«КОРОЛИ ЛЬВОВ»

Максим Сенаторов

Лиссабонский финал Кубка европейских чемпионов 1967 года навсегда получит статус особого для британского футбола. На стадионе «Насьональ» игроки шотландского «Селтика» сокрушили гегемонию итальянского «Интера» в Старом Свете, войдя в историю, как «лиссабонские львы».

Игры разума

Футбол конца 60-х – начала 70-х годов прошлого века, как и современный футбол, диктовал свои жесткие правила поведения, в особенности за пределами поля. В преддверии «больших» и ответственных матчей тренеры затевали взаимную пикировку, пытаясь надломить уверенность соперника еще задолго до стартового свистка.

02.jpg

Эленио Эррера и изобретатель «настоящего катеначчо» Нерео Рокко

«Игры разума» предшествовали и матчу в Лиссабоне. Не сложно догадаться, что главными действующими лицами стали величайший аргентинский тактик Эленио Эррера из «Интера» и будущий триумфатор, Джок Стейн, снискавший славу в «Селтике».

Поступки на грани фола стали стилем итальянского футбола времен Эленио Эрреры и предстоящий финал Кубка европейских чемпионов ознаменовался очередным скандальным событием. Незадолго до очного противостояния шотландцев и итальянцев, главный тренер «Интера» на частном самолете специально прилетел в Глазго на матч «Селтика» и «Рейнджерс», проходивший на «Айброкс». Перед тем, как вернуться на Аппенины он предложил своему конкуренту, Джоку Стейну, место в его самолете, чтобы тот посмотрел игру «Интера» и «Ювентуса». Стейн предусмотрительно не сдал билеты на самолет, которые он забронировал заранее, и его предусмотрительность оказалась ненапрасной. Эррера в последний момент отменил свое приглашение, аргументировав это недостатком места в самолете для человека, таких крупных габаритов, как Стейн. Такси и билеты на матч, обещанные Стейну также оказались обманом. «Большой Джок» все равно попал на стадион, но лишь благодаря местному журналисту, убедившему стюарда впустить тренера на стадион по квоте для представителей прессы. Такой инцидент мог выбить из колеи кого угодно, но только не мудрого Стейна, характер которого еще с детства закалила тяжелая работа в шахте.

03.jpg

Джок Стейн

Джок Стейн не побрезговал и ответил в своем стиле незадолго до начала игры. В момент появления команд из подтрибунного помещения, Эррера, сопровождаемой пышной свитой, проследовал на скамейку запасных, которая предназначалась для «Селтика» — наплевав на то, что там кто-то решил. Где хочу, там и буду сидеть. Стейн, вместе со своими помощниками, мигом вырос перед ним и с шахтёрской простотой объяснил, куда следует отправиться почтенному синьору вместе со своей компанией. Эрерра зашипел и, брызгая слюной, убрался восвояси.

Другой трюк Джок провернул с предматчевой тренировкой. Эррера побоялся присутствия посторонних и закрыл разминку для зрителей, но вышедшие на поле после них футболисты «Селтика» пустили всех желающих, включая самих итальянцев. В течение нескольких минут они должны были показать высший класс, и Стейн не зря доверился игрокам. Все могло пойти не по плану, но уверенность «кельтов» зашкаливала: они купались в солнечных лиссабонских лучах, устраивали мелкие перепасовки на скорости и улыбались во всю ширину рта.

Их жалели зря!

04.jpg

Стадион «Насьональ» в Лиссабоне

В финале шотландцев ждал великий и ужасный «Интер», двукратный обладатель Кубка чемпионов. Их жалели, и, тем не менее, относились с симпатией. Дескать, улыбчивые ребята, душа нараспашку, но пропустят один мяч и на этом их сказка закончится. Циники уверяли, что романтичному футболу не по силам тягаться с отрепетированным и упорядоченным катеначчо. В понимании публики, статус андердога намертво приклеился к выскочкам из Глазго. Тем временем Лиссабон наводнила армия в бело-зеленых цветах. Несмотря на дороговизну этой поездки на стадионе «Насьональ» собралось 12 000 шотландцев, которые стали свидетелями громкого триумфа своей команды.

На фоне статных итальянцев, походивших на голливудских звезд, их неряшливые и всклокоченные соперники воспринимались, как случайные гости в лиссабонском финале. А на просьбу главного весельчака «Селтика» Джимми Джонстона  поменяться футболками после игры, Джачинто Факкетти лишь удивленно и надменно ухмыльнулся, вглядываясь в беззубую улыбку рыжеволосого вингера.

Книга Гиннеса и смерть катеначчо

05.jpg

Защита была не самой сильной стороной «Селтика», встреча с пражской «Дуклой»  в полуфинале стала тому ярким подтверждением, хотя матч и закончился нулевой ничьей, это еще раз подтвердило, что отличительной чертой того «Селтика» считалась атака. Обычно шотландцы использовали схему 4-2-4, ставшую популярной после чемпионата мира 1958 года. Однако, два центральных нападающих, Стив Чалмерс и Вилли Уоллес, по задумке тренера, смещались назад, стараясь растянуть оборону «нерадзурри». Два вингера, Джимми Джонстон и Бобби Леннокс, также получили индивидуальные задания уходить с флангов вглубь штрафной площади, создавая свободное пространство для пары атакующих защитников – Джима Крейга и Томми Геммела. От последнего Стейн требовал действовать по всей бровке. Это принесло свои плоды в финале, после которого футбольный словарь обогатился новым емким понятием wing-back («бровочник»).

«Интер», насквозь пропитанный духом катеначчо, был настроен играть от обороны, особенно это стало заметно после гола Сандро Маццолы на седьмой минуте с пенальти.  Эррера незамедлительно дал указание своей команды законопатить все щели. Сомнения относительно правильности выбранной стратегии стали одолевать итальянцев уже к пятнадцатой минуте. Сумасшедшее движение игроков «Селтика» с мячом и без него вскружило голову игрокам «нерадзурри». Шотландцы разогревались и все сильнее давили на соперника.

06.jpg

«Они были первыми на мяче, они просто размазывали нас по всему полю, — вспоминал защитник «Интера» Тарчизио Бурньич. – Это просто чудо, подходила к концу первая половина игры, а мы по-прежнему вели в счете. Даже в раздевалке во время перерыва мы смотрели друг на друга и понимали, что в этот день мы обречены».

Тот же Бурньич рассказывал жуткие вещи о тяжелейшем психологическом грузе, который давил на всю команду. Ответственность была настолько высокой, что никто из игроков не смог нормально спать. В ночь перед финалом капитана «нерадзурри» Армандо Пикки тошнило из-за нервного напряжения, еще четверых игроков тошнило утром в день игры и еще четверых в раздевалке незадолго до выхода на поле.

В перерыве Джок Стейн сделал одно очень важное замечание, попросив больше не вешать мяч в штрафную площадь. «Комбинируйте, — требовал «Большой Джок», – используйте прострелы. В их штрафной столько народу, что всякое может случиться. И бейте, черт возьми!».

07.jpeg

«Селтик» на контрасте играл расслабленно и раскованно. «Интер» не мыслил другого футбола, кроме оборонительного. Чудовище под названием катеначчо обернулось против своего создателя. Задача прикрыть всех футболистов соперника для «нерадзурри» оказалась непосильной. И в середине второго тайма Бобби Мердок нашел Крейга справа, а дальше уже Геммел точно пробил в верхний угол ворот Джулиано Сарти. Итальянцы были не способны на что-либо другое, кроме длинных и неточных забросов в направлении нападающих. Уставшая команда Эрреры выбросила белый флаг за пять минут до окончания игры. Подключение защитников «Селтика» к атаке вновь принесло успех. Геммел навесил мяч на Мердока, у которого получился мощный удар, но на добивании первым вылетел к мячу Чалмерс.

За всю игру «нерадзурри» не подали ни одного углового и помимо пенальти нанесли всего один удар по воротам Ронни Симпсона, о чем красноречиво говорит невозмутимая статистика. «Селтик» угрожал воротам 53 раза: две перекладины, 13 сэйвов Сарти, 17 ударов блокировали защитники, 19 попыток оборачивались промахами и два самых ценных выстрела вошли в историю.

08.jpeg

Миф про безупречность и неуязвимость катеначчо умер с финальным свистком немецкого арбитра Курта Ченчера, а «Селтик» доказал, что за атакующим футболом большое будущее.

После лиссабонской победы «Селтик» занял свое почетное место в Книге рекордов Гиннесса, добавив еще один повод поднять за клуб с востока Глазго добрую пинту известного на весь мир ирландского пива. Дело в том, что «бело-зеленые» стали первой нелатинской, а также первой командой с Британских островов, выигравшей европейский трофей с доморощенными футболистами в составе, и первой командой, выигравшей все трофеи, за которые она боролась в течение года: чемпионат и Кубок Шотландии, Кубок Лиги, Кубок Глазго и Кубок чемпионов.

 «Скованные одной цепью…»

09.jpg

Уникальность «кельтов» заключалась еще и в том, что все игроки команды родились в Глазго или же в радиусе 30 миль от города. В шутку, центрального защитника Билли МакНилла одноклубники называли «чужаком», за то, что он родился как раз на границе 30-й мили.

Ворота защищал опытнейший Ронни Симпсон, выделявшийся своим спокойствием и сосредоточенностью. Он искренне полагал, что пик его карьеры после участия в Олимпийских играх 1948 года и победы с «Ньюкаслом» в финале Кубка Англии в начале 50-х годов, миновал, но он ошибался. После завоевания Кубка чемпионов Симпсон дебютировал в возрасте 37 лет в сборной Шотландии, и поучаствовал в исторической победе над чемпионами мира англичанами на «Уэмбли».

Партнерами на поле руководил центральный защитник Билли МакНилл, по прозвищу «Цезарь», прирожденный лидер, выступавший за «Селтик» на протяжении 18 лет.

Рядом с ним играл еще один легендарный футболист Джон Кларк. Перед матчем этот отважный защитник вынимал изо рта искусственную челюсть и клал ее в угол ворот, чтобы потом шокировать соперника беззубой улыбкой. В суматохе после победы над «Интером» он едва не забыл ее: «Больше всего я боялся, что мою челюсть растащат на сувениры, но обошлось».

Любопытно, что справа от Кларка играл дантист Джим Крейг, который существенно помогал атаке. В том же ключе на противоположном краю действовал Томми Геммел. Склочный тип, по мнению Джока Стейна, постоянно требовал повышения зарплаты, и в 1970 году с ним расстались.

Центр полузащиты закрепили за собой Бобби Мердок и Берти Олд. Классическое сочетание разрушителя и созидателя. Стейн полагал, что именно Мердок являлся ключевым игроком «Селтика». На вопрос, сумеют ли шотландцы взять Кубок чемпионов, Стейн говорил так: «Только если Мердок будет полностью здоров». После матча с «Интером», вспоминал Бобби, он, пообщавшись с португальским журналистом, стал принимать душ прямо в бутсах. Настолько он был измучен. Впоследствии Мердок помог раскрыться в «Мидлсбро» Грэму Сунессу, но с тренерской карьерой не сложилось. Печатное дело, которым он тоже пробовал заниматься, приносило одни убытки, а в 2001 году он умер от сердечного приступа в возрасте 56 лет.

10.jpg

Берти Олд был воспитанником «Селтика» и обладал потрясающей особенностью сплотить команду и повести ее за собой в трудную минуту. Незадолго до выхода на поле лиссабонского стадиона «Насьональ», в подтрибунном туннеле, Олд тихонько затянул клубный гимн, который тут же подхватили остальные партнеры. Итальянцы были поражены увиденным, полагая, что против них выйдет играть команда заштатного паба.

Главным гулякой в составе «кельтов» был вертлявый, ловкий и бесшабашный Джимми Джонстон, которого в 2002 году болельщики признали лучшим игроком в истории клуба. Он начал с того, что мальчишкой подавал мячи на «Селтик Парк», а когда вырос, превратился в одну из звезд клуба конца 60-х начала 70-х годов. Свое прозвище — «блоха» —  он получил за маленький рост – 155 см, и неуловимый дриблинг, вгонявший в ступор защитников. Способность на скорости менять направление движения стала визитной карточкой нападающего, которого боготворила едва ли не вся Шотландия. Свою порцию удовольствий Джонстон получал и за пределами поля. Говорят, что он пил не меньше Джорджа Беста, отчего страдала стабильность в игре. Алкоголизм Джонстона довёл его самого и его семью до жуткой бедности. Последней точкой был приход Джонстона в офис своего друга с целью продать медаль победителя Кубка европейских чемпионов для покупки выпивки. Он был помещён в наркологическую клинику, где за год смог избавиться от алкогольной зависимости. В ноябре 2001 года врачи поставили Джонстону диагноз — болезнь мотонейронов. Несмотря на все усилия медиков Джимми скончался 13 марта 2006 года. Через два дня «Селтик» играл финал Кубка лиги против «Данфермлин Атлетик». По договоренности с Шотландской футбольной ассоциацией все футболисты «кельтов» играли с седьмым номером на своих шортах в память о легендарном игроке.

Слева в атаке действовал Бобби Леннокс, которого за стремительность и точность ударов называли «Свистящим снарядом». Если для Джонстона главной задачей было создать момент для партнеров, то Леннокс очень часто забивал сам. По количеству голов (273 в 571 матче) он остается вторым в списке лучших бомбардиров «Селтика».

В центре атаки дополняли друг друга работяги Стив Чалмерс, сын которого также сыграет за «Селтик», и Вилли Уоллес. Доигрывал он в Австралии, где и пустил корни по окончании карьеры. После финала с «Интером» Чалмерс сожалел лишь об одном. О том, что незадолго до решающего матча ушел из жизни его отец и не смог увидеть эту историческую победу.

 «День, когда умер футбол»

11.jpg

«На одном из выступлений, когда клоун Киссо, блистательно исполняя коронный номер, довел зал до неимоверного хохота, он, как всегда, упал на ковер. Его положили на носилки и понесли за кулисы. И в тот момент, когда требовалось приподнять голову и увидеть смешного униформиста, Киссо почему-то этого не сделал. Все поняли, уже за кулисами. Клоун умер». (Из книги Юрия Никулина «Почти серьезно»)

«Теперь ты бессмертен, Джок!» — приветствовал Стейна после победы «Селтика» в Кубке чемпионов великий менеджер «Ливерпуля» Билл Шенкли. Эти слова спустя менее чем 20 лет еще не раз произнесут на Севере Великобритании. Для Шотландии ХХ века едва ли не главной гордостью был ее футбол, а потому Стейн считался достоянием всей нации.

Трагедия, которая произошла 10 сентября 1985 года, тронула всех. Говорили, что тот день стал днем, когда умер футбол.

Джок Стейн скончался от сердечного приступа всего лишь спустя несколько минут после окончания матча сборных Уэльса и Шотландии в Кардиффе. Ничья на поле валлийцев дала «тартановой армии» право в переходных матчах с Австралией побороться за путевку на мексиканский чемпионат мира.

12.jpg

Он менял весь шотландский футбол, став первым менеджером из Великобритании, регулярно дававшим предматчевые пресс-конференции том виде, в котором они известны сейчас. Стейн обладал непререкаемым авторитетом и харизмой. Его появление в раздевалке «Селтика» начиналось с одного и того же. Джок делал шаг в комнату, метким взглядом находил на полу любой валяющийся предмет и пинал его. Команда смолкала, и начиналась речь босса. Не у своего ли учителя подобный прием подсмотрел сэр Алекс Фергюсон?

В стране, где за религиозные предпочтения, можно было лишиться жизни, Стейн рос удивительно толерантным и вдумчивым человеком. Приняв протестантство еще в детстве от своих родителей, он женился на католичке, показав, что вопрос веры его волновал в последнюю очередь. Чего не скажешь о владельце «Селтика» того времени.  Сэр Боб Келли, занимавший свою должность более 24-х лет при встрече со Стейном честно признался, что боится его назначения на пост главного тренера как раз из-за его протестантского прошлого. Келли слыл конформистом, робевшим перед радикальными переменами. И все же первый менеджер-протестант в истории клуба, Джок Стейн, приступил к своей работе, вписав вместе с «лиссабонскими львами» свое имя в историю не только «Селтика», но и мирового футбола.

13.jpg

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s