«МАЛЕНЬКАЯ ПУШКА» БОЛЬШОГО ФУТБОЛА

30 августа 2010 года в Ла-Плате умер последний из игроков, участвовавших в первом чемпионате мира по футболу. Он скончался из-за респираторных осложнений в возрасте ста лет. Это  был Франсиско Варальо.

«Сañoncito»

Светлая звезда взошла над Аргентиной в начале 20-го века. Эта южноамериканская страна всё чаще и чаще приковывала к себе внимание остального мира, вызывая у одних уважение, у других зависть, у третьих желание стать своими под стягами бело-голубых полотнищ. Всё шло как по маслу: зерновые культуры колосились и цвели, скот плодился и нагуливал жирок, экономические показатели устремлялись ввысь, увлекая за собой качество образования и культуры. Поднявшийся уровень жизни приводил в страну ищущих счастья европейцев, а с ними и часть традиций Старого Света. И вот в такое благоприятное и доброе время у Педро Варальо и Терезы Янтерно, проживавших в городке Ла-Плата, что невдалеке от Буэнос-Айреса, родился третий сын, которого назвали Франсиско. Случилось это 5 февраля 1910 года.

Франсиско Антонио Варальо, за которым с самых юных лет закрепилось прозвище «Панчо», рос подвижным мальчуганом, любящим, как и многие окружавшие его сверстники, после занятий в школе – благо, доход родителей позволял обеспечить детям возможность учиться – поиграть на улице в футбол. Уже тогда начал проявляться его главный спортивный талант – умение сильно бить по мячу, превращая его в настоящий «кожаный снаряд», за что в дальнейшем будущую звезду «Бока Хуниорс» нарекут «Маленькой пушкой» (cañoncito). «Маленькой» — за его невысокий рост в 170 см над уровнем земли.

Когда Франсиско немного подрос, то стал уже тягаться в футбольном мастерстве со своим отцом и дядьками, играя вместе с ними за клуб «12 октября». Его дебют состоялся в четырнадцать лет. В то время Панчо не мог похвастаться какой-то филигранной техникой или хитроумным дриблингом, но зато его удар с каждым днём становился всё точнее и мощнее. Огорчало талантливого паренька лишь то, что своё главное оружие он применял в матчах крайне редко. Дело в том, что на заре своей карьеры Франсиско выступал на позиции защитника, и у него просто не было возможности часто подключаться к атаке и выходить на те участки поля, с которых можно было вести прицельный артобстрел. Но печаль эта была недолгой. Посовещавшись с дядей, Панчо прислушался к совету старшего партнёра и родственника и стал мало-помалу переквалифицироваться.  К шестнадцати годам он уже окончательно сменил амплуа на нападающего.

С этого мгновения и начались чёрные дни для вратарей соперников: юный форвард палил из своей «пушки» с завидными постоянством и точностью, раз за разом вынуждая противоборствующую команду возобновлять игру с центра поля.

«Мне нравилось видеть в газетах своё имя среди авторов забитых голов», — позже говорил сам Франсиско.

Первые победы

Когда Франсиско исполнилось восемнадцать, он решил попробовать свои силы в молодёжной команде местного «Эстудиантеса». Дебют выдался на славу: за три сыгранных матча юное дарование отправило в сетку ворот соперников дюжину мячей. По неведомым причинам этот результат не убедил руководство «Крысоловов» в необходимости немедленно брать Панчо в свою стаю, и вопрос подвис в воздухе. Но наш герой не желал сидеть, ожидая милости отказавших ему боссов, и предложил свои услуги ещё одной команде из Ла-Платы под названием «Химнасия и Эсгрима». Руководство и тренеры «Волков» сразу смекнули, что упускать такой талант грешно, и через череду разбирательств с очнувшимся «Эстудиантесом» привлекли Франсиско под свои знамёна.

Сперва Панчо выступал за резервный состав, а уже с 1929-го года начал играть и за основу. В первом же сезоне в «Химнасии» он выиграл с клубом чемпионат Аргентины, победив в финале «Бока Хуниорс». До сей поры этот титул остаётся единственным для «Волков», хотя его и не берут в расчёт статистики, так как аргентинский футбол в то время ещё не встал на профессиональные рельсы. В 1930-м году даровитого форварда замечают селекционеры национальной команды, и Франсиско за месяц до начала первого чемпионата мира привлекается в сборную для участия в Кубке Ньютона — матче между Аргентиной и Уругваем.

Ему потребовалось лишь одиннадцать минут, чтобы открыть счёт своим голам за главный коллектив страны, а встреча в итоге завершилась вничью 1:1. Но главная игра между этими соперниками была ещё впереди…

Уругвайские страсти

01.jpg

Варальо атакует ворота Уругвая в финале первого чемпионата мира

А далее был чемпионат мира. Тот самый, первый… Изначально двадцатилетний Панчо рассматривался как игрок ближайшего резерва, но он так хорошо проявил себя на тренировках и в контрольных матчах, образовав просто-таки убийственную для соперников связку с Гильермо Стабиле из «Уракана», что вытеснил из основы более мастеровитого форварда «Эстудиантеса» Алехандро Скопелли. Этому поспособствовали и наиболее уважаемые ветераны команды, чье слово  были даже весомее, нежели тренерское.

И вот турнир начался. Первую встречу аргентинцы проводили против сборной Франции и одержали скромную победу 1:0, хотя могли забить ещё с пяток мячей. В следующем матче против мексиканцев, подарившем всем любителям футбола россыпь голов, сборная Аргентины победила 6:3, а Варальо забил свой первый мяч на турнире. В третьем поединке, где соперниками бело-голубых были чилийцы, Франсиско получил судьбоносную травму колена, из-за которой ему пришлось покинуть поле до финального свистка. Из-за неё же он пропустил и полуфинал против команды США, по которой его товарищи проехались катком – 6:1.

И вот финал, в котором аргентинцы должны были сразиться с хозяевами турнира – уругвайской сборной. Чтобы участвовать в этой встрече Панчо возвратился к тренировкам, но травма давала о себе знать. В день матча боль в колене вроде как прошла, но для верности нужно было получить и заключение специалиста, и наш герой направился к доктору за советом. Случилось так, что врач, консультирующий его, был ни много ни мало сыном президента Уругвая. Он внимательно осмотрел ногу человека, который сегодня мог стать палачом «небесно-голубых», и… рекомендовал не играть в финале, дабы не усугубить повреждение.

«Я ему не поверил, — вспоминал спустя годы Франсиско Варальо, — ведь он был из стана соперника. Я был молод и самоуверен и решил выйти на поле!»

Boca-River_1931.jpg

Тут нужно заметить, что травма Панчо была не самой большой проблемой для «бело-голубых» в это предфинальное время. Имела место быть и так называемая «закулисная тактика». За день до матча уругвайские болельщики окружили отель, в котором проживали их соперники, и устроили, как это сейчас называется, несанкционированный митинг под окнами аргентинских игроков. Звучала ругань, угрозы и даже обещания убить лидера команды гостей Луиса Монти. Тот не на шутку испугался за свою жизнь, да и другие игроки были, мягко говоря, не в себе. Обстановка в Монтевидео была крайне враждебной.

Но вот день матча настал. На трибуны «Сентенарио» стекались уругвайские болельщики, количество которых насчитывало около 60 тысяч человек, поклонников же команды гостей было втрое меньше.

«Никаких ограждений между толпой и игроками не предусматривалось, и многие наши ребята опасались, что разъярённые фанаты сборной-хозяйки турнира действительно убьют нас, — вспоминал позже Франсиско Варальо. — Не были напуганы только Карлос Пеуселье, Гильермо Стабиле, Педро Суарес и я».

Для сборной Аргентины поначалу всё шло, как нельзя лучше: после первого тайма они вели со счётом 2:1 и, в общем, контролировали ход матча. Но после перерыва всё встало с ног на голову. Уругвайцы заиграли жёстче и агрессивнее, а с трибун с новой силой посыпались обещания расправы в адрес аргентинских спортсменов. Те дрогнули, стали проседать, почувствовали некоторую неуверенность. Но всё ещё могло закончиться для них благополучно, если бы не одно «но».

На десятой минуте второго тайма аргентинцы организовали очень перспективную атаку. Панчо получил удобную и своевременную передачу от Мануэля Феррейры, вышел на ударную позицию и зарядил что было сил по воротам Энрике Бальестероса. Хрясь! Мяч с треском отлетел от перекладины, а Франсиско повалился на газон, держась за колено. Уругвайский врач не соврал.

А дальше было избиение аргентинской команды: уругвайцы, пусть и были порой безжалостны и жестоки, но полностью переигрывали своих оппонентов и во второй половине встречи трижды заставляли Хуана Ботассо вынимать мяч из сетки. И ничем не могли уже ответить поймавшим кураж хозяевам их противники: Панчо передвигался по полю со скоростью статуи (замен тогда не было), а некогда грозный и решительный лидер «бело-голубых» Луис Монти был так напуган угрозами болельщиков, что бегал по газону «Сентенарио», как парализованный, лишь учтиво подавая руки упавшим вследствие жёстких единоборств соперникам.

«Я не мог смотреть на радующихся уругвайцев. Я был очень чувствительным парнем, и после финального свистка даже плакал от обиды», — вспоминал в одном из своих интервью Франсиско Варальо.

Удачная сделка «Бока Хуниорс»

Да, «золото» чемпионата мира было проиграно, но жизнь продолжалась. В 1930-м году Панчо на правах аренды оказался в клубе «Велес Сарсфилд», чтобы сыграть в рамках Панамериканского тура против команд из Чили, Перу, Панамы, Кубы, Мексики и США. Из-за плотного графика и частых передвижений по воде, ребятам частенько приходилась тренироваться прямо на корабле, борясь с качкой и морской болезнью. На этом турнире Франсиско отметился четырнадцатью (по другим данным — шестнадцатью) забитыми мячами, что стало вторым бомбардирским результатом по итогам соревнования.

Такая игра не могла пройти мимо глаз именитых клубов, и по завершении тура с «Велесом» на Франсиско Варальо уже была открыта охота. Среди основных претендентов на забивного форварда числились «Бока Хуниорс» и итальянская «Дженоа». Предложение от европейской команды было настолько заманчивым, что мать Панчо, когда узнала о нём, едва не лишилась дара речи, а отец всерьёз призадумался и, только сжав всю волю в кулак, принял волевое решение не отпускать сына на чужбину.

Отметим, что в это время футбол в Аргентине переходил на профессиональную основу, что сулило и игрокам  родного чемпионата новые заманчивые перспективы. Возможно, отчасти и это повлияло на выбор главы семейства. А через несколько дней руководители «Боки» связались с Франсиско и предложили ему вместе с отцом подъехать в офис, чтобы заключить договор. После непродолжительного обсуждения условий контракта подписи на документах были поставлены, и Панчо стал «желто-синим».

Уже намного позже Франсиско Варальо рассказывал, что неохотно уходил из «Химнасии», но это было необходимо для его карьеры, к тому же боссы «Боки» пообещали ему помочь избежать службы в армии, что «Волки» делать отказывались. Не прошёл этот трансфер гладко и в болельщицкой среде. Однажды наш герой столкнулся на улице с фанатами своей бывшей команды и был избит за предательство. Панчо ответил им 4 октября 1931 года четырьмя голами в ворота «Химнасии».

02 Boca Juniors 1934.jpg

«Бока Хуниорс» 1934 года

За годы, проведённые в «Бока Хуниорс» (1931–1940), Панчо трижды стал чемпионом Аргентины, забив 194 мяча в ворота соперников, из которых 181 – в официальных встречах. По этому показателю он и сейчас входит в тройку самых результативных игроков «генуэзцев» за всю историю, уступая только Роберто Черро (218 мячей) и Мартину Палермо (234 гола).

«Черро был идеальным партнёром. Он всегда старался сыграть на меня, порой игнорируя парагвайского форварда Дельфина Бенитеса. Из моих 181 гола за «Боку», 150 – благодаря ему», — так отзывался о своём одноклубнике Франсиско Варальо.

А когда Мартин Палермо опередил в исторической бомбардирской гонке обоих, 98-летний ветеран шутил, что скоро снова выйдет на поле и продолжит забивать голы.

Панчо стал первой суперзвездой «Бока Хуниорс» и злым гением «Ривер Плейт». Не без его участия соперничество этих двух клубов под названием Суперкласико стало ещё популярнее. В этих принципиальных встречах Франсиско неоднократно огорчал команду противника.

В 1937 году Франсиско Варальо вновь был вызван под флаги сборной, чтобы сыграть в чемпионате Южной Америки (прародителе Кубка Америки). В итоге трофей был выигран аргентинцами в пятый раз за историю турнира, а наш герой трижды поразил ворота соперников.

В 1938 году Панчо получил очень серьёзную травму всё того же злосчастного колена, в результате чего он сыграл в чемпионате лишь одну официальную встречу. В то время лечение было не таким профессиональным и качественным, как сейчас, но врачам всё равно удалось поставить Франсиско на ноги, и в следующем сезоне он выходил на поле гораздо чаще. Форвард понимал, что играть ему оставалось недолго, и попросил руководство «Боки» вдвое поднять ему зарплату за былые заслуги, на что получил жёсткий и безапелляционный отказ. Кроме того, боссы «генуэзцев», считая такую просьбу сходящей с небосвода «звезды» излишне дерзкой, заставили диктора во время следующего матча объявить о ней на весь стадион. Толпа ответила на новость неодобрительным свистом.

03.jpg

Обложка журнала «El Grafico» от 30 декабря 1933 года)

«Вот раньше был футбол!..»

В итоге в 1940 году в возрасте тридцати лет Франсиско Варальо принял решение повесить бутсы на гвоздь. Но с футболом он не завязал, продолжая работать в структуре «Боки» до тех пор, пока не перешёл на тренерскую должность в горячо любимую «Химнасию». Но, видимо, не создан был Панчо для тренерства, и после двух лет попыток найти себя на этой стезе он покинул свой пост. Параллельно он стал заниматься политикой и стал членом Перонистской партии, от которой немного потягивало фашистскими идеями, а в качестве источника дополнительного заработка основал в Ла-Плате лотерейное бюро.

Varallo.jpg

Последние годы жизни Франсиско Варальо провёл в своём доме в Ла-Плате, который приобрёл во время выступлений за «Бока Хуниорс». Колено продолжало беспокоить, а страсть к игре оставалась прежней – всё как в былые времена. Даже в возрасте 96 лет его можно было встретить на трибунах «Бомбонеры», хотя главной любовью всей его жизни оставалась «Химнасия», за выступлениями которой он внимательно следил. В тоже время современный футбол ему не особо нравился тем, что, по его мнению, в нём стало слишком много фолов и грязной борьбы, особенно со стороны защитников, а дух товарищества из команд испарился. Так же Панчо осуждал и нападающих, которые не рискуют бить по воротам издали, ведь в его годы форварды легко запускали снаряды с тридцати и более метров.

«Эх, если б люди только могли увидеть наши голы по телевидению», — сетовал он порой.

Знаете, каким он парнем был…

REUTERS.jpg

В 1994 году Франсиско Варальо удостоился чести стать первым кавалером Ордена почёта ФИФА за заслуги перед футболом. После него эту награду получали такие звёзды, как Пеле, Франц Беккенбауэр, Герд Мюллер, Дино Дзофф, Бобби Робсон и Паоло Мальдини. Также в коллекции у Панчо имелись знаки признания от АФА (Ассоциации Футбола Аргентины) и КОНМЕБОЛ (Конфедерация южноамериканского футбола). А 18 декабря 2008 года он стал почётным гражданином Ла-Платы, и в его честь назвали одну из улиц города.

13 февраля 2010 года в честь своего сотого дня рождения Франсиско Варальо был удостоен церемонии в городском театре «Колизей Подеста», на которой присутствовал Хулио Грондона — президент АФА и вице-президент ФИФА. Юбиляр, прибывший на торжество в сопровождении своей дочери, услышал много тёплых слов в свой адрес и получил продолжительные овации от всех присутствующих. В интервью, данном представителю ФИФА, Франсиско отметил, что до сих пор не может до конца справиться с разочарованием от поражения в том самом матче с Уругваем и помнит о нём даже больше, нежели следовало бы. В мае того же года, по просьбе учредителя Аллеи чемпионов в Монако Антонио Кальендо, заслуженный ветеран предоставил слепок своей ступни для создания и установки памятного знака.

Последние месяцы жизни Франсиско Варальо из-за бронхита, тяжело переносимого ввиду преклонного возраста,  провел в доме престарелых в городке Вилла Элиза, что в пятнадцати километрах от центра Ла-Платы, где врачи пытались продлить бывшему нападающему жизнь. Но дни шли, самочувствие ухудшалось, и болезнь не хотела отступать. Утром в понедельник 30 августа 2010 года в лечебнице своего родного города последний из игроков, участвовавших в первом чемпионате мира по футболу, скончался из-за респираторных осложнений в возрасте ста лет. В день его смерти «Бока Хуниорс» приостановила все внутренние мероприятия, а главный тренер команды Клаудио Борги проводил занятия с игроками за закрытыми дверями. Оба клуба, которым посвятил свою жизнь Панчо, выразили глубокую скорбь в связи со смертью одного из величайших спортсменов и кумиров, а в ближайшем матче «Боки» против «Сан-Лоренцо» футболисты почтили минутой молчания память легендарного нападающего, «пушка» которого теперь уже замолчала навсегда.

Денис Цаплинд

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s