем покинуть «Мильонариос», хитрец Ди Стефано договорился с руководством клуба о предоставлении ему аванса в 4000 американских долларов как части его будущей зарплаты в клубе. Деньги были выделены, нападающий их, конечно же, взял и был таков. И, знаете, он не испытывал ни угрызений совести, ни душевных мук из-за своего поступка, поскольку по его расчёту, как раз эту сумму ему не доплатили в прошлом году, да и вообще, его талант заслуживал даже большего!

Время шло, Ди Стефано затянули домашние дела, и к началу 1953 года он окончательно принял решение повесить бутсы на гвоздь. В «Мильонариос» его не тянуло. Не тянуло и в «Ривер Плейт». Впрочем, аргентинский клуб и сам не жаждал вернуть свою бывшую звезду – там ещё помнили, что именно Альфредо был одним из тех, кто неистово поддерживал забастовку игроков, из-за которой многие футболисты подались в направлении колумбийской кормушки. Неторопливо и размеренно катилась жизнь нашего героя по новым рельсам. И неизвестно, услышал бы мир когда-нибудь ещё о «Белокурой стреле», если бы не случилось то, что в итоге произошло – к аргентинскому форварду явились посланники из «Барселоны».

«Барселона» делает свой ход

Ди Стефано, не имея возможности заявиться за Барселону, примерил форму «Палафружеля» (левое фото) и сборной «курортников» Эль-Масноу в их матче против «жителей» этого муниципалитета (четвёртый в верхнем ряду)

Каталонский клуб в сезоне 1952/53 постигла неприятность: из-за туберкулёза на продолжительное время (а некоторые медики не исключали, что и навсегда) из обоймы команды выбыл её ключевой игрок Ладислао Кубала. Тогдашний президент «сине-гранатовых» Энрик Марти Каррето был крайне озабочен этим обстоятельством и после некоторых размышлений дал задание Хосепу Самитьеру найти замену звёздному венгру. И секретарь «Барсы», разумеется, сразу вспомнил об Альфредо Ди Стефано, на которого, как мы помним, положил глаз совсем недавно, на турнире в честь юбилея «Реала».

Самитьер незамедлительно отправился в Буэнос-Айрес, где сразу же встретился с Альфредо и его отцом и изложил суть дела. После не самых продолжительных переговоров и колебаний форвард сдался-таки под напором представителя «Барселоны» – всё же бывают предложения, от которых невозможно отказаться. А ведь в начале 1950-х многие хотели заполучить этого белокурого парня, включая мадридский «Атлетико» в будущем великого Эленио Эрреры, но ответ аргентинца был всегда отрицательный. А тут, как говорится, уболтали! На решение Ди Стефано, страдавшего от аэрофобии и старавшегося избегать лишних перелётов, повлиял и тот факт, что по Испании в основном придётся перемещаться на поездах. В общем, стороны пожали друг другу руки и договорились встретиться уже на Пиренейком полуострове.

Закончив с первой частью своей миссии, Хосеп Самитьер приступил ко второй: совершению трансферной сделки непосредственно с клубом-владельцем прав на будущую мировую звезду. Покумекав, секретарь отправился к руководству «Ривер Плейт» – команды, которой, напомню, на основании Лимского пакта будут принадлежать права на Ди Стефано с того момента, как подойдёт к концу его соглашение с «Мильонариосом». Аргентинская сторона была совсем не против получить деньги за беглого форварда, как говорится, хоть от чёрта лысого, и за четыре миллиона песет ($81000) с удовольствием поставила в нужных строках договора свои подписи.

Ди Стефано прибывает в Барселону

07.jpg

Игроки «Реала» Альфредо Ди Стефано (слева) и Ференц Пушкаш (справа) в форме «Барселоны» позируют вместе с Ладислао Кубалой перед товарищеским матчем с «Реймсом» (1961)

И вот заветный день настал. 22 мая 1953 года Альфредо Ди Стефано вместе с женой и дочками сошёл с трапа самолёта, приземлившегося в мадридском аэропорту «Барахас», где его встретил Хосеп Самитьер и сопроводил в столицу Каталонии. Казалось бы, дело сделано, можно начинать осваиваться в новом клубе и готовиться к следующему сезону, но не тут-то было!

Пока шли переговоры и оформлялась сделка, произошли две непредвиденные вещи. Во-первых, к концу чемпионата неожиданно поправился Ладислао Кубала и помог клубу взять «золото». Вроде бы, что может быть лучше? Но как расположить на поле двух таких игроков главный тренер «сине-гранатовых» Фердинанд Даучик пока не знал. Да это и не входило в его планы – никто не ожидал, что на венгре болячки заживают быстрей, чем на собаке. А во-вторых, вести о сделке между «Ривером» и «Барсой» дошли до президента «Мильонариоса» Альфонсо Сеньора, и он, крайне возмутившись произошедшим, незамедлительно пожаловался в ФИФА. И основания, как вы понимаете, у этой жалобы были (вновь вспоминаем про Лимский пакт): Ди Стефано, если за кого и мог выступать до конца 1954 года, так только за колумбийский клуб. Следовательно, правомерность совершённой трансферной операции ставилась под сомнение.

«Барселона» была не готова к такому повороту (видимо, ожидали, что пронесёт), да и не хотелось ей лишний раз вступать в пререкания с ФИФА по причине того, что до сих пор было не закрыто «дело Кубалы», но это уже другая история. Так или иначе, Альфредо пока не мог выступать за каталонцев и, оказавшись в подвешенном положении игрока без клуба, ждал хоть какого-нибудь вердикта власть имущих.

И здесь давайте остановимся вот на каком моменте: в интернете и прессе можно найти упоминания, что в июне 1953-го наш герой провёл-таки три товарищеских матча за свой новый клуб. Но если заглянуть в архивы, то можно убедиться, что это не так – непосредственно в заявках «Барсы» на поединки того лета фамилия аргентинского нападающего отсутствует. Но зато есть данные, что в это время он надевал майки некоторых малоизвестных команд, например, ФК «Палафружель». Также сохранились фотографии, где он позирует в сине-гранатовой форме – на некоторых даже с Ладислао Кубалой, – но это снимки либо с тренировок, либо являющиеся постановочными, сделанные специально для периодических изданий, либо отснятые позже, когда Ди Стефано уже был игроком «Реала», а за каталонцев выступал в неофициальных матчах как приглашённая звезда (такая невероятная для нашего времени практика тогда была в порядке вещей).

В игру вступает «Реал»

08.jpg

Раймундо Сапорта (слева) и Сантьяго Бернабеу

Итак, теперь руководству «Барселоны» требовалось утрясти дела с «Мильонариосом». Эту миссию решил взять на себя сам Энрик Марти Каррето. И действительно, вскоре он встретился с Альфонсо Сеньором, но к консенсусу двум президентам прийти не удалось. Так в чём же была загвоздка? Дело в том, что Сеньор затребовал у своего визави $27000 (один миллион триста пятьдесят тысяч песет), что составляло треть от суммы, уплаченной каталонской стороной «Ривер Плейту». Марти Каррето, посчитав, что его попросту хотят нагреть, запрашивая такую сумму за игрока, который даже за команду не играет, а вскоре не будет ей и принадлежать, ответил отказом и самодовольно добавил, что, если придётся, то «Барса» вполне может подождать полтора года, пока не истечёт срок действия контракта колумбийцев с Ди Стефано. На том и разошлись, сохранив друг о друге не самые лестные воспоминания.

И тут на сцену вышел мадридский «Реал», а именно вице-президент «Королевского клуба» Альваро Бустаманте. Он почувствовал, что если не сделать свой ход сейчас, то можно окончательно упустить Альфредо Ди Стефано. Ведь отказ каталонцев заплатить затребованную сумму мог оказаться лишь временным блефом. Недолго думая, Бустаманте убедил остальное руководство «сливочных» в необходимости выкупить ту часть прав на форварда, которая принадлежала «Мильонариосу». Да и исполнить этот финт было, по его мнению, несложно, благо, отношения между двумя клубами со времён матчей в Мадриде и Каракасе оставались очень тёплыми. Осуществить задуманное было поручено бухгалтеру и будущему казначею «сливочных» Раймундо Сапорте, который немедленно отправился в Южную Америку и умело провернул операцию.

Но, несмотря на то, что подписи сторон на документе стояли, Ди Стефано не мог быть заявлен за «Реал», ведь, как мы помним, из Лимского пакта следовало, что колумбийские клубы не имели права продавать своих игроков-перебежчиков, а могли только удерживать их у себя до истечения срока контракта. Таким образом, положение аргентинца стало ещё более запутанным, и ему, судя по всему, оставалось только дожидаться января 1955 года, когда подойдёт к концу его соглашение с «Мильонариосом», а уж потом… А что будет потом, представлялось весьма и весьма размыто. Но всё решилось гораздо раньше.

Слово за ФИФА

09.jpg

Армандо Муньос-Калеро – человек, сделавший Ди Стефано игроком и «Барселоны», и «Реала»

В один из летних дней 1953 года в дверь к Альфредо, который в тот момент проживал в предоставленной «Барселоной» квартире, постучали. Это был Раймундо Сапорта. «Что вам угодно!? – сходу напал на гостя Ди Стефано. – Вы прибыли сюда, чтобы помешать мне играть!?» Посланник был спокоен и после непродолжительного монолога дал понять раздражённому аргентинцу, что приехал он совсем не за этим, а чтобы убедить того перейти на светлую сторону – выступать за «Реал». А ещё через несколько минут форвард был посвящён в курс дела и ознакомлен с предложением «сливочных»: «Королевский клуб» и синьор Бернабеу лично заинтересованы в его услугах, контракт у «Мильонариоса» выкуплен и, если удастся утрясти ещё пару вопросов с федерацией, то как минимум до конца 1954 года «Белокурая стрела» сможет занять своё место в мадридском колчане. Самому Альфредо уже было всё равно, за кого играть, лишь бы поскорее выйти на поле, а не чахнуть на испанской жаре в состоянии затянувшейся неопределённости. И он согласился. Оставалось малое – чтобы Испанская федерация футбола дала добро, несмотря на злосчастный Лимский пакт.

Как говаривал Борис Николаевич, вот такая, понимаешь, загогулина получилась. У Альфредо Ди Стефано, на руках находилось два соглашения с двумя разными клубами, и какое из них обладало большей юридической силой, сходу сказать было невозможно. Необходимо было, чтобы кто-то распутал эту «бороду», а пока надеть майку ни одной из команд наш герой не имел права. Королевская испанская футбольная федерация, столкнувшись с таким беспрецедентным случаем, обратилась за консультацией в ФИФА, которая в свою очередь назначила на роль премудрого Соломона члена своего комитета и экс-президента обращающейся стороны Армандо Муньос-Калеро, который, к слову сказать, за несколько лет до этого отметился тем, что лично возил Ладислао Кубалу в свою родную деревню креститься, дабы у того была возможность получить испанское гражданство. Умел это товарищ решать проблемы, чего уж там.

И Армандо Муньос-Калеро принял, может и справедливое, но весьма парадоксальное решение! Его вердикт был таков: в первом и третьем сезоне (1953/54 и 1955/56) Альфредо Ди Стефано будет выступать за «Реал Мадрид», а во втором и четвёртом (1954/55 и 1956/57) – за «Барселону». Абсурд? Возможно. Но просили разобраться – пожалуйста! Как говорится, получите, распишитесь. И «расписаться» нужно было оперативно, так как по правилам испанского чемпионата с конца августа возможности заявить иностранного игрока ни у одной из команд уже не будет. А до этой даты различные трансферные манипуляции ещё позволялись. Часики тикали, и «Барса», которую предложенный выход из ситуации не устроил, решила действовать!

Последняя попытка «Барселоны»

10.jpg

Презентация Альфредо Ди Стефано как игрока Реала перед матчем с Нанси 23 сентября 1953 года (обратите внимание на чёрные гетры; белые появятся лишь в 1955 году)

Сперва вице-президент «сине-гранатовых» Нарцисс де Каррерас (у Энрика Марти Каррето после его предыдущего визита в Южную Америку были не самые лучшие отношения с колумбийской стороной) сделал ещё одну попытку как-то надавить на Альфонсо Сеньора, который в тот момент находился в Мадриде. Но президент «Мильонариоса» сказал, что, так как он уже продал права на Ди Стефано «Реалу», то смысла в дальнейшей дискуссии не видит. После уже сам Марти Каррето, решив, что ждать появления аргентинской звезды на «Лес Кортс» («Камп Ноу» был ещё только в проекте) ещё целый год слишком долго, тайком от Альфредо попробовал продать свою долю на форварда «Ювентусу». Туринцы, взвесив все «за» и «против», вежливо отказались. Аналогичный ответ ждал президента «Барселоны» и после попытки вернуть приобретённый товар назад в «Ривер Плейт».

Когда Ди Стефано узнал об этих закулисных играх каталонцев, он ещё больше утвердился в желании выступать за «Королевский клуб» – терпеть подобное неуважение к своей персоне в самом начале испанской карьеры нападающий был не намерен. А Энрик Марти Каррето, смирившись с тем, что избавиться от «Белокурой стрелы» не вышло, согласился вслед за Сантьяго Бернабеу подписать соглашение, предложенное рассудительным миротворцем Армандо Муньос-Калеро. Отметим, что расстроенный до глубины души президент «Барселоны», вскоре был вынужден поставить автограф и на заявлении об уходе со своего поста. Ну а Альфредо Ди Стефано на четыре сезона официально стал одновременно игроком и «сине-гранатовых», и «сливочных».

В то время, когда Энрик Марти Каррето собирал в картонные коробки личные вещи и прощался с президентским креслом, Ди Стефано был представлен Испанской федерации как новичок лиги. Случилось это 22 сентября. А на следующий день аргентинский нападающий уже дебютировал за «Реал» в товарищеской встрече против «Нанси». «Сливочные» тот поединок проиграли 2:4, зато Альфредо отметился первым голом за новый клуб. Ну а дальше последовали матчи регулярного чемпионата, в которых наш герой был великолепен!

Альфредо Ди Стефано – игрок «Реала»!

11.jpg

Альфредо Ди Стефано и пять кубков европейских чемпионов

К седьмому туру «Реал» опережал «Барсу» в таблице национального первенства на четыре очка, и на следующей неделе на стадионе «Нуэво Чамартин» (позже арену переименуют в «Сантьяго Бернабеу») должно было состояться Эль-Класико. Не дожидаясь главной игры сезона, правление каталонского клуба во главе с новым президентом Франсеском Миро-Сансом решило продать свою часть прав на Ди Стефано «Королевскому клубу» – делить игрока с принципиальным соперником было выше их сил. И перед началом матча, 25 октября, в этой фантастической истории с трансфером аргентинского нападающего наконец-то была поставлена жирная точка: мадридцы заплатили каталонцам четыре миллиона песет (ровно столько, сколько Хосеп Самитьер отсчитал в своё время «Ривер Плейту»), плюс некоторые проценты и бонусы. Альфредо Ди Стефано стал исключительно игроком «Реала»! Причём самым высокооплачиваемым игроком! Ну а в дерби, во многом благодаря его блестящей игре и оформленному дублю, «сливочные» разгромили «сине-гранатовых» со счётом 5:0.

Что было потом – известно. Сперва – чемпионский титул, которого «Реал» ждал 21 год, и признание Ди Стефано с 27 голами лучшим бомбардиром сезона (Кубала отстал от аргентинца на два мяча). А после – многолетнее лидерство в лиге и пять побед подряд в Кубке европейских чемпионов. Ну а вишенками на этом «сливочном» торте под ярким испанским солнцем блестели два «Золотых мяча» великого Альфредо Ди Стефано – человека, который чуть не завязал с футболом в 26 лет.

12.jpg

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s