Повесть о настоящем человеке

Денис Цаплинд

Вы могли бы простить того, кто стрелял в вашего сына, брата или отца? А пожать этому человеку руку и пожелать крепкого здоровья? А назвать его героем и наградить орденом? Не по приказу, а от чистого сердца. Нет? Что ж, тогда эта история для вас. Сегодня мы вспомним несколько эпизодов из жизни бывшего солдата нацистской Германии, который после Второй мировой войны остался в Англии и стал легендой не только клуба «Манчестер Сити», за который выступал, но и всего мирового футбола. Да, я говорю о Берте Траутманне, которому 22 октября 2015 года исполнилось бы 92 года.

Ребёнок рабочих кварталов

22 октября 1923 года в Бремене в семье Траутманнов родился мальчик, которого нарекли Бернхардом Карлом. Отец новорожденного работал в доках, принадлежащих местному химическому предприятию, мать была простой домохозяйкой.

В то время в Германии экономический кризис был не сродни нашему. Инфляция, как описывал её в «Чёрном обелиске» Эрих Мария Ремарк, «усиливалась и развивалась, как скоротечная чахотка». Деньги, заработанные в течение трудового дня, к вечеру обесценивались и пожирались всепоглощающим финансовым лангольером, приводя миллионы людей в бедственное положение. Вот и отец Бернхарда как ни вкалывал, не мог прокормить семью. И в начале тридцатых годов прошлого века Траутманнам, у которых к тому времени появился ещё один ребёнок, Карл-Хайнц, пришлось продать свой частный дом и купить недорогую квартиру в более дешёвом рабочем районе.

Бернхард с самых ранних лет проявлял интерес к спорту. Он постоянно играл с товарищами в футбол, гандбол и вышибалы и даже записался в бременский футбольный клуб «ТуРа», где действовал на позиции левого полузащитника. Присоединился наш герой и к Юношеской христианской ассоциации, но со временем охладел к её деятельности. В нём, как и в тысячах его сверстников-современников, начинала закипать страсть иного рода.

В августе 1933 года не по зову сердца, а следуя тропой, проложенной в сознании гитлеровской пропагандой, Бернхард вступил в ряды Юнгфольк – младшей группы национал-социалистической молодёжной организации Гитлерюгенд.

 — Если вы родились в гитлеровской Германии, — вспоминал позже Берт Траутманн, — У вас в голове не было своих собственных мыслей. Вы знали, что есть немцы, и есть враги, которые уже не воспринимались как люди.

Спустя год, Бернхард, не оставлявший всё это время занятий спортом, выиграл несколько местных юношеских атлетических соревнований и за свои отличные показатели даже был награждён грамотой, подписанной самим рейхспрезидентом Германии Паулем фон Гинденбургом.

Десантник люфтваффе

2.jpg

Когда началась Вторая мировая война, Бернхард работал подмастерьем автомеханика, но в 1941 году в семнадцатилетнем возрасте решил пойти на фронт. Он присоединился к люфтваффе в качестве радиста, но со временем стало ясно, что его способности в этой сфере слабоваты, и Траутманн был отправлен в Шпандау в воздушно-десантные войска.

— Люди меня спрашивают, почему я пошёл добровольцем на войну? – рассказывал потом о своём выборе Берт Траутманн. – Когда ты молодой парень, всё это похоже на приключение. Затем изо дня в день тебе доводится видеть всё больше и больше страшных вещей: смерть, тела погибших, ужас живых. Ты перестаёшь контролировать себя. Тело охватывает дрожь, и ты можешь просто наложить в штаны.

Траутманн поначалу служил в оккупированной Польше, где порой от скуки и безделья он и его сослуживцы развлекали друг друга различными приколами и розыгрышами. Однажды наш герой смеха ради вывел из строя один из автомобилей, за что попал под горячую руку не имеющего чувства юмора сержанта, который углядел в происшествии не хохму, а самый настоящий саботаж. Военно-полевой суд приговорил виновника к нескольким месяцам заключения. Но тут, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. В самом начале срока у Бернхарда обнаружился острый аппендицит, благодаря чему последовала передислокация шутника с тюремных нар на больничную койку.

После выздоровления Траутманн был направлен на Восточный фронт. В ходе боевых действий из тысячи человек его полка за непродолжительное время в живых осталась лишь треть бойцов, среди которых был и Бернхард. Именно тогда, во время службы в районе Днепропетровска, он понял — что-то идёт не так. Ранее казавшаяся безупречной фашистская идеология теперь всё чаще расходилась с его представлениями о чести и справедливости. Первым звоночком стал эпизод, когда однажды, прогуливаясь по лесу с товарищем,  он случайно увидел, как офицеры СС устроили жестокий самосуд над несколькими евреями, закончившийся резнёй. Приятели остались незамеченными и поспешили скрыться, после никому не рассказав об инциденте.

Но и у Бернхарда был шанс уснуть вечным сном на украинской земле. А если и не «уснуть» сразу, то поставить свою жизнь на весьма сомнительную карту. Во время одной из операций он был взят в плен, но бойцы Красной армии не смогли уберечь свою находку – немец умудрился сбежать. А чуть позже, вернувшись в расположение своих войск, он получил от командования Железный крест за доблесть и отвагу.

Позже Траутманн был переведён во Францию, где в основном занимался обучением новобранцев. Но война есть война. Пришлось поучаствовать и в нескольких весьма жарких сражениях, результатом одного из которых вновь стал плен, завершившийся ещё одним удачным побегом. Второй Железный крест и звание капрала уже поджидали своего хозяина.

Очередная возможность приобрести билет в один конец к праотцам представилась во время перегруппировки фашистских войск в немецком городе Клеве. Бернхард в течение трёх дней находился под руинами школы, которая служила временным укрытием для его отряда и попала под бомбардировку войск союзников. Казалось, на этот раз всё, конец, но чем-то приглянулся фортуне этот белокурый паренёк, и опять смерть прошла мимо, чего не скажешь о его сослуживцах, большинство из которых погибли.

В суматохе, накрывшей Германию перед падением Третьего рейха, Траутманн решил, что с него хватит, и пора направиться в сторону дома, в Бремен. Но была одна загвоздка: с одной стороны были силы союзников, готовые при случае пустить врагу пулю в лоб, с другой – немецкие войска, расстреливающие в спину за дезертирство всякого, кто шляется по Европе без надлежащих разрешающих документов. Просочиться меж двух огней представлялось задачей не из лёгких. В течение нескольких дней Бернхарду удавалось проскальзывать незамеченным, преодолевая за километром километр, но вскоре его все-таки поймали американские военные.

Но мы-то уже знаем, что наш удалой капрал был мастак на побеги. Чувствуя, что расстрела не миновать, Траутманн улучил момент, вырвался из рук «янки», перемахнул через забор и, казалось, был таков, скрывшись от изумлённых глаз конвоя. Но когда, приземлившись на землю за оставленной позади преградой, немец поднял глаза, то увидел стоящего прямо перед ним британского солдата, который с улыбкой приветствовал его: «Привет, фриц! Как насчёт чашечки чая?»

Сперва Траутманн был заключён в бельгийскую тюрьму, а после перевезён в Англию, в район Эссекса, где его допрашивали и присвоили ему категорию «C» – нацист. После дальнейших разбирательств он был понижен до ненацистской категории «В» и отправлен в лагерь для военнопленных в Ланкашире, где и пробыл до 1948 года.

Здесь и возобновилась его футбольная карьера. Матчи среди заключённых, занятых в основном восстановлением пострадавших в ходе войны районов, проводились регулярно, и Берт, как его теперь стали называть на английский манер, в них с удовольствием участвовал, выходя на поле в роли центрального полузащитника.

В одном из товарищеских поединков с любительской командой «Хэйдок Парк» наш герой получил повреждение и уже не мог выполнять необходимый объём работы в центре поля. После небольшого совещания с голкипером Гюнтером Люром, футболисты приняли решение о рокировке: травмированный Берт встал в «рамку», а Люр переместился на позицию хавбека. В этот самый момент и родился великий вратарь Берт Траутманн.

Травля и признание

5.jpg

После окончания войны, когда пыль сражений стала понемногу оседать, Берту предложили вернуться на родину, но он решил остаться в Англии. Сперва немец работал на ферме в одном из посёлков графства Камбрия, а после помогал приводить в порядок городок Хайтон, что в Мерсисайде, участвуя в обезвреживании неразорвавшихся бомб и уничтожении различного послевоенного мусора.

Примерно в это время новоиспечённый вратарь оказался в клубе четвёртого дивизиона «Сент-Хеленс Таун», где его взял под своё крыло секретарь этой команды Джек Фрайар. Настолько ли восхитили мистера Фрайара спортивные таланты бывшего немецкого капрала или всё дело было в том, что Берт закрутил роман с дочерью футбольного чиновника? Давайте не будем гадать, а просто примем тот факт, что жизнь у нашего героя начала налаживаться, а Маргарет Фрайар вскоре стала его женой.

Однажды «Сент-Хеленс Таун» приехал в Манчестер, чтобы сыграть товарищеский матч с «горожанами». На протяжении всего поединка Траутманн демонстрировал великолепную вратарскую технику, чем обратил на себя внимание тренеров и боссов «Сити». Высокий и сильный голкипер обладал удивительной ловкостью и реакцией, умел точно и быстро вводить пойманный мяч в игру на одного из защитников, что являлось первым шагом к проведению молниеносной контратаки. Хочешь не хочешь, а придёшь в восторг от такого мастерства!

По завершении сезона 1948/49 годов многие английские клубы выстроились в стройную очередь, чтобы предложить Берту присоединиться к их рядам. Но «Манчестер Сити», выступавший в тот момент в Первом дивизионе, был расторопнее всех, да и именитее многих претендентов на немецкого стража ворот. В результате 7 октября 1949 года контракт был подписан. Ожидали ли чиновники «горожан» того, что произойдёт в городе, как только бумага впитает автографы договорившихся сторон, неизвестно, но случилось следующее.

Болельщики «Сити» были вне себя от гнева из-за этого, унижающего, по их мнению,  честь любимого клуба трансфера! В офис полетели письма протеста, владельцы абонементов угрожали бойкотом, а в один из дней двадцать тысяч человек высыпали на улицы Манчестера с баннерами и транспарантами, суть которых сводилась к тому, что немецкой вражине не место в команде. А тот факт, что по задумке руководства команды бывший десантник люфтваффе должен был заменить в «рамке» повесившего перчатки на гвоздь легендарного голкипера Фрэнка Свифта, фанаты восприняли, как личное оскорбление. Поднялась против Траутманна и еврейская община, имеющая большой вес в городе.

Стоит только догадываться, чем бы этот всплеск народного негодования закончился, если бы не три вещи. Во-первых, главный манчестерский раввин доктор Альтман оказался человеком мудрым и остудил пыл негодующих евреев, опубликовав в одной из городских газет открытое письмо ко всем противникам трансфера. В нём значилось примерно следующее:

 — Конечно, мы сильно пострадали от рук немцев, которые были к нам очень жестоки. Но давайте сдержим свою ненависть и не будем пытаться наказать одного человека за преступления целой страны.

Во-вторых, за Траутманна вступился капитан «Манчестер Сити» Эрик Уэствуд, сказавший болельщикам, что Берт хорошо принят коллективом, да и вообще он отличный парень. «В нашей раздевалке нет войны!» – заявил Уэствуд.

Ну, а в-третьих, своей блистательной игрой на поле и достойным поведением вне его немецкий вратарь постепенно завоёвывал народное прощение и уважение.

7.jpg

Но всё это устаканилось не за один день, не за неделю и не за месяц. Когда «Манчестер Сити» приезжал в города, наиболее пострадавшие от налётов авиации люфтваффе, а их было немало, то с трибун продолжали доноситься оскорбления, обращённые к вратарю гостей: «Нацист!», «Фриц!», «Убийца!» Но иногда по завершении такого выездного матча Траутманну аплодировала даже местная публика, отдавая долг его высокому классу и самоотверженности.

Несмотря на стабильность и надёжность немецкого стража ворот, игра «Манчестер Сити» была далека от идеала, и по итогам сезона 1949/50 годов «горожане» вылетели во Второй дивизион. Правда, спустя год, команда вернулась в элиту, но ещё какое-то время оставалась завсегдатаем нижней части турнирной таблицы. Коллективу срочно нужна были идея и человек, вокруг которого можно было бы выстраивать игровую модель. И такой человек у Леса Макдауэлла появился. Им стал бывший форвард «Халл Сити» Дон Реви, а вскоре вся Англия узнала о самобытной тактической схеме манчестерцев под названием «План Реви». Но это уже немного другая история.

К 1952 году популярность Берта Траутманна вышла за пределы Великобритании и достигла ФРГ. «Шальке 04» даже пытался выкупить вратаря у англичан, предлагая за него тысячу фунтов стерлингов, но «Сити» ответил отказом, заявив, что этот парень стоит как минимум в двадцать раз дороже. А перед ЧМ-1954 вся футбольная общественность ждала приглашения Траутманна в ряды национальной сборной, но тренер «бундестим» Зепп Хербергер дал понять, что не нуждается в услугах «иностранцев», и победный для немцев турнир прошёл без участия лучшего голкипера страны.

785384.jpg

В сезоне 1954/55 годов к манчестерской команде всё-таки пришёл успех. «План Реви» наконец стал давать результаты, и «Сити» дошёл до решающего противостояния в Кубке Англии, где, правда, проиграл «Ньюкаслу» со счётом 3:1. Этот матч запомнился двумя любопытными фактами: форвард «сорок» Джеки Милбёрн, забив мяч на 45-й секунде встречи, установил рекорд скорострельности финалов, проходящих на «Уэмбли», а Берт Траутманн стал первым немецким вратарём, сыгравшим в главной схватке старейшего футбольного турнира планеты.

Герой «Уэмбли»

В течение шести лет, проведённых в «Манчестер Сити», Берт Траутманн демонстрировал удивительную стабильность и травмоустойчивость – к началу сезона 1955/56 годов немецкий вратарь остался вне заявки всего лишь пять раз. Сам же сезон сложился для «горожан» крайне удачно. Команда финишировала в чемпионате на четвёртом месте и вновь вышла в финал Кубка Англии, а её вратарь удостоился чести быть названным футболистом года по версии Ассоциации футбольных журналистов. Эта почётная награда впервые была вручена немецкому игроку, да и вообще не британцу.

В день финала Кубка, 5 мая 1956 года, Берт Траутманн ступил на поле легендарного «Уэмбли», не зная, что эти полтора часа станут главными в его жизни, принеся мировую славу. «Горожане» начали встречу резво, и уже в самом дебюте встречи Джо Хейз открыл счёт. Их соперники, футболисты «Бирмингем Сити», не стушевались и на 14-й минуте восстановили паритет усилиями Ноэля Кинси. Ничья держалась почти до середины второго тайма, пока дуплетом не выстрелили игроки манчестерцев Бобби Джонстон и Джек Дайсон, установив на табло счёт 3:1. Часы тикали, заполненный «Уэмбли» шумел, дело шло к победе команды Леса Макдауэлла…

20141230131125_b54d1.jpg

За четверть часа до финального свистка произошло событие, о котором будут вспоминать столько, сколько будет существовать сам футбол. К мячу, после навеса с фланга оказавшемуся в штрафной площади «горожан», отчаянно рванул нападающий бирмингемцев Питер Мёрфи. Ему на встречу в тот же миг устремился Берт Траутманн. Словно два локомотива сошлись эти два футболиста под неспокойным лондонским небом! Столкновение! Колено англичанина встретилось с шеей немца! Оба игрока повалились на газон… Мёрфи довольно быстро пришёл в себя, Траутманн же несколько секунд лежал без сознания, а к нему спешили врачи с пузырьками всеисцеляющего нашатыря.

Вскоре голкипер оклемался,  и ,кое-как поднявшись на ноги, различая только силуэты и превозмогая боль, принял решение продолжить встречу. Замены тогда ещё не были разрешены правилами, а удержать счёт, пусть и весьма комфортный, в течение пятнадцати минут в меньшинстве да с полевым игроком на воротах для «Манчестер Сити» было бы крайне проблематично. Команде нужен был вратарь! И Траутманн, склонив обездвиженную голову набок и держась рукой за шею, вернулся на свой боевой пост.

В оставшееся время бирмингемцы провели несколько острых атак и имели явные возможности для того, чтобы забить. Но всякий раз на их пути оказывался старина Берт, который всё также самоотверженно бросался на мяч и выручал свою команду, после чего далеко не всегда мог сразу встать и вернуться в игру. Но все эти действия совершались Траутманном, как говорится, «на автопилоте». Эпизоды, последовавшие после получения вратарём травмы, если и остались в его памяти, то их будто окутало густой дымкой, словно Темзу пуховым туманом.

 — Когда я смотрел запись этого матча по телевизору, – делился своими воспоминаниями Берт Траутманн. – То поймал себя на мысли, что не помню последних минут. Будто меня там не было и вовсе.

В итоге манчестерцы смогли довести дело до победы и получили заветный трофей. После матча Траутманн даже посетил праздничный банкет, несмотря на то, что шея продолжала его, мягко говоря, беспокоить, и он абсолютно не мог двигать головой. Но вратарь особо не переживал по этому поводу, думая, что это просто ушиб – нужно лишь как следует отдохнуть, и всё пройдёт само собой. Но на следующий день боль не уменьшилась, и Берт пошёл в больницу Святого Георгия. Там его осмотрели врачи и сказали, что это банальное растяжение мышц, ничего страшного. Больной засомневался и для верности решил услышать мнение и другого специалиста. Через три дня в Манчестерской королевской лечебнице был поставлен несколько иной диагноз. Рентген показал, что Траутманн вывихнул пять шейных позвонков, второй из которых был сломан, а третий сместился на его место, тем самым предотвратив наисерьёзнейшее повреждение, которое могло стоить голкиперу жизни. Какое-то время герой «Уэмбли» пробыл в госпитале, после чего врачи прописали спортсмену носить специальный бандаж и назначили лечение. Шея стала мало-помалу заживать, и к ней начала возвращалась утраченная функциональность.

Bert trautmann.jpg

Человек-легенда

Но беда всё же настигла семью Траутманнов. Спустя месяц после кубкового триумфа, шестилетний сын Берта и Маргарет был насмерть сбит машиной недалеко от дома. Несмотря на то, что у несчастных родителей оставалось ещё два сына, оправиться от этой трагедии они до конца так и не смогли, что в итоге привело к распаду брака.

Но жизнь продолжалась. Футбол ждал Траутманна, и он сам жаждал поскорее вернуться к футболу. Восстановление Берта заняло несколько месяцев, из-за чего им была пропущена большая часть сезона 1956/57 годов. Ворота «Сити» тем временем защищал Джек Сэвидж. Берт появился перед зрителями на «Мейн Роуд» только 15-го декабря в матче против «Вулверхэмптон Уондерерс» и… пропустил три мяча, а «горожане» в итоге проиграли. Вратарь изо всех сил пытался как можно быстрее вернуть себе былую форму, но до апреля 1957 года так ни разу и не смог уйти с поля «сухим», а его команда теряла очки с завидным постоянством. Всё это вылилось в то, что фанаты клуба разделились на два лагеря: одни критиковали Траутманна и призывали его отправиться на покой, дабы не мучить ни себя, ни болельщиков; другие упрекали тренерский состав в том, что он не даёт голкиперу до конца долечиться.

На следующий год «Сити» установил своеобразный рекорд, который до сих пор остаётся непревзойдённым: манчестерцы умудрились как забить, так и пропустить трёхзначное число голов в чемпионате (104 и 100 соответственно). Вновь Траутманн доставал мячи из сетки практически в каждом матче и зачастую повторял это действие по нескольку раз. Тем не менее, он продолжал оставаться вратарём номер один в клубе.

За свою пятнадцатилетнюю карьеру в «Манчестер Сити» Траутманн сыграл 545 матчей. К сожалению, та победа в Кубке Англии так и осталась единственным  тогда достижением «горожан», но сам Берт золотыми буквами вписал своё имя в историю клуба и футбола в целом. Неспроста ведь и сам Лев Иванович Яшин говорил о нём:

 — Есть только два голкипера мирового уровня. Один – это Лев Яшин, а другой – тот немецкий парень из Манчестера, Траутманнa.

Время шло. Неотвратимо приближался час, когда нужно было сказать большому спорту «До свидания!». И 15 апреля 1964 года состоялся прощальный матч легендарного голкипера. Под гул многотысячной толпы, заполнившей «Мейн Роуд», Берт Траутманн в качестве капитана вывел на поле сборную Манчестера, состоящую из игроков «Сити» и «Юнайтед», в состав которой входили такие мастера, как Бобби Чарльтон и Денис Лоу. В этот день им предстояло сразиться со сборной мира с Томом Финни, Ронни Клейтоном, Джимми Армфилдом, Стэнли Мэтьюзом и другими звёздами в своих рядах. И встреча удалась! А победил в богатом на голы праздничном противостоянии коллектив великого немецкого вратаря со счётом 5:4!

После завершения игровой карьеры, Берт Траутманн попробовал себя в тренерском деле, но больших успехов не добился. Зато, когда он был у руля сборной Мьянмы (она же Бирма), то познакомился со своей будущей супругой, уже второй по счёту, немкой Урсулой фон дер Хейде. Правда этот брак просуществовал не особо долго – в 1982-м году пара разошлась. В начале 1990-х бывший голкипер женился в третий и последний раз. Его избранницей стала женщина по имени Марлис, с которой он поселился в Испании в небольшом бунгало недалеко от Валенсии. Вот вроде и всё, что касается личной жизни Берта. Хотя, нет. Как это всё? Упомянем вскользь и о том, что были в своё время у нашего дамского любимца – а слабый пол всегда был без ума от атлетичного спортсмена – серьёзные отношения ещё с одной гражданкой, Мэрион Гринхол, которая родила ему дочь.

А дальше последовал период официальных почестей и международного признания. В 1997-м году Берт Траутманн был представлен к ордену «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия», а в 2004-м – к Превосходнейшему ордену Британской империи. Год спустя, великий вратарь был включён в Зал славы английского футбола. Всё это время Берт продолжал следить за выступлениями «Манчестер Сити» и симпатизировать сборной Англии, даже если те играли против родной Германии. Хотя, родной ли? Говорят, же, что отец – это не тот, кто один раз молодец. Вот и в нашей истории герой за все годы, проведённые на Туманном Альбионе, настолько обританился, что немцем остался только по свидетельству о рождении.

bert2.jpg

Умер Берт Траутманн 19 июля 2013 года в возрасте 89 лет у себя дома в Испании.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s